«Атомная энергетика - никакой не ренессанс, а попытка реанимации…»
+17°
Сообщить новость
25.09.2009 03:26

«Атомная энергетика - никакой не ренессанс, а попытка реанимации…»

В начале сентября лидер известного экологического движения «За природу» Андрей Талевлин возглавил региональное отделение партии «Яблоко» в Челябинске. Не грозит ли свёртыванием экологических программ уход «зелёных» в политику? Андрей Талевлин ответил корреспонденту Lentachel на этот и другие вопросы.

Рейтинг:
«Атомная энергетика - никакой не ренессанс, а попытка реанимации…»

Им энергию – нам ядерные отходы

- Нет, не грозит. Продолжаем по-прежнему всю нашу деятельность. Сейчас проводим большую международную конференцию «Декомиссия -2009». Она начнётся 28 сентября. Там будут обсуждаться правовые, социальные, экологические проблемы. Мы отстаиваем принцип равной экологической ответственности и право на экологическую безопасность. Это нормально: если вы используете природные ресурсы, получаете энергию, то почему вашими ядерными отходами должны заниматься другие?

- Вы говорите о безответственности и недальновидности тех, кто разрешил ввозить в нашу страну отходы с европейских АЭС?

- В 90-е годы формировать бюджет было очень сложно. Когда тебе сразу предлагают 20 миллиардов, а по тем временам это колоссальные средства, то трудно не ухватиться за это решение. Был заключён контракт по продаже наших стратегических запасов высокообогащённого урана в США. Его там «разбавляли» и делали топливо для станций. Этот контракт долгосрочный, закончится только в 2012 году.

Дальше был заключён контракт – тоже долгосрочный - по ввозу к нам из Великобритании, Франции, Германии отходов не только отработавшего ядерного топлива, но и ядерных отходов, которые остаются при его обогащении – это гексофторит урана. Формально, конечно, завуалировали, якобы он ввозится на дообогащение. Но все отходы всё равно остаются в России. И эти контракты будут действовать до 2012 – 2015 годов.

- И ничего нельзя пересмотреть в них?

- Исполнено фактически процентов 70 этих контрактов . А пересмотреть, конечно, можно. Например, мы выиграли у правительства судебный процесс против ввоза отходов из Венгрии. Верховный суд написал в своём решении: если составляется контракт на переработку ядерного топлива, то должен обязательно прилагаться к нему контракт на вывоз отходов. Коли такого нет изначально, то ясно, что ввозится с тем, чтобы здесь оставить. Никому не интересно назад брать эти отходы.Примечательно, что когда Франция начала Германии по таким же контрактам отправлять назад отходы, немцы были жутко не согласны и прекратили всякие поставки. У них же закон принят в 2001 году о поэтапном отказе от атомной энергетики. Единственная европейская страна, в которой есть такое законодательно закреплённое решение. И до 2030 года они должны закрыть все свои атомные станции. Две уже закрыли. Причём, это решение Германии сложно давалось. Но оно было продиктовано экономически и экологически.

Они поняли, что рано или поздно всё равно придётся выводить из эксплуатации АЭС. А это стоит очень дорого. Поэтому строить новые атомные станции в Германии никто не собирается. Ну, и вообще в Европе de facto не строят новых АЭС с 1986 года, после аварии в Чернобыле. Ни одного реактора не поставили. За исключением того, который заложили год назад в Финляндии, на месте атомной станции, построенной ещё Советским Союзом.Это впервые за 20 лет. Вместо двух реакторов решили построить один и тут же столкнулись с очень большими проблемами.

Фирмы Cogima и Siemens выиграли конкурс на постройку этого реактора. Они планировали потратить три миллиарда евро. Но затраты выросли чуть ли не в два раза с лишним. И Финляндия отказалась платить: укладывайтесь в прописанную сумму договора.Siemens разорвал контракт с французской фирмой Cogima. И сейчас, по сути, этот контракт оплачивают французские налогоплательщики. Потому что фирма Cogima является дотационной. Но Франция вообще заложник атома. Там 76 процентов энергии от общего объёма вырабатывается атомными источниками. Для сравнения – у нас 12. А в Германии 30 процентов было.

- Но сейчас много говорят о ренессансе атомной энергетики.

- На самом деле, на российском уровне я вижу, что это никакой не ренессанс, а попытка реанимации. Какие были мощности в СССР, и какие сейчас. Жутко падает производство. Рано или поздно придётся выводить реакторы из эксплуатации. Какие только программы не принимались по строительству АЭС, ни одна не была выполнена. Вот уже третья программа принята. Результат можно предсказать.К сожалению, а может быть, к счастью, потерян большой научный потенциал в этой отрасли. И сейчас там очень сложно – заканчиваются громадные деньги. У нас ничего нового не строится, лишь достраивают реактор, который начали строить ещё в СССР, по тем старым проектам. Но через десять лет повально будут реакторы выводить из эксплуатации.

Нельзя постоянно продлять сроки, чтобы их содержать дальше. Большой объём придётся выводить. А на это надо очень большие деньги. Немцы вот так и посчитали. Оказывается, нужно столько средств затратить на закрытие, сколько и на постройку реактора. АЭС нельзя просто так бросить.

 «Яблоко» зеленеет

- Вроде бы ничто не предвещало, Андрей Александрович, что вы пойдёте в политику. Но 5 сентября это случилось. Вот вы уже 20 дней являетесь лидером челябинского «Яблока». Как вы это всё прокомментируете?

- Когда мы поняли, что идёт деэкологизация законодательства, решили бороться политическими методами. «Зелёное» движение в России всё равно есть. Причём, оно консолидированное, нормальное движение. Было принято общее решение создать партию. Но не получилось, в связи с тем, что законодатель ввёл изменение в закон о политических партиях, где нужно 50 тысяч членов партии вместо десяти.Хотя здесь президент Медведев сделал добрый шаг. Снизил эту планку на одну тысячу. А с 2012 года на две тысячи! Это смешно.

Об этом впервые прозвучало в обращении к Федеральному собранию и вызвало у всех надежды на существенные изменения. А когда прочитали закон, то просто посмеялись. Мы посчитали: у нас всего 24 тысячи членов. Приходили какие-то люди на съезде, предлагали, дескать, за несколько миллионов рублей «нарисуют» любую численность. Но мы принципиально не пошли на такую фальсификацию. Потому что нам нужна нормальная Партия зелёных, а не дутая. И было принято решение войти именно в «Яблоко». Трудное решение принималось. Многие были не согласны. Но из каких мотивов мы исходили?

Во-первых, «Яблоко» – единственная партия, которая целенаправленно отстаивала экологические интересы. Индикатором как раз послужило голосование по поводу закона о ввозе ядерных отходов. Все партии проголосовали «за», а «Яблоко» – «против». А к кому, не к коммунистам же идти, которые голосовали «за». Решили объединиться с «Яблоком», раз не получается создать свою партию.

- Интересно, но многими «Яблоко» воспринимается как экологическая партия.

- Сейчас мы в политическом процессе. Кстати, весьма показательно: я уже шестой человек из «зелёных», кто возглавляет региональное отделение партии «Яблоко». В Волгограде, Комсомольске-на-Амуре, у нас, в Челябинске, и ещё в ряде городов. «Яблоко» зеленеет по стране.

- Вот переродится партия, даже название менять не нужно.

- Название вполне подходит. Хоть и сложно, но, с другой стороны, это необходимый шаг. Никуда мы от политики не денемся. В Челябинской области нужно озвучивать экологические идеи на всех уровнях, любыми инструментами.

- Вы почувствовали какие-то преимущества от своего нового положения?

- Нет, на самом деле стало сложнее. Ведь политический процесс – своеобразный процесс. Как говорится, нужно молоко постоянно подогретым держать. Чуть расслабился – и всё! Про тебя забыли. Выборная кампания очень много времени занимает. Если изначально мы занимались исключительно «зелёными» проектами, в чистом виде, то сегодня мы вынуждены отслеживать политический процесс, выборную ситуацию.У нас уже не только экологические интересы, приходится учитывать социальные факторы. Наше движение становится социально-экологическим. Мы должны постоянно привлекать голоса избирателей.

- В Челябинске экологические проблемы не дают о себе забывать. Вот и недавно переполошились по поводу состояния воды.

- Сейчас уже власть заговорила об этом, потому что припёрло. Сколько мы писали о воде! В 2007 году в судебном процессе выиграли у губернатора, добившись отмены его постановления о сокращении водоохранной зоны. Все видели, как активно застраивается река Миасс. Если была водоохранная зона 100 метров, то сделали 30 в некоторых местах, для того чтобы застроить.Наше движение «За природу» уже несколько лет говорит о состоянии реки Миасс. Ну, а администрация города переносит акцент почему-то чуть выше течения. В Челябинске, дескать, всё нормально. Но если посмотреть, то на выходе из города река на 90 процентов является хозяйственно - бытовыми стоками. Река как природный объект утрачивает своё значение. Неправильно, когда прибрежную зону застраивают без ливневой канализации, без локальных очистных сооружений.

- Ведь этим напрямую должна заниматься экологическая служба администрации? Сотрудничает ли она с «зелёными»?

- У нас городская экологическая служба очень слабая. Здесь есть как объективные, так и субъективные причины. Во-первых, законом предусмотрено очень мало полномочий у муниципальных образований. Но с другой стороны, очень мало от этой службы инициатив. Я, например, не видел, чтобы они какую-то программу разработали. И нас они игнорируют. Вся экология у них заканчивается работой с бытовыми отходами. Да ещё выдают разрешения на снос зелёных насаждений.Но и с бытовыми отходами по-прежнему много проблем. Помните, японцы приезжали сюда. Когда наша страна подписала «Киотский протокол» о снижении выбросов парникового газа, то некоторые страны в рамках экологической помощи, за квоты, должны были выполнять какие-то работы. По этому международному соглашению японцы предложили бесплатно разработать проект об утилизации бытовых отходов в Челябинске.Проект состоял из нескольких частей. Во-первых, полигон по разделению отходов на фракции. Во-вторых, предложили сжигать отходы в одной из доменных печей на «Мечеле». Предложили и полигон по захоронению отходов. Японцы основывались на высоких технологиях. И на этом всё встало. Процедура показалась сложной и затратной.

- Что делать, если не хватает экологического мышления в обществе?

- Необходимо использовать просветительские шаги. Конечно, нужно менять мышление и расстановку приоритетов. У нас экологические интересы ставят на последнее место. Взгляните, как экологические требования подстёгивают экономику в мире. Современную газо-турбинную установку построить намного сложнее, чем атомный реактор.Потому что там высокие технологии. Даже ветряк современный у нас не делают - сложно. И при этом все говорят об эффективности, об энергосбережении. Создаётся впечатление, что на самом деле никто не хочет вводить высокие технологии в энергетику.

- Расскажите об инициативах, с которыми вы намерены выступить в ближайшее время?

- «Яблоко» сейчас разработало законопроект об уполномоченном по правам человека в Челябинской области. Стыдно Челябинской области не иметь такого уполномоченного. В Екатеринбурге институт уполномоченного существует аж с 1996 года. Практически во всех нормальных регионах он есть. А что у нас - с соблюдением прав человека всё в порядке? Ещё Челябинской области, извините за тавтологию, как воздух нужен закон о защите атмосферного воздуха. Экологической нормативной базы просто нет, так хоть бы в Челябинской области её создать.Повторю, всё дело в приоритетах. Если в Германии на природоохранную деятельность тратится четыре процента бюджета, то у нас выделяется лишь 0,07 процента. Постепенно всем придётся осознать: не всегда природа будет справляться с человеческими ошибками. Вот мы тут строим кардиоцентры, онкоцентры.. Но это всё - последствия. А причина – ухудшение окружающей среды.

766

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей