+12°
Сообщить новость
19.11.2009 09:18

Секреты блистательного правления в сфере образования

Что такое директор школы? Удивительная фигура, встроенная в сложную архитектуру школьной жизни...

Рейтинг: 1 5.0/5.0
Секреты блистательного правления в сфере образования

Иной на этом посту устроит феодальное хозяйство, где льются невидимые слёзы зашуганных учителей. Другой же разведёт «богадельню» с чаепитиями и застарелыми традициями, пугаясь нового, как чёрт ладана. Третий следит за ртом начальства - услышать команду, чтобы немедля разбиться в лепёшку…Разный директор бывает. Кого только не выносит зигзаг судьбы на первое место в школе. Но вот настоящего директора, стопроцентного школьного лидера встретишь редко. Факт, установленный многими учителями. И если доведётся поработать с таким директором, годами потом вспоминаешь справедливое, мудрое, значит, блистательное правление, прощая всё. Во всём её облике и даже в голосе проступают величавые черты - что-то ахматовское, что-то от российских императриц, что-то простое, трогательно народное, материнское. Впрочем, своим голосом она как превосходный педагог вольна управлять, сообразуясь с обстоятельствами.

Знакомьтесь: Наталья Александровна ПАТОЧКИНА. Уже не директор школы. Сегодня преподаёт педагогику и историю педагогики студентам. Заслуженный учитель, отличник народного образования, кандидат педагогических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой физической культуры и спорта ЮУрГУ. Мы договорились встретиться и поговорить. Всего три вопроса - о детях, об учителях и о директорстве.

Несколько штрихов из личной карьеры

Наталья Паточкина закончила институт в Петропавловске. Училась хорошо, поэтому имела преимущества при распределении. При этом ей предлагали пойти в аспирантуру. Но отец Натальи, суровый рабочий-железнодорожник, сказал: «Какая может быть наука, если ты ни дня не работала в школе?».

- Я, как дурочка, попёрлась в школу, - со смехом вспоминает Паточкина, - попала не в обычную образовательную, а в школу-интернат. Руководил тогда ею известный на всю страну Григорий Максимович Кубраков. Этот интернат был в то время образцово-показательным. На первом году работы Натальи на уроке побывал замминистра просвещения Казахстана. - Не потому что я звезда, а пришёл посмотреть, как работают молодые кадры… В кабинет к молодой учительнице вошёл с целой свитой. Пришлось понервничать. Интернат внедрял систему Антона Семёновича Макаренко. Сейчас-то вспомнили об этом. - У нас там были сто гектаров земли с комбайнами, разновозрастный отряд и всё, что полагается, - рассказывает Наталья Александровна, - да ещё совет самоуправления. В общем-то вместе с ребятами мы много работали. И меня, молодюсенькую девочку, сразу выбрали председателем совета самоуправления единого коллектива взрослых и детей.

Хитрый был шаг. Оказывается, я была организатором по воспитательной работе, но «забесплатно». Кубраков мне очень много дал как руководитель. Он держал всех в ежовых рукавицах. И для него действительно дети были на первом месте. Всё делал для них. У нас ведь были тубинфицированные дети. Они полгода лежали в больнице где-нибудь, а потом их привозили в наш интернат и сразу в такую команду. Там было очень интересно...

Через несколько лет Паточкина переехала в Челябинск. Год отработала учителем в 132-й школе. Потом перешла в школу № 100 организатором. Работала с Александрой Сергеевной Злотник, которая была заместителем заведующего гороно по воспитательной работе. - Она как-то меня сразу заметила, - делится воспоминаниями Наталья Александровна. - Мне в начале карьеры везло на людей. Я работала с сильными управленцами. В 30 лет стала директором 128-й, большой школы в Ленинском районе. Заставили вступить в партию. Отработала три года. Родила сына. Год работала методистом в гороно. И вот назначили в новостройку - школу № 153. Почему в новостройку? Начинать легче. Ты сам отбираешь людей в школу. Здесь тебе предстоит обживать каждый угол, создавать традиции и уклад с чистого листа. Ты можешь подбирать учителей под себя, и потом люди приходят «на тебя». Это уникальный случай, чисто лабораторный, когда на твоих глазах происходит становление коллектива. Ты закладываешь всё, что хотел.

Когда я пришла в 128-ю школу, учителя ещё вспоминали своего первого директора. Хотя после Машковой там сменились директора три. Коллектив принял меня, но это был очень сложный процесс.

Слово о детях

- Я всю жизнь была уверена, что дети всегда остаются детьми. Не меняются, - размышляет Наталья Александровна. - Работаю в образовании, слава богу, уже 35 лет. Не могу сказать, что сегодня дети стали другими, хотя многие преподаватели об этом говорят. Дети стали несчастнее – вот это точно. Потому что им уделяется сейчас очень мало времени. И в первую очередь родителями, потому что институт семьи почти разрушен. У нас только говорят, что нужно поднимать семью. Но мы знаем такие явления, как гражданские браки, где отец мало за что отвечает. Мы говорим об одиноких женщинах, которые рожают детей для того, чтобы родить, выполнить свою детородную функцию. Они по большому счёту одиноки. Но человеческие качества детей, душевность неизменны.

Вот уровень образованности нынешних ребят сегодня падает заметно. Это связано, наверное, с компьютеризацией в какой-то степени. Ведь у ребёнка не развивается воображение. Он всё воспринимает визуально. Вообще не работает воображение. Почему? ЕГЭ заформализовал любой предмет. Потому что учителя литературы не учат их писать и говорить. Их натаскивают на ЕГЭ. Ребята сейчас мало того что не читают - они уже и телевизор не смотрят.

Школе надо менять подходы к ребёнку. Это педагогическому коллективу, конечно, трудно. Если оторвать детей от компьютера, значит, надо дать им интересные формы деятельности. А что можно предложить? Невероятно сложная задача. У моей приятельницы ребёнок пошёл в школу. Мать записала его в кружок выразительного чтения. Сын вернулся после первого занятия, у него от восторга горят глаза, он говорит: «Учительница принесла нам такой большой чёрный диск (пластинку)! Поставила его на крутящуюся штуку (проигрыватель)! Там дяденька читал сказку - так интересно!». Вот вам пример, как надо развивать слуховую память, воображение. А сегодня классы ломятся от компьютеров, интерактивных досок, демонстрационной аппаратуры. Сплошное зрелище, но нет результата.

Директор как он есть

Проработав директором школы № 153, Паточкина стала заведующей Центральным роно, которым успешно руководила два года. Но школу какое-то время лихорадило – не могли подобрать директора. - Я до ухода из 153-й школы на 100 % была уверена: ничего не изменится. Так нам вбивали в голову: ты уйдёшь, придёт другой, и школа останется на месте. Ты чемодан свой поставишь, его тут же подберут. И я, когда уходила, была уверена, что моя школа лет пять выдержит то, что было сделано. Ведь осталась команда. Я уверена была в своей команде. И только позже поняла, что личность директора действительно решает всё. Приходит другой, и от того, каким он будет, зависит всё.

- А есть ли у нас «места, где учат на директора»?

 - На сегодняшний день нет серьёзного обучения или отбора директоров. Конечно, психологический фактор занимает первое место. А новых директоров сверху приучают к работе с документами. Бумажки, бумажки… А директору нужны силы, нужно время, чтобы общаться и с учителями, и с детьми. Отношение к педагогическим кадрам обычно какое? Требования и требования. А ведь мотивация должна быть. А мотивация бывает не только материальной. Мы в коллектив идём в каком случае? Когда нас там оценивают правильно. За плохое - поругают. За хорошее - похвалят. То есть когда нас видят, когда мы не винтик, а значимая часть системы, которая должна работать, и правильно работать. А директоров если готовят, то финансами заниматься, документацией. Не дай бог, запятая не так поставлена. А директор должен быть человеком творческим, причём настроенным на людей.

- И всё-таки как становятся директорами школ?

- Есть ЧИППКРО - там должны готовить. Назначили нового директора, его обязательно должны подготовить. Директор-то ведь родом из учителей, из завучей. Его нужно учить. Он должен пройти все ступени. Но прежде всего директор должен быть личностью, мотивированной на деятельность. Это надо проверять, надо отбирать. Должен быть резерв тех педагогов, которые могут работать директорами. Управленцам надо серьёзно этим заниматься. Потому что сейчас в школе больше проблем, чем было. Был хороший опыт при коммунистах - кадровый резерв на каждую должность. Меня держали в резерве и готовили к этой должности, даже психологически настраивали. Когда была директором школы № 128, стояла в резерве на должность третьего секретаря райкома партии и заведующей роно.

- Когда вы шли руководить в новостройку, у вас был свой особый проект?

- Тогда мне очень хотелось сделать школу, в которой ребятам было бы уютно и интересно. Знаете, директоров распределяют по типажам. Один - хозяйственник, другой - завуч, третий - пионерский вожатый, четвёртый - завхоз. А я как была организатором воспитательной работы, наверное, так и проявляла себя. Конечно, пыталась всё остальное сделать. Сейчас, анализируя прошлое, вспоминаю, что ни минуты не сомневалась, что я из этой школы сделаю хорошую школу. Ни минуты не сомневалась, что я всех «построю».

- «Строить» - в этом есть какие-то секреты, приёмы?

- «Строить» школу, «строить» людей на доброе дело – это одно. Они могут сопротивляться. Но опять вспомним Антона Семёновича Макаренко. Он говорил, что на первом этапе строительства коллектива, каким бы коллектив ни был, если вы будете предъявлять разумные требования, у вас обязательно появятся сторонники. И это нормально. Я это не оформляла в какую-то определённую теорию, но думаю, что сначала действительно были разумные требования. Чтобы работать, нужно было хоть какой-то порядок навести.

- Известно, что вы в разных делах всегда выдвигали людей на передовые позиции… Зачем это вам?

- Черта характера. Где бы я ни работала, мне всегда хотелось, чтобы людей увидели, отметили хороших работников. Я сейчас смотрю на директоров, которые окружают себя дурьём. Меня это вообще удивляет. Тогда чего вы добьётесь? Человека же надо показать, заставить. Человек порой даже сам не знает, что он может. Когда работаешь на людей, получаешь результат. Я всегда выстраивала общую стратегию на конкретных людях. С талантливыми людьми, с профессионалами руководителю работать очень сложно. Легче с дураками. Вот с теми, которые лебезят, - это проще. Но с ними ничего не добьёшься. Мне было с такими неинтересно.

- Директор и подхалимство – обычное дело. Вы ведь с этим встречались?

- Когда пришла директором в 128-ю школу, я вообще аховская была. Глаза в пол-ложки, что сказала, то сказала – в лоб. Я сейчас ничего не боюсь, потому что меня уже ничем не напугаешь, а тогда ничего не боялась от молодости. Ко мне пришла учительница лет на 20 старше меня. Она мне сказала: «Наталья Александровна, я вам буду всё рассказывать про всех». В понедельник на совещании вслух перед всеми я ей сказала, чтобы не смела ко мне подходить с такими вещами. Больше никто не смел наушничать.

Слово об учителе

- Учителя сейчас, я считаю, несчастные люди. Почему? Потому что о них все думают только на словах. Это каторжный труд. Я могу теперь сравнить, сидя вот здесь. Самая больная категория у нас - это учителя. Психически больные, физически больные. Потому что такая нагрузка. Никто не занимается их здоровьем, здоровьесберегающими технологиями. Больной учитель здорового ребёнка?! Учитель не имеет права слова и права голоса. Программу он теперь не выбирает, воспитательные аспекты за него определяет кто-то. Может быть, я ошибаюсь. Но смотрю, что ни материально, ни морально никто учителя не поддерживает. Причём, брошены учителя на глупую переписку каких-то бумаг, журналов, от которых все они страдают. Аттестация – шок для них. Зачем учителя вводить в шок?

Я в каникулы всех распускала - идите погуляйте, почитайте, поваляйтесь, отоспитесь. От вас здесь толку всё равно никакого. Зато придёте в себя. Но ведь сегодня хронометрируют за учителем. Пришёл в 9.00, ушёл в 15.00... Зачем? Учителя попрекают - государственные деньги! А сколько государство недоплачивает учителю? Я считаю, что учитель должен быть отдохнувшим и творческим. У нас в стране укоренено позорное явление. Отношение к нижестоящему человеку ужасно: «Я - начальник, ты - дурак». Так нельзя. Получается аппарат подавления, а не школа. Директор копирует эти отношения. К директору вышестоящие начальники тоже так относятся: ты - никто. Сейчас везде говорят о человеческом факторе, о гуманистическом подходе. Но это очередная декларация. Поэтому учитель такой загнанный. Он уже озлобленный - скоро бросаться на всех начнёт. Учитель сейчас в такой ситуации, когда с ним даже не играют в демократию - просто прижали документами и нормативами.

С кем работать хорошо

- Самый трудный состав в управлении у директора – это родители. Они стали хуже намного. Дети – всегда дети. А родители хуже. Во-первых, у нас все родители с высшим образованием. У нас ведь оно «всеобщее». Некоторые с жиру бесятся. Мама дома сидит, но няню для ребёнка нанимает. А вторая категория – это замученные жизнью родители, которые тоже на всех готовы бросаться. Для меня хуже, чем общение с родителями, вообще ничего не было.

Особенно невыносимы несостоявшиеся педагоги, те, кто образование имеет, но в школе ни дня не работал. Это ужас.

- Как теперь работается учителю? Самочувствие учителя от директора всецело зависит?

- Тех, кому кажется, что учителю хорошо, я не знаю. За такую унизительную зарплату? Сейчас происходит старение кадров. А кто из молодых пойдёт на такую зарплату? Лучше вообще сидеть дома, как они говорят. А ведь есть очень хорошие ребята, я бы хотела, чтобы они в школе поработали. Но не выживут. Сейчас соблазнов очень много. Мы шли на низкую зарплату, но тогда все были в одинаковой ситуации. А директор и учитель работают в одной связке. Тут уж всё зависит от конкретного человека.

- Что же самое трудное в школе?

- Дети. Вся жизнь ради них и вокруг них. Общение с детьми - это такая затратная часть. Они же действительно из тебя пьют все соки. Чтобы учителя хоть услышали, приняли, надо принять детей как людей. Это психологически непросто.

- Но директором быть лучше, у него есть власть? Что это такое – власть?

- Учёные считают, что главный мотив для педагогов - это мотив власти. Удивительно. В нас, учителях, подспудно это сидит. Но власть бывает разной. Власть знаний, информации. Любая власть требует огромных затрат. Или учись, или совершенствуйся. А то ведь «вынесут» из класса. Я знаю, что могу подчинить себе детский коллектив. Суггестивное качество во мне заложено. Лидерские свойства, умение заставить людей делать нужное. Это обязательно должно быть у руководителя. Психофизиология должна быть соответственной. Много мне приходилось подбирать людей на должность директора. Скажу откровенно: невозможно подобрать человека через собеседование. Но дай ему власть на пять минут - и сразу узнаешь человека. Голову сносит от власти.

- Нехорошая это штука - власть?

- Нехорошая. Но смотря как к ней относиться и как ею пользоваться.

Сергей Таран

648

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей