Александр ТАРАДАНОВ:«Нас ждёт глубочайший провал по рождаемости…»
+12°
Сообщить новость
09.11.2009 09:42

Александр ТАРАДАНОВ:«Нас ждёт глубочайший провал по рождаемости…»

Недавно стало известно, что российским семьям предложат контракт, согласно которому они будут обязаны рожать двух и более детей. Согласно программе, одобренной в Госдуме, содержание третьего и последующих детей государство возьмёт на себя.

Рейтинг:
Рубрика: Общество
Александр ТАРАДАНОВ:«Нас ждёт глубочайший провал по рождаемости…»

Прокомментировать эту новость корреспондент LentaChel попросил доктора социологических наук, профессора, заведующего кафедрой социологии ЧелГУ Александра ТАРАДАНОВА. И вот какой получился разговор. 

Женская инициатива

- Александр Ардалионович, похоже, ваша точка зрения о том, что материнский капитал не даёт никакого эффекта, начинает подтверждаться. Может быть, новая программа Госдумы поможет с ростом рождаемости?
- Если выражаться политкорректно, я расцениваю этот шаг как истерическую реакцию на ту ситуацию, которая нас ждёт. Это лучше, чем ничего. Но проку с этого не будет. Почему истерическая реакция? Потому что нас ждёт глубочайший провал по рождаемости начиная с конца этого года и минимум всю первую половину следующего. Вот сейчас ещё рожают те, кто девять месяцев назад забеременел, когда ещё кризис, так сказать, сильно не бил. А когда «врезал», народ массово пошёл на аборты.

- У вас есть цифровые данные?

- Эти данные пока не дают. Но у меня есть свидетельства специалистов. Правительство, напуганное предстоящим снижением рождаемости, мечется, пытаясь что-то сделать. Это первое. Второе - это инициатива женщин, а не семьи. А это разные вещи. Женщина и семья по-разному смотрят на отношения семьи и общества. Женщины смотрят сугубо прагматически. Им десять раз наплевать, какая будет польза для общества от ребёнка, от демографии… Они по-матерински инстинктивно, по большому счёту по-животному боятся за своих детей, за себя. Потому что если женщина не родила и в бизнесе не состоялась, то у неё возникают проблемы с социальной значимостью, самореализацией. И поэтому дети – это в некотором роде страховка её социального статуса. Но ей бы хотелось, чтобы её социальный статус не подрывал её материального положения.
- То есть женщина могла бы и не рожать?
- Могла бы и не рожать. Но у неё не получается, как у мужчины, в других формах социальной жизни. Она отстаёт и в бизнесе, и в науке, и в искусстве, и в культуре. Она всё равно занимает вторые позиции после мужчины. А вот тем, что она детей рожает, - выше любого мужчины. И это её гарантированный социальный статус – мать. Но к матери ей бы хотелось ещё состояние для себя и гарантии для потомства. Вот эта инициатива в Госдуме – как раз попытка дать женщине социальные гарантии. Хотя речь идёт о семьях. Я знаю авторов этой программы, как они всё это разрабатывали, как они борются за её реализацию. Читал их труды и монографии. Сплошь женщины, и у них женская точка зрения на эту проблему.
- Нас с вами женщины не побьют за такие высказывания?
- Та мода на гендерные исследования, которые сегодня в социологии, как раз отражение этой ситуации. Но всё-таки нужно найти разумный компромисс между, так сказать, двумя инопланетными цивилизациями - мужской и женской. У них совершенно разные ценности. У мужчин - тачки, тёлки, бабки. У женщин – цацки, шмотки, сказки. Надо объединить вместе наши цивилизации. У нас общая история живущих на одной планете. Никуда друг от друга не деться. Гендерная социология пытается эти проблемы решать. Но гендерная, как и вся наша социология, больше ставит проблемы, чем решает их.
- Почему новая программа не будет работать? - Кто будет определять такую семью, с которой можно заключить контракт? Это опять-таки государственная система. Для этой государственной программы государственная служба будет вносить свои определения. Следовательно, появится очередная бюрократическая структура. Значит, сразу встаёт проблема коррупции, с которой сейчас все борются. Специальные фонды в этом смысле перспективнее. Я не идеалист, коррупция там, конечно, тоже будет появляться, но фонд имеет прямую заинтересованность в повышении рождаемости. Его материальное благосостояние будет зависеть от того, насколько эффективно он обеспечит рождаемость в социально благополучной семье.
- Но как фонды смогут находить социально благополучные семьи?
- Например, у нас в университете уже есть опыт обнаружения таких семей. По одной из программ провели исследование, нашли, составили списки, взяли контактные телефоны и отдали одной из университетских служб. Там есть программа социального развития младших школьников, которая, по моим наблюдениям, довольно успешно реализуется. Основная идея этой программы – формирование мотивации к познанию из представления знания художественными образами. Можно научить понимать физику и математику с помощью, например, музыки. Есть такие специалисты, которые умеют это делать и получают фантастические результаты.
- Но денег-то вы не можете дать семье?

- Но мы можем создать условия для ускоренной интеллектуализации и социализации её детей. Мы создаём экспериментальные учебные классы на разных территориях Челябинска. Насколько я знаю, у нас такие классы есть в самых неожиданных местах. Там у детишек совершенно поразительные результаты.
- У всех детей?
- Да. Спасёт семейное благополучие
- Обстановка в стране на данный момент… Как бы вы её охарактеризовали?
- В целом обстановка с экономикой действительно стабилизировалась. И, наверное, вниз мы дальше уже не покатимся. Но что касается социально-политической ситуации, то мы с вами знаем эти результаты. В том числе выборы в московскую гордуму и другие.
- Скандал, много недовольных…
- Есть очень серьёзная проблема с саморазвитием населения и муниципальных образований, с формированием гражданской активности. Как её решать? Выход единственный - через семейное благополучие. Через стимулирование рождаемости в «действительных семьях», как их Гегель называл. То есть активно действующих, бьющихся, стремящихся, пытающихся чего-то добиться, ищущих чего-то в жизни. Поддерживая семьи через поддержку детей мы создадим очень большое количество стержневых, центральных мест. Вокруг них начнёт потихоньку распространяться область семейного, а за ним и социального благополучия. А за ним - и всё остальное гражданское общество. Только идущее на смену поколение, если мы с ним качественно поработаем, даст нам будущее.
- Сколько же времени понадобится?
- Я сделал расчёты. Мы можем выйти на уровень расширенного воспроизводства населения в условиях семейного благополучия через несколько лет. Эти несколько лет нужны для постепенного, хорошего, логичного разворачивания по России. Может быть, для начала в нескольких регионах.
- А в нашем городе или в области об этом думают?
- Я бы сказал, что в Свердловской области меня лучше понимают, чем в Челябинской. У них есть программы, в которые они включают некоторые пункты из моих разработок. Но, к сожалению, логичная и последовательная программа работы в условиях семейного благополучия и у них отсутствует. - Говорят о возрастающей социальной раздробленности общества.
- Как сейчас выглядит наше общество?
- Паршиво. Есть знаменитый показатель – децильный коэффициент: разница в доходах десяти самых обеспеченных и десяти самых нищих. Цивилизованный показатель – 1:10. Япония, Голландия, Швеция, Норвегия, Финляндия, Канада, Австралия и ещё несколько стран его выдерживают. У США уже 1:20. А у нас, по разным данным, от 1:30 до 1:50. А это сразу порождает недоверие населения к бизнесу. Недоверие порождает соответствующее отношение, выражающееся в отказе от активного участия в экономике и производственной деятельности. Как в Советском Союзе было: «Про то начальство знает, оно газеты читает». Сейчас говорят: «Про то начальство знает – оно много получает». Вот и всё: делаем, что нам скажут, а сами будем потихоньку подворовывать, где есть, будем устраивать какие-то аварии, чтоб лишний час не работать.


Социология понадобится


- Насколько востребована социологическая наука в стране в целом, и у нас в регионе в частности?
- Недавно на конференции в Екатеринбурге я услышал мнение, что в теперешнем виде социология управлению дать ничего не может. Отчасти согласен. Социология сейчас может разобрать по косточкам и разложить по полочкам. А надо бы показать тенденции и возможные результаты. То есть объяснить, что если сделать то-то и то-то, то получится вот такой результат. Не просто показать, а доказать, что будет так-то. Убедить управленца. Этого социология, к сожалению, в большинстве случаев пока не может дать. Социологические прогнозы, как правило, выдаются в трёх вариантах. Оптимальный, оптимистический и пессимистический. Но это же не прогноз. Для управленца нужен один вариант. А наши коллеги выдают в трёх, а то и в пяти вариантах. И управленец прав, когда говорит, что социология не всегда может дать обоснования, доказательства для принятия управленческого решения.
- Чем отличается наша социология от западной?
- То, что мы получаем от западной социологии, – это тот же самый позитивизм, какой сегодня и у нас в России. Очень может быть, что есть реальные инструменты, которыми они владеют, глубоко засекреченное ноу-хау, которое они никому не показывают. То, что они действительно владеют такими инструментами, показывают темпы роста их экономического развития, трудовой мотивации, уровня социальных отношений. Хотя у них свои проблемы. Их сейчас давит исламский мир, которому плевать на все европейские достижения, у которого свои логика и мотивация. Но во всяком случае начиная с сороковых годов Запад всегда выходил из кризиса. Социальная психология – теория человеческих отношений, которую сформулировали в США, стала очень популярной. Если вы хотите полного включения интеллекта и потенциала для получения экономических достижений, то и относитесь к работнику как к человеку. В старых американских фильмах сплошь и рядом звучало: «Всё, уволен!» В фильмах посвежее уже такого нет. В тебе видят личность. В последних моих работах по мотивации я говорю об этом. Мотивированный человек - тот, к кому относятся по-человечески. Тогда он выкладывается полностью. И только потом уже идут материальные стимулы. А на первом месте - человеческое отношение и уважение. Пока не могу наших бизнесменов убедить. Они все думают, и люди тоже думают, что чем больше платить, тем лучше будут работать. Нет! Только до определённого предела. До удовлетворения физиологических потребностей. Достиг уровня - деньги как стимул перестают работать. Включаются человеческие отношения, престиж.
- А образование имеет значение?
- И серьёзное. Причём как само образование, формирующее понимание того, что происходит в мире, так и формальное приложение – диплом о высшем образовании. Это играет очень серьёзную роль в мотивации и отношении человека к обществу, патриотизму. Доступность высшего профессионального образования весьма способствует любви к родине. Результаты исследования одной из моих аспиранток это показывают совершенно.
- Образование, семейное благополучие, гражданское общество и социально активное население. Всё так сложно переплетено. Вы надеетесь в обозримом будущем увидеть ваши идеи воплощёнными в жизнь?
- Я оптимист. И уже многое сдвинулось в положительную сторону. То, что я пытаюсь продвигать программу «Семейное благополучие», начинает находить поддержку. Представители власти уже начинают прислушиваться. Последние демографические результаты ведь ужасают.Требуется немедленно реагировать.

732

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей