Вадим Клювгант, адвокат Ходорковского: «Это модельное, хрестоматийное дело»
+17°
Сообщить новость
14.01.2010 05:02

Вадим Клювгант, адвокат Ходорковского: «Это модельное, хрестоматийное дело»

Вадим Клювгант, защищающий сейчас известного бизнесмена Михаила Ходорковского в рамках второго суда по делу Ходорковского и Лебедева, пожалуй, активнее других адвокатов знаменитых подсудимых высказывается в федеральной прессе. Для нас этот человек представляет особый интерес, поскольку является нашим земляком...

Рейтинг:
Рубрика: Общество
Вадим Клювгант, адвокат Ходорковского: «Это модельное, хрестоматийное дело»

Вадим Клювгант, защищающий сейчас известного бизнесмена Михаила Ходорковского в рамках второго суда по делу Ходорковского и Лебедева, пожалуй, активнее других адвокатов знаменитых подсудимых высказывается в федеральной прессе. Для нас этот человек представляет особый интерес, поскольку является нашим земляком. Клювгант работал в системе правоохранительных органов, был народным депутатом и мэром Магнитогорска. Когда за плечами такой уникальный опыт, можно смело говорить о том, что думаешь. Без оглядки на влиятельных лиц любого уровня власти. 
- Вадим Владимирович, как вы полагаете, могут ли в отношении ваших подзащитных(Ходорковского и Лебедева) втайне от них расследоваться новые уголовные дела? 
- Именно это и происходит уже седьмой год. «Дела» бесконечно размножаются делением, потом снова сливаются с «основным» делом и вновь выделяются, видоизменяются под разными предлогами. Создана целая технология манипуляций и фальсификаций, и есть основания считать, что они продолжаются и будут продолжаться до тех пор, пока манипуляторам и фальсификаторам в генеральских и полковничьих погонах и их руководителям не дадут по рукам и не призовут к ответу.
- Можете ли вы представить себя на месте прокуроров, выступающих обвинителями по этому делу? Вы сами когда-то работали в системе правоохранительных органов. Понятна ли вам позиция представителей обвинения с точки зрения психологии работников органов?
- Мне по-человечески и профессионально стыдно за следователей и прокуроров (за редчайшими исключениями), причастных к этому делу. В моём представлении нельзя так унижать профессию и себя. В те плохие застойные времена, когда я был следователем, такой запредельно низкий уровень работы был возможен разве что в самых глухих «медвежьих углах». Это уже не говоря об умышленных фальсификациях, ставших просто повседневной практикой по делу ЮКОСа.
- В советское время инакомыслие, оппонирование правящей партии жёстко преследовалось. Сейчас очень часто говорят, что советские порядки вернулись. Вы с этим согласны?
- Нет, не согласен, поскольку вижу существенную разницу. Сейчас, к счастью, нет тех связанных с инакомыслием реально высоких рисков для жизни, здоровья, свободы, для близких, которые были тогда. Про убийства правозащитников и журналистов я, конечно, не забыл, но сейчас отвечаю на вопрос о массовом явлении, инициируемом властью. А основным мотивом сервильности сегодня является элементарная самоцензура, вызванная алчностью, трусостью, карьеризмом, глубокой внутренней несвободой. Это как-то мелкотравчато и очень скучно.
- Как вы думаете, другие нефтяные компании, использовавшие схемы минимизации налоговых платежей, аналогичные схемам ЮКОСа, тоже будут подвергаться преследованиям властей? 
- А почему только нефтяные и почему будут? А «Русснефть»? А «доктора пошлём» в МЕЧЕЛ? И этот перечень далеко не исчерпывающий. Очень надеюсь, что эта вакханалия на тему «отнять и поделить» в конце концов прекратится. Иначе все разговоры о верховенстве права, модернизации и прочих больших, светлых и очень нужных целях так и останутся прекраснодушными мечтами.
- Когда может закончиться второй судебный процесс Ходорковского и Лебедева?
- Не знаю!
- Можно ли на примере нынешнего дела Ходорковского и Лебедева написать диссертацию на тему «Типичные нарушения закона работниками следственных органов в условиях реального отсутствия правосудия»? 
- Можно, и не одну, и не только на эту тему. Это дело превратилось в модельное, хрестоматийное со знаком минус, оно задаёт стандарты и технологии попрания и крушения права, которые потом тиражируются по городам и весям. Именно поэтому не устаю повторять, что это дело касается не только Ходорковского, Лебедева и их близких, но любого и каждого, с которыми то же самое (пусть в иных масштабах) может произойти в любой момент.
- Можете ли вы вне стен суда встретиться с представителями обвинения по данному делу и вместе выпить кофе за разговорами о погоде или о футболе?
- Объективных препятствий с моей стороны для этого нет. Субъективного желания - тоже. Я уже могу себе позволить выбирать круг для неформального общения.
- Родные Ходорковского и Лебедева всецело на их стороне. Как вы полагаете, родные представителей обвинения по данному делу всецело на стороне обвинения?
- Я ничего о них не знаю. 
- Как вы полагаете, после того как в России воцарятся нормы законности и демократии (по некоторым прогнозам, это возможно уже через несколько лет), какое в процентном отношении число судебных приговоров может быть пересмотрено ввиду их явной незаконности?
- В странах с устоявшейся системой независимого правосудия обычной является доля оправдательных приговоров около 30%, а то и больше. У нас в «профессиональных» судах (без участия присяжных заседателей), где рассматривается подавляющее большинство дел, меньше одного процента. Дальше судите сами.
- Как вы полагаете, когда власть в России займётся реабилитацией бизнеса в глазах общества, какой процент россиян захочет попробовать свои силы в открытии собственного дела?
- Думаю, что такая реабилитация должна начаться не с заклинаний, в которые всё равно никто не верит, а с обуздания коррупции, прекращения государственного рейдерства и примерного законопослушания всех властей. Но и этого, полагаю, недостаточно: необходимо ещё преодоление (или хотя бы демотивация) патернализма и культа всяческой халявы, массово впитанного на генетическом уровне, замешанного на гремучей смеси из сказок про скатерть-самобранку, ковёр-самолёт, прочие чудеса и многолетней пропаганды. Думаю, сделать это очень трудно, но при наличии сильной политической воли возможно. И если представить, что это удастся, то в стране наконец сформируется тот самый средний класс, который является основой стабильности здорового общества.
- Ирина Хакамада однажды сказала, что, например, малый бизнес в России вообще не должен платить налоги. У него всего две задачи - создавать рабочие места и лично обогащаться. Вы с этим согласны?
- Налоги платить никто и нигде не любит и не хочет, и у всех на то очень веские причины. Но у нас есть Конституция, в которой написано, что законные налоги обязаны платить все. Считаю, что это правильно. Другое дело, что налоговая система должна быть разумной, стабильной и прозрачной, то есть стимулировать эффективного производителя, собственника, работника, а не вороватого чиновника.
Поэтому для начала надо чётко, с обязательным проведением антикоррупционной экспертизы договориться, кто это такой - малый бизнес, каковы его разумные критерии, как будут приниматься решения об отнесении конкретного бизнеса к малому, а уже потом обсуждать его оптимальный налоговый режим. А то не забылись ведь ещё времена, когда кругом были одни «работники-инвалиды» и на этом основании их «социально ориентированные» работодатели не платили налогов. Та ли это справедливость, к которой надо стремиться?
- Как вы полагаете, каковы могут быть для России последствия тех судебных процессов, которые начали зарубежные акционеры ЮКОСа, потерявшие собственность в связи с уничтожением компании? Насколько велика вероятность того, что начнётся арест зарубежных активов России? Верно ли, что речь идёт о претензиях зарубежных акционеров ЮКОСа на сумму около 100 миллиардов долларов? 
- В свободном мире люди привыкли бороться за свои права, в том числе и за собственность. И они, несомненно, будут это делать. Дальнейшее зависит прежде всего от адекватности российских властей, причём не в словах, а в поступках. За последние годы ни один запрос Российской Федерации об экстрадиции или о правовой помощи по делам, связанным с ЮКОСом, не был удовлетворён ни в одной стране мира. А вот количество негативных (в том числе резко негативных) оценок действий российских властей растёт неуклонно. Полагаю, это серьёзный повод о многом задуматься и многое пересмотреть.

370

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей