Левило вместо правила
+16°
Сообщить новость
02.12.2009 12:34

Левило вместо правила

На привычный зов «кис-кис», как обычно, явится ваша кошка. Скучно до ломоты скул. Извините меня, измените порядок букв, произнесите: «икс-икс». Увидите удивительную игру – игрек.

Рейтинг:
Левило вместо правила

В ней нет правил, только левила с лёгких локтей озорных мальчишек. Правила - забота учителей и забавная зевота классной детворы.

- Сколько весит центр круга?

- Ой, ребятки, простите, не знаем.

- Зря, это удивительно просто - центр круга весит центнер.

- Ладно, а сколько весит сам круг?

- Про сам совсем не знаем, детки.

- А он не весит.

- Не может быть, безобразие какое-то.

- Может, вы его ещё не нарисовали?

У учителей не хватает сквозняков в головах и свежести невежества. Левила нужнее и важнее правил, они из лепета ладоней слеплены.

- Прикиньте, что если Р втиснуть между хохотом и ответом…

- Дети, беда, бардак будет.

- А вот не угадали. Получится ХО-Р-ДА!

У взрослых оси координат, у нас - осы. Осы веселее осей. Вот учителя талдычат о тождествах, а это просто тоже детство, которого им не досталось. Взрослые линейно зависимы, их прямолинейность – недуг, который необходимо лечить. Учителя, учите ЛЯ, но и ДО следует учить, и РЕ, и МИ, и ФА - в этом соль педагогики, а не в ЛЯ-ЛЯ.

- Детки, а детки, что такое факториал?

- Поперечный минус с точкой.

- Неправильно.

- Зато левильно. Их скудоумие пахнет пылью скук со всего света, их интегралы не икают, окружности не охают. Редкий радиус такое выдержать может. С их указок не сказки свисают, а мел на пол сыплется.

- Дети, внимание! Вы слыхали, как поют дрозды?

- Да, конечно, три четырнадцатых, три четырнадцатых.

- Неправда.

- Да левда это, левда!

Они не знают пол-овала, пытают полиномы полынной горечью уст. До них не дошло, что лучший вектор – луч.

- Ребятки, что такое трапеция?

- Это трепет усеченного треугольника у доски.

- Боже, какой ужас!

Им не понять, что угол угнали и все остались с носом, а его высота высунулась и что-то вынюхивает в наших тетрадках. И губы их взбесились от бессилия биссектрисы уст, и радость кривизны им не по зубам. Урокеры, одним словом. В грамматике разбираются, а до киломатики, как до Луны, лететь и лететь.

- Урокеры, отгадайте. Чётное простое, радуга и два Льва Толстых. Что это такое? Думать следует левильно, правила вам не помогут. Преподаватели при подиуме, их следует называть приподивателями – удивляют, и не более. Их тангенсам в тетрадках аргентинского танго не сплясать никогда. И бедной симметрии до сиамских близнецов, как розовому ромбу до улыбки параболы с логарифмом в натуре. Тождество тоже детство, но не каждый тетраэдр готов воплотиться в великолепие египетских пирамид. Педагоги, хватит вам, как попугаям, твердить на каждом уроке: «На ноль делить нельзя, нельзя делить на ноль». Можно и нужно! Делить не на ноль - абсолютное жлобство и лабуда. И корни, пожалуйста, не троньте - они не квадратные, они из детства.

- Икс-икс!

- Вызывали?

- Я игрек. Игорёк по метрикам.

- Что хочешь, мальчик?

- Огонёк из глаз пристроить.

- Ты подари его учителям.

- Зачем, Икс-икс? Они двух нот связать не могут.

- Пойми, Игорёк, от огня у ребят глаза засветятся.

- А как не получится?

- Тогда собери все линейки и указки и сожги на школьном дворе. Костёр живой, у него одних боков больше, чем у человека.

- А как уроки вести станут?

- Лекала подсунь, они вмиг линейную зависимость излечат. И вот явились учителя в школу, а там шаром покати: ни линеек, ни указок, ни прямых углов - одни параболы с гиперболами балуются и эллипсы улыбку от фокуса до фокуса тянут-тянут, вытянуть не могут. Загалдели педагоги на разные голоса:

- Неверно! Неверно!

Дети с испугу ответили:

- Вирно!

Обрадовались учителя, давай хором скандировать:

- Ошибочка вышла, там не И, а Е, тащите журналы, двойки начнём катать. И тут до одного дошло ДО, и РЕ врезалось, и МИ мило улыбнулось.

- Коллеги, ФА, уймитесь, дети правы. «Вирно» произошло от великого слова «вира», что означает «вверх». Вот так в школе появился учитель, у которого не У заглавная, а Ч - он человек. А если есть один учитель, это уже школа. Остальные научатся, а кто не захочет, тому проскандируем:

- Майна! Что означает «май на дворе». На диплом иди колымить, Коля.

- Икс-икс!

- Что не так, мальчик?

- С учителями так, с родителями что делать?

- Что делать, что делать? Переводите условно.

- Спасибо, Икс-икс.

- Не унывай, Игорёк, дел у тебя по горло. Что молчишь?

- Левда!

- Вирно, мой мальчик, всё вирно!

- Дети, где центр тяжести человека?

- В ногах?

- Почему?

- Он на них стоит?

- Не в ногах - там правды нет.

- Допустим, человек на голове стоит. Где центр тяжести?

- Тогда в голове?

- Ребята, центр тяжести - точка.

- Может, в сердце?

- В пупке он на точку похож.

- А где центр тяжести предложений, которыми мы общаемся?

- В конце!

- Почему? - Там точка.

- В наших предложениях вопросительный знак, точку ставить слишком рано. Настоящий учитель не тычет ручкой в дневниках, не чиркает в тетрадках, он убирает лишнее, как великий Врубель, а себя - на потом, главное - дети. Хороший учитель обязан обходиться без слов. Мимика выше, чище слов. Широта улыбки учителя находится на экваторе. Не умеешь улыбаться - губы в трубочку и дуй.

- В стародавние времена у четырёхугольника родилась дочка-красавица с загадочным именем Трапеция. Долго думала-гадала, как отблагодарить отца за жизнь. А как подросла, поумнела, преподнесла папе внука. Кто скажет, как его зовут? Смелее, при рождении он весил пару граммов.

- Параллелограмм.

- Вирно. Рос-рос и понял: лучшее занятие на свете – жизнь. Женился и порадовал маму Трапецию двумя сыновьями. Один из них прямо вылитый дед, другой получился розовым, как листочек.

- Прямоугольник.

- Левда, а как другого назвали?

- Ромбом.

- Я рад за вас, детки. На уроках следует ввести сон- и санчасы - они повысят умственную активность.

- Детки, подъём, к вам дроби пришли, ваши друзья закадычные.

- У человека – чело, у дроби – числитель. Человека по одёжке встречают, дроби - по знаменателю. Чем он меньше, тем дробь выше. Человеку есть о чём призадуматься.

- Вы домашнее задание дать забыли.

- А зачем его давать? Оно внутри вас бьётся. Урок – песня, а после…

Каникулы, как акулы, пожирают жадно живые островки знаний. Взрослые не понимают сути правил. Правила придуманы для экономии времени. Времени думать о левилах.

- Худая у тебя кривая вышла, подкорми-ка её мелком. Вот так, другое дело.

- Внимание, а сейчас ради вас на арене радиан! В нём скромность соседствует со скоростью. Радиан – родина тригонометрии. Геометрические фигуры без радиана голы. Взрослые особи путают веру с вирой. В вере - надежда, в вире – полёт. Нажившись, не познав левил, они правду считают поворотом ума, а правда – путь и левда - путь, но другой, более трудный, непредсказуемый.

- Дети, по левилам, уравнение – прятки. Икс-икс прячется, вы ищете. Кто находит, раскрывает лучики ладоней.

- А как его искать?

- Левда дорожного движения одна: перебежал с одного берега на другой, смени знак. Не сменил, поверти пальцем у виска, сам сменится.

- Наши родители позабыли, как играть в прятки.

- Ладно, для взрослых уравнение – весы, где правая чаша левую не перетягивает.

- Даже если очень захотеть?

- Если очень захочется, сотри лычки младшего сержанта, делай любые глупости в бывшем уравнении.

- Скажите, а у тождества есть воинское звание?

- Тождество – сержант.

- Значит, тоже детство старше по званию уравниловки?

- Конечно, дети, выше вас только небо.

- А взрослые где?

- Ими на прямой все места заняты, не просунешься. Родительские собрания следует переименовать в праздники. Пусть встревоженные папы и мамы поют и танцуют от радости, что их дети дышат свежими ветрами знаний. Знания, как и воздух, всем доступны и не имеют цены. Измерять знания в баллах глупо. Они не шторма и не землетрясения. Баллами баловать необходимо учителей. Штормит - значит, наш. Мелкой рябью пошёл за дверь, пусть дрожжами торгует. Частица ДИ в слове «директор» ошибочна. Он должен всеми фибрами души осознавать: главная забота – дети, а не унитазы. И завуч не только звук, но и участие.

Если масса покоя мысли не равна нулю, такой мысли не место в школе. Надрывный крик: «Надо учителя, надо учителя» - несовременен. Школе необходимы наноучителя - других не надо.

- Не губи куб, идиот.

- А куда его вписывать?

- Иди с цилиндром поцелуйся, а куб не тронь, конь поселковый.

- А у тебя, что, дискриминант на диете?

- Нет, нулю равен.

- Да? Я запрещаю тебе вслух разговаривать на уроках, дистрофик.

- А как?

- А так, под себя.

- Дети, а ну-ка дружненько натянули на морды улыбки и ручки свои собачьи спрячьте. Какая часть тела великого поэта перед вами?

- Голова.

- Вот так, а у вас всё остальное.

- Запомните, карты контурные: глобус - мой глаз, площадь его состоит из обиженного ПИ и морды радиуса в квадрате. В школах необходимы тревожные кнопки. Их следует научить реагировать на грубость учителей. Выразился - и тут же взрыв звонка. Тревога! В уши детей попало инородное тело. Тут обычный врач не поможет, необходим старый-старый доктор Архимед. Он сойдёт с портрета и лейкопластырем уста грубияна предаст безмолвию.

- Игорёк, ты чего такой потухший?

- Мама, вас с папой в школу вызывают.

- Что случилось?

- Сказали, что я неудачник, пусть родители ещё раз попробуют.

- Что попробуют, сынок?

- Другого завести.

Неразделённое слово - что неочищенный плод. Чистите! Читайте! Поймите: на свете НЕТ гораздо больше, чем ДА. Это левда. Взрослые, выплюньте все НЕТ. Мы мечтаем слышать ваше ДА. Вы разве не знаете, что так сердце бьётся? ДА-ДА-ДА. Вот такая левда. Правда - взрослая игрушка, у вас их много, правд, а левда, как сердце, одна. Обувь бывает второй, левда всегда первой.

- Какой пол у диаметра?

- Мужской?

- Нет, полдиаметра – радиус. В левде и людно, и ладно.

- Скажите, что такое триста пар К? Смелее… Не получается? Запишите триста цифрой на бумажке и так далее, пока не догадаетесь.

- Ребята, давайте усомнимся в знаках зодиака, перестанем быть Козерогами, Весами, Тельцами, Скорпионами.

- А кем станем?

- Частями речи, их столько же, как и знаков зодиака.

- Кто самый энергичный, неспокойный, кому не сидится на месте?

- Я!

- Значит, ты глагол. Думай о нём, становись им.

- В ком скрытая энергия, кто действует, оглядываясь на обстоятельства?

- Строганов - спец.

- Строганов становится деепричастием.

- А кто из девочек похож на прилагательное?

- Катя.

- Вот и славно.

- Коля – числительное, он математик.

- Слава – местоимение, он справедливый.

- Имя существительное определим тайным голосованием, союз - открытым. С междометием понятно, им станет Настенька, наша актриса.

- Дети, наречие - мне. Это педагогическая часть. Предлог - активистам.

- Приступим, дирижировать частями речи сегодня будет, сегодня будет… Задняя часть проблемы – задача, передняя – передача. Не зазнавайтесь, взрослые, передавайте эстафетную палочку. Недоброжелатели, не стоит звать чёрного кота «кис-кис», он не перебежит дорожку: Икс-икс не позволит. Зима со спин учителей не уходит - у иных там иней, у других - смех с мелом вприкуску. Парта - наш порт приписки. Коридоры переполнены правдой, они тут друг за другом в очереди стоят, а как со стен срываются, калечат наши конечности. В туалетах - тупые тумбы унитазов и белый акулий рот раковин с обмылками в зубах. В тетрадках на узких полосках полей - красные снегири из учительских рук и розовые фламинго парами.

В кабинетах, где портреты Пушкина, парты не ломаются, а там, где политики маются, стулья кособоки, парты кривоноги. Все взрослые родились зимой из снежных баб и заносов. Выдумали Деда Мороза подарками отмахиваться. Всучили Снегурочку на воспитание. Они не знали, что внучки – веснюрочки, а внуки – веснюрята: мартята, апрельцы и майцы. Где взрослые, где ёлка новогодняя - не разобрать: понавесили колец, цепочек, браслетов и ждут, когда вокруг хороводы начнут водить. Шиш! В конце марта на наших лицах созреют веснушки, а перед самыми каникулами начнётся веснопад. Веснушки соберутся на наших ресницах и станут весничками. В апреле веснички превратятся в смешинки, от их рыжего задора вокруг школы поднимутся одуванчики. Одумайтесь, великовозрастные, и дуйте, дуйте, дуйте. Нам на каникулы пора. Левило – это лето! Правила - проба на неудачу. Левейте, взрослые. Способ простой - будьте проще. Прыщики привычек выдавливайте с лиц. Левила вам помогут. Думал, всё, а оказалось - нет.

- Почему моему сыну не дают списывать на уроках?

- Кто?

- Решалка со взрывалкой.

- А это кто?

- Математичка с химичкой.

С людьми всегда необходимо знакомиться заново. А чтобы стать человеком, придётся много ещё чему разучиваться.

От любопытного

- Чем занимается Земля?

- Из добротного материала детства производит взрослых - серьёзных и несуразных.

- А, наоборот, из взрослых детей стряпать можно?

- Можно. Повара где взять?

От педагогов

Педагогикой не подмигнуть. Она не подвиг. Пишу - и оковы спадают с рук под ноги. Мел в руках учителя - мольба о помощи. Во время уроков хожу приоткрывать двери кабинетов, подзываю педагога и призываю обменять кусочек белого мела на белый кубик сахара. Мундир директора – куртка с обилием карманов, где есть всё от носового платка до сахара. Представим себе, что в некоторой фирме все сотрудники за семь лет прибавили в весе на 50 кило каждый. Я думаю, фирма лопнет. Или, скажем, на одном из предприятий все до одного работника подрастают за семилетку на 50 см каждый. Предприятие треснет. Но это цветочки. А вот если на некотором производстве знания сотрудников возрастают на 1000% и более? Что произойдёт с руководителем? Он сойдёт с ума. Мало ягод? А как у половины работников грудь пойдёт в рост, а у другой глаза из орбит полезут? Что тогда?

Я не знаю таких фирм, где бы родителям сотрудников из одного дня в другой капали на мозги и с плинтусом равняли. Представьте себе на минутку, что все эти факторы сойдутся в одном месте - в какой-либо отрасли экономики. Этой отрасли полный кирдык! Экономика живёт настоящим. Педагогикой не подмигнуть, она – возвращение в прошлое с одновременным взглядом в будущее. Мало того, что педагогика раздвоена во времени, она ещё с ним ни одной отраслью не совпадает. Иррациональность педагогики очевидна. Нас ведь не спрашивают - только указывают. Эх, если бы с нами поговорили по-человечески, по душам. Среди людей человеком быть трудно. Вот и удаляются в скиты, в одиночное плавание отправляются, кошек да собачек заводят. Всё ради одного - сохранения человеческого облика.

Человек - он по определению множественного числа не имеет. Даже два человека - слишком, а три - трагедия. Дальше начинают работать государственные институты и просвета не видно - одни преступления с наказаниями. Нам, педагогам, в люди выйти недолго, а как человеком остаться - вот вопрос. Вышел в люди, вещей полно, а обратной дороги нет. Правило одно: не выходи из себя. Грустное это занятие - быть человеком. Педагогам такая лафа не светит - мы на юру, нам и подмигнуть некогда. Урок - икона, и не следует искать правду. Она перед нами - дети!

Всё Знания - как воздух: всё меньше знаю, всё больше думаю.

«Всё» - тёплое слово, в нём трепет ожидания. Когда всё приобретённое уйдёт и останется лишь самость, сумею сказать главное: «Сколько людей, столько и Бога». Кому сомнений отсыпать?

Нелицеприятный допрос

- Что нужно, чтобы стать человеком?

- Разучиваться. Нельзя головой во второй обуви ходить.

- Учителя много читают?

- Читают много, но только знакомые и понятные им места.

- Почему?

- Они по-другому устроены. У них два рта и одно ухо.

- Они, что, в зеркало не глядятся?

- Зеркала от них отворачиваются.

Детские вопрошалки

- Мам, может, Толстого?

- Был он у них, сынок, да сбежал.

- А Достоевский?

- Этого чуть не повесили.

- А Пушкин?

- Они его убили.

- Социализм?

- Пропили.

Разговоры с Кристиной

В жизни всегда чего-то не хватает, мне - деда и скрипки. Один дед погиб на фронте, другой умер, когда мне было пять лет. Слушаю скрипичные концерты.

- Взрослые все умные, да?

- Нет.

- А какие они?

- Длинные, дедушка. Дедушка, почему на часах одна стрелка короче?

- Она не доросла до важности минут, Кристина.

- Дед, а в обратную сторону думают?

- Нет, туда забывают. Кристина, где твой дом?

- Там, где пахнет мамой, дедушка… Дед, откуда ты всё знаешь?

- Я не знаю, Кристина.

- А чем занимаешься?

- Живу…

- Дедушка, птицы осенью улетают на юг, а листья куда летят?

- На свой юг.

- А где он, их юг?

- На Земле, милая, на нашей с тобой Земле.

- Дед, а любовь для кого?

- Она для людей.

- А другим?

- Она им не подходит.

- Почему?

- По размеру…

- Дедушка, ты знаешь, где всегда лето?

- На экваторе.

- Вот и не отгадал.

- А где оно, Кристина?

- В твоих ладошках, дедушка.

- Кристина, что нельзя выкинуть из сказок?

- Это просто, дедушка.

- Ну что? Ответь.

- Бабушек. Где бабушки, там сказка.

- Дедушка, почему Снегурочка растаяла?

- Понимаешь, случилась беда, люди потеряли слёзы, а она, растаяв, вернула их в глаза людей.

- Дедушка, кто в снежинках дырочки делает?

- Не знаю, милая.

- Снегурочка, ресничками.

- А ты откуда знаешь?

- Я попробовала. Дед, птицы похожи на нас?

- Да.

- Но мы же не летаем.

- У нас и у птиц голова выше тела.

- Где счастье, дедушка?

- Слева.

- А справа что?

- Там остальное.

- Дедушка, отчего люди умирают?

- Они не умирают, освобождают место жить другим.

- Дед, почему у человека две руки?

- Чтобы учиться друг у друга.

- Чему, дедушка?

- Подавать в другие руки, Кристина. А давай танцевать.

- На улицах, дедушка, не танцуют.

- А ты улыбнись, я улыбнусь, и танец состоится.

- Танец чего?

- Наших с тобой улыбок, родная. Кристина, ты меня любишь?

- Да.

- Почему?

- Ты смешной. Дед, есть живая вода?

- Да.

- А где?

- В ожидании встреч с тобой, Кристина.

- Дед, отчего так тихо?

- Где-то ангел умер, доченька.

- А что, люди все умирают?

- Нет, не все.

- А ты?

- Я умру.

- А я?

- Будешь молчать?

- Нет, хочу жить.

- За кого ты молишься, Кристина?

- За Бога, дедушка.

- Почему?

- Все у него просят, а о нём забывают, может, он устал от нас. Вот помолюсь, вдруг ему станет легче. Дедушка, скажи что-нибудь грустное.

- Осенние листья.

- А что грустнее?

- Осенние звёзды.

- Грустнее осенних звёзд бывает?

- Осенние птицы.

- Дедушка, есть осенние люди?

- Да!

- Они совсем-совсем грустные? А кто такие русские, дедушка?

- Это краска такая у осени, спи.

- Расскажи, какая она?

- С оттенком.

- Каким?

- Неистовым.

- Ты скажи, кто такие русские?

- Это сказка такая зимняя, тебе спать пора, Кристина.

- Она из снегов?

- И из снегов, и из оков, и из веков…

- Хитрый ты, дед, ты скажи, кто такие русские?

- Это песня такая весенняя.

- А летом бывают русские?

- Нет, доченька, летом там живут другие. Ты засыпай, завтра рано вставать.

- Я хочу, хочу, чтобы мне приснились русские.

- Дай-то Бог, родимая, дай-то Бог…

- Школа для того, чтобы учиться, да?

- Нет, Кристина.

- А для чего она?

- Для того чтобы стать таким, как все.

- Дед, откуда мои руки знают буквы?

- Они их не знают.

- А как же?

- Их сердце знает, а руки - послушные ребята.

- Дед, какой у нас с тобой пароль?

- Самый лучший: «Я тебя люблю».

- А отзыв, дедушка?

- Ты догадайся сама, Кристина.

- Дедушка, у дерева есть жених?

- Есть.

- Кто он?

- Он – время.

- Почему время?

- Ты видела кольца на стволах спиленных деревьев?

- Да.

- Так вот, каждую осень дерево венчается со временем и надевает на ствол обручальное кольцо.

- А у других деревьев кто жених?

- Тоже время, у каждого дерева свой суженый, имя ему - время.

- Дедушка, у деревьев есть колени?

- Нет.

- Почему?

- Видно, потому, что греха на них нет.

- Дедушка, а Ева из каких рёбер?

- Как это из каких?

- Из правых или из левых?

- Из левых.

- Как ты догадался?

- Сердце Адама готово было выпрыгнуть от любви, его и упрятали за решётку.

- А слева на одно ребро меньше?

- Погоди, дай подсчитать.

- Ну и что, дед?

- Знаешь, кажется, меньше.

- Где ты, дедушка?

- Там же, на прежней странице…

- Что ты там делаешь?

- Думаю о тебе.

- А что думаешь?

- Думаю, что у меня два воздуха – как у всех и ты.

- Дедушка, расскажи про себя.

- Давным-давно, когда был маленьким мальчиком, понравилась девчонка из класса. Выпрыгивал из окна, влезал по пожарной лестнице, забирался выше всех на деревья. Она не замечала, я был маленького роста и на уроках физкультуры стоял последним.

- Дед, ты что-то придумал, да?

- Я мечтал полететь на Луну, она была единственной свидетельницей любви. Там, на её поверхности, хотел большими буквами написать её имя, и тогда бы весь мир рассказал ей, как я её люблю. В космос в то время летали собаки, и я полагал, что займу не больше места, чем какая-нибудь Лайка. Сочинил письмо, отправил в Москву - требовал послать меня на Луну.

- И что ответили, дедушка?

- Ответ, Кристина, я жду до сих пор…

- Дед, у тебя есть награды?

- Есть.

- Покажешь?

- Показать не смогу, а послушать дам.

- Что это такое, дедушка?

- Это сердце, Кристина.

- Дедушка, почему на Рождество все дарят друг другу подарки, это же не их день рождения?

- Я не знаю, Кристина.

- А что делать?

- Думать…

- Ты знаешь самое большое число на свете?

- Знаю.

- Скажи.

- Два.

- Почему?

- Потому что один – очень мало, а два человека, когда они вместе, - это самое лучшее, выше не бывает.

- Дедушка, почему ты меня на руках носишь, я же большая?

- Ты большая, а я маленький, а когда ты на моих руках, меня много.

- А соседи что подумают?

- Они не думают, Кристина.

- А что они делают?

- Завидуют.

- Дедушка, откуда родинки на листьях?

- После дождя листья сбрасывают капли, и лишь немногим из них удаётся дождаться солнца. Когда эти любопытные капельки высыхают, на их месте остаются родимые пятна.

- А у меня они откуда?

- У тебя от мамы.

- А где там солнце?

- Под сердцем…

- Почему Земля не падает?

- Она падает.

- Когда, дедушка?

- Всякий раз, когда спотыкаешься ты…

- Дедушка, зачем человеку имя?

- Имя, милая, - пропуск в жизнь…

- Дедушка, почему время бесконечно, ему же нужен отдых?

- Время живое, а всё живое не знает отдыха…

- Дедушка, думают головой?

- Нет, Кристина, думают всем - головой, руками, совестью, памятью…

- Дедушка, ты чему меня учишь?

- Быть единственной на свете.

- Это трудно?

- Очень…

- Дедушка, откуда мысли?

- Давным-давно у человека были крылья и мечта была, а он их выменял на мысли.

- А в мыслях у него что?

- Мечта.

- А о чём он мечтает?

- О крыльях.

- Что такое красота, дедушка?

- Это то, что создают редкие, что немногие хранят, это то, что большинство уничтожает.

- И что же нам с тобой делать?

- Создавать.

- А те?

- Они устанут, Кристина.

- Дед, расскажи, где ты живёшь…

- Если переплыть океан…

- Какой океан?

- Да хоть тот, хоть этот - появится большой белый остров…

- Как он называется?

- Этот остров – Россия.

- Он на китах?

- Нет, на ребре Адама. У нас это ребро – Уральские горы.

- Еву сделали из этого ребра?

- И Еву, и бабушку, и маму, и тебя…

- А ребро из чего?

- Из уральских камней.

- А они откуда?

- Они - от звёзд.

- К вам прилетают звёзды?

- Да, каждый вечер в мой город Челябинск.

- Отчего он так странно называется?

- В память о человеке ему дали имя - Челябинск.

- Как это?

- Это значит Челябинск – Человек.

- А разве бывает город-Человек?

- У нас в России бывает.

- Ты так интересно выглядишь, дед.

- Почему?

- Наверное, сказать что-то хочешь, да? Дедушка, дождь для всех?

- Нет, он для двух.

- Почему?

- Он для двух рук, для двух глаз…

- Почему?

- Чтобы они могли разговаривать о нём и становиться ближе друг другу.

- Дед, почему, когда умирают деревья, мы любуемся? Почему они умирают красиво, а мы, люди, нет? Почему у них – осень, у нас – смерть?

- Знаешь, есть вопросы, на которые нет слов для ответа. У тебя тёплые руки, согрей ими глаза и тёплыми глазами отогревай людей.

Александр ПОПОВ, директор лицея № 31

334

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей