«Мы взрываем гексоген»
-8°
Сообщить новость
12.11.2009 09:18

«Мы взрываем гексоген»

Генеральный директор завода «Пластмасс» поделился технологией выживания

Рейтинг:
Рубрика: Бизнес-среда
«Мы взрываем гексоген»

Принято считать, что государство обратило наконец более пристальное внимание на оборонную отрасль, в которой сосредоточен основной научный и промышленный потенциал страны. Пиар-усилия по созданию этого мифа заметны. Но собственно государственного внимания на деле к отрасли нет. Опыт предприятий военно-промышленного комплекса на территории Челябинской области свидетельствует: оборонные заводы по-прежнему предоставлены сами себе. Государство не спешит рассчитываться с ними по своим долгам. И тем более не торопится помочь в кризисной ситуации.

Выжить и строить долговременные планы развития способны единицы, сумевшие вспомнить забытое слово «конверсия». Завод «Пластмасс» оказался в числе этих немногих. Примеры таких предприятий, как АМЗ и «Станкомаш», проблемы которых копились десятилетиями, иллюстрируют отношение государства к оборонке особенно ярко. Рискует сейчас попасть в число по сути брошенных государством и миасский автозавод «Урал», вокруг пролонгации контракта которого с Минобороны сейчас столько неясностей. Между тем этот контракт составлял без малого половину объёмов производства. Ничем не проще ситуация у копейского завода «Пластмасс», которому военные задолжали астрономическую сумму. Однако это предприятие нашло-таки выход. Генеральный директор Вячеслав Шестопалов рассказывает о деталях ноу-хау уже без особой охоты. Десятка два федеральных средств массовой информации за последние годы брали у него по этому поводу интервью. Когда путь пройден, вспоминать его не очень интересно. Интересно, что будет дальше.
- Вячеслав Юрьевич, за пять лет директорства вы по большому счёту решали одни и те же проблемы. Долги государства по военным контрактам, обещания вовлечь завод в серьёзные проекты…
- Ну не одни только обещания, слава богу. У государства действительно масштабные планы работы. К некоторым из них привлекают и нас. Хотя с Министерством обороны пока очень трудно идёт работа.
- Сколько вам должно Минобороны?
- На сегодня более 120 миллионов рублей.
- Как же завод выживает в таких условиях?
- Мы не надеемся только на государство, а сами развиваем новые направления. Например, взрываем гексоген и получаем наноалмазы.
- Насчёт гексогена звучит устрашающе. А с наноалмазами вы стараетесь соответствовать государственной моде?
- Нет, мы ищем точки приложения своих сил и способностей. Нанотехнологии – это наша тема. Именно это направление позволяет нам выживать и развиваться. В декабре 2005 года прежний директор ФГУП «Пластмасс» Станислав Брынов, проработавший чуть больше года, был задержан в Москве. Против него возбудили уголовное дело по факту невыплаты заработной платы работникам предприятия. Предшественник Брынова тоже «отличился». Усилиями этих директоров и тех, кто за ними стоял, дело шло к банкротству знаменитого завода. Годовые объёмы производства составляли менее 400 миллионов рублей, тогда как для простого выживания предприятию необходимо было в два раза больше. Похоже, существовал некий план уничтожения предприятия и его распродажи по частям. Приход такого человека, как Шестопалов, напрашивался.
- Вячеслав Юрьевич, как вам удалось сохранить производство? Многие считают, что вы совершили невозможное. Другие оборонные предприятия фактически прекращают своё существование. А у вас всё происходит вопреки общей тенденции.
- Тут дело не только и даже не столько во мне. Коллектив у нас хороший. Наработки серьёзные. Хотя, не скрою, пришлось приложить немало усилий, чтобы вытащить завод из долговой ямы. Кроме того, за первые два года моего директорства мы пережили три попытки рейдерского захвата предприятия через процедуру банкротства. Некие фирмы пытались скупить наши долги у банка «Снежинский», чтобы ввести на заводе внешнее управление. Наше предприятие имеет очень выгодное расположение – в непосредственной близости от Челябинска. Лакомый кусок земли площадью более 600 гектаров давно привлекает отдельные бизнес-структуры. Однако мы погасили долги перед банком и картелем «Промснаб». И уже по итогам 2006 года объёмы производства выросли в полтора раза.
- Именно тогда вы запустили новое производство…
- Для начала небольшая справка. Как вы знаете, мы производим взрывчатые вещества. Тротил при взрыве выделяет экологически опасные отходы. При взрыве возникает бурое облако, плохо влияющее на экологию. Челябинск окружён карьерами. Во многих из них при проведении работ используется взрывчатка. В результате для жителей как минимум пяти районов Челябинска создаётся опасная экологическая обстановка. Решение проблемы нашлось - применение эмульсионно-взрывчатых материалов. Это взрывчатка нового поколения. При взрыве образуется белое облако, которое не несёт никакой экологической опасности. Два года назад нами было создано принципиально новое производство. Возможно, впервые за 20 лет в оборонной отрасли Челябинской области случилось такое. Мы запустили производство промышленной взрывчатки нового поколения. В течение месяца получили опытную продукцию, провели лабораторные испытания, взорвали первые образцы взрывчатки. 2007 год сложился трудно. В стране были приняты новые правила заключения договоров по реализации государственных оборонных заказов через конкурсы. Эти правила вызвали много путаницы, завод не вышел на запланированные объёмы производства, заказ на которые был сделан государством. Законсервированные площади, которые нельзя было ни продать, ни перестроить, сдавались в аренду различным предприятиям. Служба судебных приставов пыталась реализовать неиспользуемое имущество через аукцион.
- На тот момент было решено, что завод поделится на две структуры: «Выстрел» и «Кристалл».
- Задачей «Выстрела» мы видели отстраивание отношений с традиционными военными заказчиками. «Кристалл» должен был развивать производство гражданской продукции. - Тема нанотехнологий выросла на почве соединения того и другого? - Мы шли к этой теме давно. Сперва создали шашку для синтеза детонационных наноалмазов, первые промышленные партии поставили Белоруссии. Когда в России направление нанотехнологий было признано приоритетным, решили комплексно подойти к реализации данного направления. Синтез наноалмазов, их очистка для промышленного применения и производство конечного продукта, в котором присутствуют нановещества. По этому поводу заключили соглашения с научными центрами Москвы, с ЮУрГУ. С нами стали работать Петровский научный центр, челябинская компания «Ферросплав», участвующая в производстве мелкодисперсных материалов.
- Одно время вы говорили, что оборонке нужны вертикально интегрированные холдинги. И вот наконец возникли госкорпорации.
- Наш завод должен войти в состав Ростехнологий. Де-факто мы уже там. До конца года акционируемся и вольёмся в структуру Ростехнологий де-юре. Кроме того, пытаемся получить финансирование от Роснано. У нас есть что показать. Те наноалмазы, которые мы уже получаем, продаём российским потребителям и зарубежным. В их числе научные центры, а также некоторые производства. Например, те, что выпускают краски. Так как нановещества меняют традиционные свойства материалов.
- У вас на заводе создано специальное производство наноматериалов?
- Правильнее будет сказать, что у нас создано опытное производство по получению наноматериалов. Например, мы разработали проект по получению из утилизированного гексогена шихты – пасты, которая содержит наноалмазы. Полученная алмазосодержащая шихта поставляется предприятиям, ведущим её химическую очистку с целью получения различных видов наноалмазов. Наноалмазы используются в виде паст и порошков в машиностроении, производстве буровых работ, обработке керамики, производстве абразивов, системах магнитной записи и даже медицине. Наносубстанции могут использоваться в энергетике (как добавка к топливу), многих других отраслях.
- А что за проект по отмыванию боевых снарядов? Это тоже связано с нанотехнологиями?
- Наш завод стал единственным в России предприятием, которое занялось работой по уникальной технологии утилизации боеприпасов не путём взрывов или закапывания. Мы решили боеприпасы… мыть до блеска! А чистые каркасы орудий заполнять песком и опилками. Вода для мытья боеприпасов поступает под давлением 700 атмосфер. Что в 200 раз больше напора, с которым идёт вода из обычного крана. Каждый снаряд «купается» восемь минут. За это время взрывчатое вещество полностью вымывается из корпуса. Проектная мощность комплекса не менее 300 тысяч снарядов калибра от 100 до 152 мм в год.
- А что всё-таки будет с долгами Минобороны?
- Трудно сказать. Мы ожидали погашения долгов ещё в августе. Месяц назад губернатор Сумин направил письмо министру обороны Сердюкову с просьбой погасить долги перед нашим предприятием. Ответа пока, увы, нет.
- Основная номенклатура производимой продукции у завода «Пластмасс», выходит, вынужденно изменилась.
- Мы продолжаем выпускать боеприпасы для ствольной артиллерии, неуправляемые авиационные ракеты класса «воздух - земля», промышленные взрывчатые материалы. И с недавних пор – наноматериалы. Пока многое делаем за свой счёт, хотя выполняем по сути государственную задачу. Приоритетную государственную задачу.
Для справки
НАНО... – приставка для образования наименований дольных единиц, по размеру равных одной МИЛЛИАРДНОЙ доле исходной единицы. Обозначения: русское – Н, международное – N. Например, нм (нанометр). Нановещества позволяют формировать новые пространственные структуры на молекулярном уровне. В мире известно более чем 1400 нановеществ, разбитых по 22 областям применения. Существуют нанобетон, нанобумага, наноалмазы, нанооптитка и даже наноклей. Нанотехнологические продукты сейчас представляют собой лишь некоторую инновационную модернизацию уже имеющихся товаров. Появление углеродных нанотрубок, нанокомпозитных структур или наночастиц, в частности нановещества, используется в производственном процессе, но не приводит пока к созданию товаров для массового рынка. Однако есть и серьёзные достижения. Так, два года назад российские учёные на основе железа и никеля создали нанопорошок, побеждающий рак.

Популярное
Лента новостей

Нашли опечатку?