Елена Усачёва. О любви, вампирах и хороших книжках
+10°
Сообщить новость
12.02.2010 11:36

Елена Усачёва. О любви, вампирах и хороших книжках

Встреча с писателем, чьи книги блестят глянцевыми боками на книжных прилавках и вызывают гамму самых разнообразных чувств, всегда интересна. Особенно если этот автор пишет для подростков - сложных, погружённых в мир компьютерных стрелялок больше, чем в чтение.

Рейтинг:
Рубрика: Культура
Елена Усачёва. О любви, вампирах и хороших книжках

Елена Усачёва. Это имя хорошо знакомо тем родителям, кто не навязывает ребёнку собственного вкуса, а готов отпустить его в мир своих литературных впечатлений. Страшилки, кошмарики, повести о школьной жизни и первой любви, сага о вампирах - вот жанры, которые действительно блестяще освоила молодая писательница. Елена Усачёва встретилась с почитателями своего творчества в настоящем книжном раю - в магазине «Читай-город» - и ответила на многочисленные вопросы откровенно и эмоционально. А перед разговором с читателями дала интервью журналисту LentaChel.

Елена впервые в Челябинске, но рассмотреть город не успела, оценила лишь красоту ледовых скульптур на площади Революции и сразу погрузилась в беседы о детском и подростковом чтиве. Причём, сразу заметила, что писателем себя не считает, несмотря на то что кроме педагогического образования у неё в активе и литературный институт:

- Это всё-таки высота, к которой надо идти, а я ученик. Писатель чувствует материал, я же иду по ступеням.

- Елена, как же так получилось, что от достаточно компактных детских страшилок вы перешли к вещам столь монументальным, как романы о вампире с продолжением? Вышли уже три книги об ученице выпускного класса Маше и объекте её обожания - вампире Максе!

 - Это было очень трудно. Над первой книгой «Влечение» работа была просто изматывающей - писала и переписывала. Я и теперь осознаю, что мне не хватает дыхания для заданной монументальности. Есть люди, которым это даётся легко, они устроены основательно. Для меня же это колоссальное напряжение. Дело в том, что я холерик и Овен по знаку зодиака, поэтому очень хочу пробежать дистанцию как можно быстрее. Идей столько, что хочется их моментально воплотить, а дыхание уже перехватило. Но сейчас темп набран и процесс обещает быть бесконечным.

- Но ведь героиня вырастет?

- До этого ещё долго, поскольку временной период каждой книги очень мал. Две недельки, и повествование закончено в первой книге. А во второй и вовсе достаточно одной недели. А всё потому, что в мире подростков жизнь настолько наполнена, все события очень важные и значимые и происходят ежеминутно. Именно в этом сиюминутном режиме нужно разрешать постоянно возникающие конфликты. Так что на протяжении первых трёх книг девочка останется 17-летней, а вампир, разумеется, столь юным возрастом вообще похвастаться не может.

- Вы по первому образованию педагог младших классов, но смело берётесь за проблемы тех, кто готов вступить во взрослую жизнь. Вы так хорошо знаете и психологию подростков, их мир, их увлечения, беды и радости?

- Я лучше чувствую детей 13 - 14 лет, но в вампирской саге была цель описать процесс влюблённости подростков, основные проблемы, с которыми они сталкиваются. Ведь всё на самом деле очень непросто, потому что любая любовь социально опасна. Молодые люди сталкиваются с непониманием и неприятием со стороны родителей и друзей, негатив идёт и от школьной жизни. Влюблённые оказываются под пристальным и пристрастным наблюдением. Они сами перестают выполнять нормы и правила, завещанные старшим поколением. За «нарушения» социум начинает на них давить - возникает конфликт. А как выйти из этого без потерь? Именно это мне и хотелось проследить и, может быть, помочь найти выход.

- Тогда почему же объектом любви становится не мальчишка с нашего двора, а вампир?

- Да всё очень просто. Посмотрите на уже существующих в литературе и фильмах героев. Они постоянно страдают, рефлексируют по поводу и без него. Те же герои, которые совершают поступки и способны на них (капитан Блад, Д’Артаньян), ушли в прошлое - они из другого времени, на них хочется равняться, но эпоха поменялась. А вампир - абсолютно идеальный герой. Макс не только красив, образован, умён, он для своей возлюбленной горы сворачивает, защищает её от напастей, он не эмоционален по поводу и без повода - просто влюблён и готов целиком отдаться этому чувству.

Он родился в другом веке, его воспитали иные ценности, иное отношение к женщине, он абсолютно не похож на сверстников, тем и притягателен. Его образ окутан романтикой, его ничего не привязывает к миру обыденному и материальному, даже квартирный вопрос его ничуть не волнует. Кроме того, мой Макс вполне к жизни людей адаптирован, он нормально существует в светлое время суток. Однако вспомните «Обыкновенное чудо» Шварца - именно там волшебник говорит примерно следующее: «Если принцесса тебя поцелует, то ты превратишься в зверя».

Конечно, он опасен, но кровью человеческой не испорчен. Однако интерес не в этом, а в том, что образ Макса - это аллегория. Любовь подросткам настолько кружит голову, что они забывают об опасности и осторожности. Вампир - та самая опасность, то самое «нельзя», которое так хочется переступить. Главное при этом - остаться человеком, а не превратиться в зверя. В то же время он - мечта, но к этой мечте близко лучше не подходить, потому что она несбыточна. Счастливого завершения первой любви не может быть, но есть процесс взросления чувств, который мне безумно интересен.

- Девочка у вас получилась непростой. Она фехтует и лихо скачет на коне. Это в героине от вас?

- От меня умение держаться в седле. Просто для создания образа мне нужна была некая закрытость в подростке, поэтому одиночные виды спорта тут очень подошли. Ну и, кроме того, они - приманка для романтического героя-вампира, её увлечения - как раз из его эпохи. Маша отличается от всех остальных окружающих её людей, не находит взаимопонимания ни у кого, потому одинока и готова принять всё самое необычное.

- Есть ли у вас в русской литературе кумир?

- Трудно сказать. Вот сейчас перечитываю Бунина, «Жизнь Арсеньева». Это гениальная книга, в ней писатель показал человека, который, столкнувшись с любовью, не понимает, что с ним происходит. Да и вообще проза Бунина очень «вкусная», можно наслаждаться каждым словом. А так нет авторов, которых бы постоянно перечитывала. Что касается современной литературы, то мне очень нравится Алексей Иванов. На мой взгляд, то, что он делает, очень интересно и свежо.

- Сегодня учителя и родители в унисон жалуются на то, что дети стали мало читать. Есть ли, на ваш взгляд, такая проблема? Своему ребёнку вы даёте советы по выбору книги?

- Я на самом деле не вижу в этом никакой проблемы. Что значит читают и не читают? Раньше у ребятишек выбор был небольшим: погонял в футбол, сходил в кружок, почитал книжку. У сегодняшней ребятни выбор колоссальный, а времени нет. Загруженность в школе - те же кружки и секции плюс компьютерные игры. Последнего, может, и слишком много, но такова реальность - это их информационное поле. Ребёнку уже недостаточно взять в руки книжку Дюма и просто помечтать. Ему надо то, чем живет нынешний социум. Да и нынешняя школа с программой по литературе напрочь отбивает интерес к чтению. Зачем ребёнку абсолютно далёкие Ушинский и Толстой? Они этих писателей просто не понимают: действительность иная. В классических книгах масса незнакомых слов и понятий, а прочитать обязательно надо. Просто сознательно убивают интерес к литературе.

Вот дети и отвергают, а учителя волнуются. Родители их тревогу разделяют, но сами книгу в руки не берут. А ведь дети повторяют поведение взрослых, поэтому имеет смысл маме или папе по вечерам брать в руки книгу. Тогда и ребёнок захочет узнать, что может быть увлекательного в этом процессе. Можно проще поступить - подложите книгу в туалет (Драгунского или Носова), он её точно в руки хоть ненадолго, но возьмёт. А потом втянется, заинтересуется.

Словом, я не вижу проблемы ни в процессе, ни в выборе чтива. Современный ребёнок должен читать современные книги - не надо навязывать ему свой вкус только потому, что вы когда-то эти книги читали и выросли приличными людьми. Пусть он выбирает то, что советует детское сарафанное радио. И пусть родителей не пугает тот факт, что их чада выбирают абсолютно непонятного дяденькам и тётенькам-критикам Емеца или какой-то журнал с примитивными комиксами. Главное - процесс идёт, когда-нибудь интерес и к другой литературе появится.

Что касается моего ребёнка, то мой шестилетний сынишка пока в периоде Чуковского. Но придёт время - выбор будет за ним, я уж точно навязывать ему собственные предпочтения не буду.

- Вам нравится, как оформлены ваши книжки вампирской саги? Они очень напоминают «Сумерки» Стефани Майер, а актёр Василий Степанов во вкладке и на обложке уже обещает экранизацию и предлагает готовый образ главного героя. Будет ли экранизация и готовы ли вы сами написать сценарий?

- После того как книга ушла в печать, включаются неведомые и неуправляемые, к сожалению, механизмы коммерческого продвижения. Меня не порадовала калька с книг Майер, но что-либо изменить я не смогла бы, даже если бы очень этого захотела. А вот актёр Степанов, на мой взгляд, действительно и внешне, и глубинно очень похож на моего героя. Если бы кто-то взялся действительно экранизировать книги, то из него бы получился великолепный Макс, но пока он - лицо книжного проекта.

Что касается сценария, то я не готова ответить на этот вопрос однозначно. С одной стороны, моё образование позволяет мне его написать, но с другой - придётся полностью (в соответствии с жанром) всё менять. Это очень большая работа, приступить к которой означает бросить всё остальное. Впрочем, и в чужие руки отдать это не смогу, видела, что может из этого получиться. «Волкодав» - самый красноречивый пример, так что пока не загадываю.

- От поклонников Майер досталось?

- Ещё как! Они только увидели обложку и тут же набросились на меня на форумах. Хотя я уверена: они книг не читали, им хватило картинки, чтобы прокричать: «Плагиат!» Грамотной критики не было, а был налёт фанатов, которые вели себя очень некультурно и некорректно - оскорбляли, даже не прочитав. Мне было, разумеется, обидно.

Впрочем, были и другие поклонники Майер, которые были готовы к конструктивному общению: они меня в чём-то спокойно убеждали, я - их. В конце концов наша действительность настолько далека от американской, что скопировать что-либо невозможно физически. Берёшь героев, помещаешь их в нашу среду, и ничего не получается. У Майер герои влюбились друг в друга, и ничего не происходит, это их личное дело, в него никто не имеет право вклиниться. А у нас? Мальчик и девочка влюбились, и это тут же стало событием для всех! Все обсуждают, пытаются предотвратить, вмешаться. И таких нюансов тьма.

Фото Виктора БАСКОВА

432

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей