Обидеть ветерана и не покраснеть
+13°
Сообщить новость
24.03.2010 11:00

Обидеть ветерана и не покраснеть

Бравурные отчёты, красивые жесты и громкие слова… С экранов телевизоров, что ни день, раздаются победные реляции о том, сколько южноуральских ветеранов получили право на субсидию благодаря президентской программе по обеспечению их жильём. Только молчат о тех, кто дошёл до Берлина, всю жизнь трудился на благо страны, но из-за равнодушия местных властей лишён права дожить свои дни в комфортных условиях *%{color:red}[фото]%*.

Рейтинг:
Обидеть ветерана и не покраснеть
*Бравурные отчёты, красивые жесты и громкие слова… С экранов телевизоров, что ни день, раздаются победные реляции о том, сколько южноуральских ветеранов получили право на субсидию благодаря президентской программе по обеспечению их жильём. Только молчат о тех, кто дошёл до Берлина, всю жизнь трудился на благо страны, но из-за равнодушия местных властей лишён права дожить свои дни в комфортных условиях.* Победителя зовут Иван Игнатьевич Судаков, ему 89 лет, и он вместе со своей 84-летней женой, труженицей тыла, проживает в избушке, которой не сегодня-завтра исполнится 100 лет. h3. Родом из крестьян Иван Судаков родился в 1921 году в Нижегородской (Горьковской) области в обычной крестьянской семье. Пятеро детей плюс двое сирот-племянников жили бедно, но дружно - в те времена оставшихся без родителей детей не бросали. Вот и семья Судаковых смиренно несла свою ношу, земля-матушка кормила - и слава богу. Иван был пятым ребёнком, взрослеть ему пришлось быстро: четыре класса в начальной школе, а с девяти лет уже незаменимый помощник по дому. В четырнадцать детство закончилось, Иван пошёл работать в колхоз. За трудодни. От голода спасали только собственное подворье да желание не умереть и поставить детей на ноги. Обычная судьба, обычный тяжкий крестьянский труд - никто не роптал, все так жили. В 1940 году Судакова призвали в Красную Армию, служить пришлось вдали от родного села Курлей - на Дальнем Востоке. Первое боевое крещение состоялось именно там, на границе с Китаем, где в те годы было тоже не особо спокойно. А уж в 1941-м для Ивана Игнатьевича началась война, которую назвали позже Великой Отечественной. Ему достался тяжкий военный труд связиста. Установить телефонную связь под вражескими пулями, идти впереди всех, отвечать головой за жизнь остальных - вот славный и, увы, неоцененный вклад Судакова в дело Победы. Он был участником Курской битвы, дошёл до Берлина, награждён, контужен… h3. Было тяжело, но не бежали Он закончил войну победителем в 1946-м, а потом вернулся к привычному крестьянскому труду. Все так же работал за трудодни, только теперь у него уже была своя семья. Вспоминая послевоенные времена, Иван Игнатьевич говорит: «Труд на селе тяжкий, но только в 70 – 80-е мы узнали, что существует заработная плата, пусть и маленькая. Спасались своим хозяйством: коровой, овцами, курами да огородом. Исправно платили государству обязательный продналог мясом, шерстью, яйцами, маслом. Было трудно, но из села народ не бежал - держался за землю. Самое трудное время - 90-е годы, молодёжь и до этого начала в город уезжать да в районные центры, а мы, старики, всё жили. Но постепенно деревня наша умерла: магазин в пяти километрах, больница - в двадцати пяти, по дорогам не проедешь: грунтовка, зарастающая то непролазной грязью, то сугробами. Что было делать? Мы постарели, работать так, как раньше, уже не могли, вот и решили перебраться поближе к людям. Государство в очередной раз посадило нас в галошу - все сбережения сгорели дотла. Но уезжать надо было всё равно, потому что лечебное заведение стало для нас первой необходимостью. Выбрали село Сыростан - оно поближе к единственной дочери, живущей в Миассе. Она звала к себе, но мы с женой не хотели ее беспокоить. У неё свои заботы, семья. Продали свой дом за копейки, на дрова. Кому нужно жильё, если рядом пустыня? Страшно вспоминать, как ехали в неизвестность и практически без копейки. Продали всё, что можно было, наскребли, дочь помогла и купили домишко, который и в 1991 году уже сносить было пора. Думали, что долго не проживём, помрём и хватит нам этой избушки. Но вот уже девятнадцать лет умираем…» Дом в 37,5 квадратных метра и впрямь неказистый, завалившийся на один бок, старый, продуваемый со всех сторон. Стоит сиротливо на семи ветрах, а те, что рядом с ним, люди давно уж бросили. Шутка ли - латать недвижимость столетней выдержки! Всю зиму двое стариков не снимали тёплую одежду - холодно. Отопление дровяное, за водой ходить молодому, может, и близко, а если возраст подбирается к почётной планке 90? h3. Компетентность власти Сколько раз с 1992 года старики обращались в местную администрацию за помощью - не сосчитать. Когда могли, сами ходили и к чиновникам в кабинеты, и в соцзащиту, и в военкомат, но ни разу ветеранам даже машиной дров не помогли. «Эх, - вздыхает Иван Игнатьевич, - везде нам отвечали одно: не в нашей компетенции. Только на День Победы про нас вспоминали, для «галочки». То коробку конфет подарят, то пару пачек чая поднесут. Мы этому были безмерно рады - помнят, чтут. А однажды даже целую коробку лекарств принесли, правда, все таблетки были просрочены. Вот и вся помощь от некомпетентной власти. Но должен обязательно сказать, что в больнице мне подлечиться удалось - два раза в военном госпитале в Челябинске лежал!» Силён всё-таки русский мужик - даже в тяжелейшем положении бодрости духа и чувства юмора не теряет! Только сегодня ему день ото дня становится всё хуже и хуже. Из дома ветеран уже не выходит, слёзы обиды и горечи сделали глаза почти слепыми. Он не в силах добрести даже до уборной на улице - ведро стало их с женой туалетом. Хорошо, что хоть пока супруга может помочь да дочь, которая по нескольку раз на неделе приезжает к стареньким родителям с сумками продуктов и пакетами лекарств. Внучки, к счастью, тоже не забывают. Все близкие готовы хоть сегодня забрать стариков к себе, но они держат оборону за свою пусть тяжёлую, но самостоятельную жизнь. Всё верят, что государство о них вспомнит. И вот оно вспомнило. h3. Отказали без объяснений Еще в 1999 году Иван Судаков обращался во все инстанции с просьбой улучшить жилищные условия, но тогда было не до героев войны. Казалось бы, сегодня Россия вспомнила своих истинных героев. А в том, что Иван Игнатьевич именно такой, нет сомнений. Достаточно сказать лишь о трёх наградах, украшающих его грудь: об ордене Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», медали «За победу над Германией». Неужто не заслужил своего права на внимание и «компетентность» власти человек, в военном билете которого значится: был участником Курской битвы, демобилизовался в мае 1946 года в Берлине! В октябре 2009 года рядовой Судаков сделал ещё одну попытку: «С плачевной просьбой обратился к главе администрации Миасского городского округа Виктору Ардабьевскому оказать помощь в улучшении жилищных условий, просил, чтобы создали комиссию по осмотру нашего ветхого дома, где мы с женой Екатериной Ивановной доживаем последние дни. Письмо мое исправно зарегистрировали и передали в сельский совет Сыростана. Только комиссии мы так и не дождались. А тут вышел Указ президента о постановке на учёт всех нуждающихся в жилье ветеранов, и глава поселкового совета Александр Дерин велел собирать документы. Мы всё собрали, бумажка к бумажке, уж думали: наконец-то! Отказали». В феврале 2010-го старики получили письмо с постановлением администрации Миасского городского округа об отказе в постановке на учёт. О причинах такого решения ни словечка. Иван Игнатьевич не сдерживает слёз: «За что такая пощёчина? Шесть лет я защищал Родину, и это слово никогда не было для меня пустым звуком. Наверное, мне отказали за 65 послевоенных лет, когда я трудился и никогда ни у кого ничего не просил. Я понимаю, что мы с женой - люди, со счетов списанные, только мешаем да обременяем всех. Умирать пора, но смерть не идёт. Думали, зимой замерзнём или крыша на нас упадёт. Видно, о помощи просить можно только Бога». До мая 2010-го абсолютно все нуждающиеся в жилье ветераны должны получить субсидии на покупку жилья социального найма - таков закон. Дойти обязаны до каждого и проявить сочувствие и уважение. Это долг чиновника. Герой-ветеран не должен просить и унижаться, проливать слёзы, но пока всё именно так. Дочь Ивана Судакова крик о помощи в письменном виде от своего отца увезла в общественную приёмную премьера, президента, губернатора и в региональное отделение «Единой России». Думаете, кто-то откликнулся? Никто.
297

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей