Россия XXI века. Образ желаемого завтра (раздел 2)
+16°
Сообщить новость
16.02.2010 04:40

Россия XXI века. Образ желаемого завтра (раздел 2)

Полный текст доклада о политической и экономической модернизации России.

Рейтинг: 1 5.0/5.0
Рубрика: Политика
Россия XXI века. Образ желаемого завтра (раздел 2)

Раздел II. Инновационный прорыв Инновационный прорыв, его масштабы

 ХXI век - век знаний, наукоёмких производств, высоких технологий и стремительных инноваций. Мировая экономика достаточно быстро, а главное - неуклонно трансформируется в постиндустриальную, в которой обычная товарная продукция уступает приоритет нематериальным активам, создаваемым на основе знаний. Страны-лидеры в этих направлениях уже сейчас получают решающие конкурентные преимущества. Более того, эти преимущества позволяют лидерам мирового развития монополизировать если не право, то саму возможность управлять будущим. Каким именно будет этот новый мир, сейчас предугадать трудно, но уже очевидно, что в нём будут совершенно иные глобальные иерархии и расклады и выпадать они будут по иным основаниям.

Российская история с привычным для страны местом в числе лидеров духовного, интеллектуального и научно-технического развития в этом плане ко многому обязывает. В XX веке нами был осуществлён ряд грандиозных прорывов на уровне мирового лидерства, однако сделано это было на фоне беспрецедентной архаизации политики и социальной сферы, ценой форс-мажорной мобилизации, а в конечном счёте - ценой подрыва собственных перспектив, в том числе в плане наращивания знаний и технологий. Это действительно был прорыв, но прорыв в тупик. По итогам глобального развития и собственной эволюции режима сформированная на тот момент инновационная система оказалась несостоятельной. В конце века страна закономерно утратила ряд основных стратегически важных позиций, обнаружив явное технологическое отставание, а главное - фатальную неспособность преодолеть это отставание при существующем порядке. Уже в первой половине нового наступившего века выяснится, насколько это необратимо. Несмотря на привычку к «лёгкой ренте», у нашего поколения ещё есть шанс развернуть унизительный и губительный для страны процесс.

Дело не только в том, что мир входит в принципиально новый технологический уклад. Глобальный процесс концентрации высокопроизводительной интеллектуальной активности продолжается, что уже сейчас ведёт к её сосредоточению буквально в нескольких странах. Нынешнее состояние мозгов в нашей стране (но, увы, не институтов) всё ещё теоретически допускает вхождение России в этот пул. Однако достижение уровня стран-лидеров развития и «хозяев будущего» предполагает нечто существенно иное и гораздо большее, чем ускоренный прогресс, начинающийся с очень отсталых позиций, скупку технологий или тотальное воровство на интеллектуальных рынках, как это имеет место в инновационных «прорывах» отдельных стран второго и третьего эшелонов мирового развития. В том, что касается точки отсчёта в инновационных процессах, нам теперь не до заносчивости.

Многое из того, что делают уже сейчас страны, пытающиеся включиться в инновационную гонку, нам необходимо ещё только запустить, а затем пройти, чтобы хотя бы сняться с «нефтяной иглы», обеспечить инновационный старт и минимальные заделы для возможности широкого маневра. Вместе с тем необходимо отчётливо представлять себе подлинные масштабы вызова времени, брошенного России, особенно когда речь идёт о перспективах вхождения (точнее возвращения) страны в число глобальных центров интеллектуального, инновационного развития.

Эта задача не решается запуском нескольких дорогостоящих проектов и косметическим ремонтом инновационной среды. То, что сейчас делается, в принципе не решает задачу-максимум. Хуже того, то, что всё же реализуется, часто создает иллюзию достаточной активности, а это замедляет (если вовсе не останавливает) работу на будущее по осуществлению действительно назревших и необходимых изменений. …и его альтернативы.

Ситуация не вполне определённа и трактуется неоднозначно. Если в этом веке наш «догоняющий прорыв» не состоится, для мировой истории в этом не будет ничего уникального, а тем более трагичного (если, конечно, провал России не обернётся глобальным бедствием, что в принципе не исключено). В истории человечества отдельные страны неоднократно вырывались в лидеры мирового развития почти ниоткуда, а потом вновь мирно возвращались на вторые позиции, а то и вовсе на задний план. Часто - без фатальных потерь в качестве жизни для элит, а то и для основной массы населения. И для большей части человечества в этой мерцающей пассионарности нет ничего страшного. Для России это особенно интересно, поскольку эпохальные достижения в нашей истории сплошь и рядом осуществлялись как раз на фоне резкого падения качества жизни основной массы населения - обнищания, голода и тому подобного.

И наоборот: как критично ни относиться к качеству жизни в нынешней России, нельзя не признать, что у решающего большинства этот уровень на порядок выше, чем в те времена, когда мы потрясали мир уникальными инновациями, научными открытиями и художественными откровениями. Вопрос лишь в том, насколько мирная траектория прозябания на вторых ролях вообще открыта для России - не на отдельных сравнительно благополучных отрезках, а в большой перспективе. Не исключено, что Россия из-за своих размеров, уникальных природных богатств и человеческого потенциала просто обречена на борьбу за лидерство и особые позиции в мире.

Есть здесь и серьёзная опасность. При нашем характере обычное дело, подвигая себя на борьбу за лидерство, сводить всё к производству знаков, символических атрибутов прорыва. Часто мы не столько зарабатываем призы в мировой гонке, сколько сами себе эти призы фабрикуем и ставим на полку достижений. При этом государство не столько обеспечивает инновационное развитие, сколько создаёт себе алиби в действиях и квазирезультатах. Делается это, как правило, в ущерб глубинной эволюции, инновационному движению в целом, в ущерб системной, институциональной работе, наведению хотя бы элементарного порядка в рутине и мелочах, в ущерб обеспечению инновационности экономики и общества, а не отдельных назначенных новаторов и всего того ярко инновационного, что эксплуатируется идеологией и пропагандой.

Если разговоры о научно-технологическом лидерстве сведутся к инновационной символике, к производству экспонатов для очередной выставки достижений народного хозяйства, дело обречено. Если же понимание грандиозности задач и удалённости целей вынудит хотя бы сдвинуть с мёртвой точки системную работу, нынешний пережатый пафос и не во всём обоснованные амбиции могут оказаться простительными и по-своему полезными.

Стартовые условия: люди и институты

Россия вступает в новый век с крайне противоречивыми стартовыми условиями для инновационного маневра. В пантеоне нашей школьной истории значительное место занимают фигуры мирового уровня: учёные, изобретатели, инженеры, гении-самородки, кустари-новаторы. Ещё свежа память об уникальном историческом явлении - полном научном комплексе СССР, о мировом лидерстве в таких сверхинновационных отраслях, как космос или создание отдельных видов вооружений.

Но вместе с тем не изжиты, а отчасти и усугублены системные пороки: крайне зауженный сектор инноваций, ориентированных на престиж, идеологию и оборону, на силу и славу власти, но не на потребности человека (тем более на массового потребителя); хронически не решаемая «проблема внедрения», попытки навязывания инвестиций экономике, органически отторгающей инновации, вместо создания экономики, к инновациям восприимчивой и их активно востребующей; обеспечение инновационных прорывов любой ценой, стремление извне зарегулировать инновационный процесс «просвещённым» администрированием.

Планка, задаваемая нашим прошлым и вызовами не нашего будущего, предельно высока, но стартовые условия удручают. Производство «мозгов» и знания остаётся в России для людей делом подвижников, а для страны ещё одной «сырьевой» отраслью, предметом дармового экспорта, за наши же средства увеличивающего отрыв глобальных конкурентов. В то же время инновационный потенциал России, в первую очередь определяемый качеством человеческого капитала, по-своему уникален и составляет наше второе естественное преимущество, в перспективе на порядок более значимое, чем природные богатства. Историческая беда в том, что эти богатства (недра и мозги) слишком часто конфликтуют, вместо того чтобы давать положительный резонанс.

Проблема - в условиях, в среде.  Если эти же люди за рубежом творят чудеса творчества и вершат инновационные подвиги, значит, проблема в институтах и практиках. В этом веке инновационный маневр для России начинается даже не с инвестиций, посевных, инкубаторов или технопарков, а с устранения препятствий и сброса балласта, прежде всего со стороны власти. Первый лозунг инновационного старта: «Не мешать!». В том числе чрезмерным участием и отягощающей «заботой». Инновационная стратегия власти должна сменить тон с амбициозного на самокритичный, пока главным ограничителем развития является само государство. Его стимулирующие действия могут быть локально полезными, но в целом это попытка форсировать мотор при заблокированных автомобильных тормозах.

России в этом веке необходим полноценный инновационный процесс, а не демоверсия «экономики знания» - максимум, на что способно ручное управление интеллектуальным процессом и научно-техническим творчеством. В связи с вышесказанным требуется уточнение стратегической установки. 

Задача в том, чтобы создать экономику, генерирующую инновации, а не генерировать инновации для их мучительного внедрения в экономику. Новая глобальная конкуренция осуществляется в двух основных направлениях: люди, их квалификация, знания и навыки, их активность, дух инновационности и предприимчивости, способность работать сообща, и не только за плату, но и во имя достижения общенациональных целей; институты и практики, учреждения, законодательство и правоприменение и так далее вплоть до идеологической и политической ситуации, либо располагающей к реализации самого духа инновационности, либо его блокирующей.

На уровне официальной риторики уже признано, что главная ценность и главный потенциал будущего (а строго говоря, уже и нынешнего) развития - это так называемый человеческий капитал, его наличие и динамика, его качество. Если эти слова начнут обретать плоть, сохранение и наращивание человеческого потенциала будет идти по двум основным направлениям.

Во-первых (именно во-первых - с учётом временного лага формирования новых поколений), предстоит решить задачу расширенного воспроизводства человеческого капитала. Наша система образования должна быть перестроена не только в плане ориентации на новое знание и инновационную прагматику, но и в плане ориентации на ценностные установки и мораль, отличающие инновационный социум от ресурсно-сырьевого. Формирование нового поколения - процесс, имеющий вполне определённый временной лаг, поэтому запаса времени на реформу институтов образования и воспитания практически нет.

Во-вторых, при всей неоднозначности темы утечки мозгов для развития науки как таковой (глобальный интеллект) эта проблема для страны существенна и уже стала критичной. Для предотвращения исхода интеллектуальных кадров и их возврата необходимо формирование как минимум нормальных, конкурентных условий для самореализации. Не менее важно создание соответствующей политической и общественной среды, которая не заставляла бы краснеть и не оскорбляла бы всякого рационально мыслящего, всё понимающего и уважающего себя человека. Сейчас это важнее денег.

Меняется система финансирования науки и инноваций. По мере проведения институциональных реформ будет взята на вооружение система, принятая в развитых странах: государство финансирует фундаментальную науку и особо крупные и (или) перспективные проекты, но сроком на три-четыре года. Далее - если эти направления не подхватывает бизнес, финансирование из федерального бюджета перераспределяется. Поскольку инновационный маневр начинается в почти боевых условиях, необходим гражданский контроль за расходованием средств, выделяемых на такие проекты, не менее жёсткий, чем за обоснованием и расходованием военного бюджета.

Государство всеми доступными ему средствами обеспечивает продвижение российских инноваций на мировых рынках, гарантирует недискриминационные условия конкуренции. Оно также содействует участию России в крупнейших международных исследовательских проектах, роль которых в будущем будет усиливаться в связи с резким удорожанием современной науки и усложнением обслуживающей её исследовательской техники. Но при этом не менее важная для инновационного маневра задача государства - обеспечение оптимальных условий для отечественных, локальных, в том числе сверхмалых проектов (микроинновации). В этом, пожалуй, наиболее радикальный разворот инновационной стратегии российского государства.

Главное же необходимое изменение в инновационной экономике и экономике инноваций заключается в создании условий, в которых корпорации гоняются за носителями знания и нематериальными активами, а не наоборот. Особенности инновационной среды стран-лидеров инновационного развития достаточно описаны. Это наличие вариативного прогнозирования и стратегического планирования на долгосрочную перспективу; участие в формировании единого мирового научно-технического пространства и рынка высокотехнологичных товаров и услуг с ограниченным кругом участников; закрепление на рынке высокотехнологичной продукции на основе определённой технологической специализации (отражающей развитие критических технологий в данной стране); формирование глобальных механизмов получения и перераспределения ренты от монополии на знание и высокие технологии; создание национальных инновационных систем, интегрированных на международном уровне и охватывающих весь комплекс институтов, обеспечивающих генерацию знаний и инноваций, развитие и коммерциализацию новых технологий; активная государственная поддержка условий, способствующих повышению качества людских ресурсов (человеческого капитала); тесное сотрудничество между бизнесом и государством, активная экономическая дипломатия, режим благоприятствования при освоении новых сегментов мирового рынка.

Вместе с тем есть целый ряд внешних (по отношению к собственно инновационной системе) условий, без которых любые попытки начать и продвинуть инновации в системном порядке обречены на провал. Эти условия давно описаны, но по-прежнему остаются актуальными. Среди них экономическая свобода; отсутствие коррупции; 0отсутствие бюрократических барьеров; совокупность условий для развития малого бизнеса; конкурентоспособность; доступность венчурного капитала; лояльное отношение общества к коммерческому успеху; защищенность от криминала и произвола чиновников; механизмы исполнения контрактов. Этот перечень условий можно уточнить и продолжить.

Однако уже из вышеизложенного ясно, что главные приоритеты в обеспечении инновационного маневра - старта и развития - лежат не столько в самой инновационной, научно-технологической сфере, сколько во внешних условиях. Поэтому любые стратегические разработки, любые планы, а тем более отчёты в области продвижения инноваций должны начинаться и заканчиваться изменениями этих условий. Первый список (специальная поддержка инноваций) не имеет смысла без реализации второго (условий самой их возможности).

Новое содержание инноваций

Изменение системы ценностей от государства и власти к индивиду и обществу в корне меняет само содержание инноваций, их направленность и мотивацию. Если обслуживание идеологии и обороны придавало инновациям в основном естественнонаучно-технический характер, то в современном мире не менее фундаментальные, если не главные инновации носят характер гуманитарный и социальный. Важнее «железа» становится формирование новых потребностей. Для нас такие инновации - дело исторически непривычное. Как и для самой нашей науки, вынужденной, как и во всём мире, вступать в равноправный диалог с обществом, обосновывать и отстаивать свои позиции, честно делиться прогнозами приобретений и угроз, возможных благ и рисков.

Общий тренд предполагает сдвиг в сторону гуманитарного и социального знания. Это справедливо и в отношении нашей страны. И в целом, и в российской ситуации особенно, нет ничего опаснее иллюзий, будто в консервативном обществе возможны подлинные инновационные прорывы и системное, устойчивое инновационное развитие. По-настоящему современная инновационная экономика невозможна в стране с элементами неофеодализма, с отсталыми, а тем более архаичными институтами, какими бы модернизированными фасадами эти институты ни обставлялись. Опаснейшая иллюзия - будто нынешнюю Россию в том виде, в каком она сформировалась, можно сделать инновационной, общающейся на равных с лидерами мирового инновационного развития и конкурирующей за возможности управления будущим. Для подлинно инновационного развития (а по большому счёту и для обеспечения самого инновационного старта) уже нужна другая страна - с другой системой ценностей и отношений, с другой политикой и социальной средой, с другой системой управления, с другим настроем в бизнесе.

Продолжение следует

397

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей