Другой город
Челябинск
Среда 18 октября, 2017 21:35 +6°
Новости в Челябинске
28.03.2010 11:33

За что убили Некрасова? За 2 миллиона или за 3 миллиарда?

За что убили Некрасова? За 2 миллиона или за 3 миллиарда?

Объявленная недавно версия Следственного управления СКП по Челябинской области о том, что в организации расправы над исполнительным директором Челябинского областного ФОМСа Валерием Некрасовым обвиняется главврач саткинской медсанчасти «Магнезит» Анатолий Громов, сразу выглядела по меньшей мере странно.

Рейтинг: 0

*Объявленная недавно версия Следственного управления СКП по Челябинской области о том, что в организации расправы над исполнительным директором Челябинского областного ФОМСа Валерием Некрасовым обвиняется главврач саткинской медсанчасти «Магнезит» Анатолий Громов, сразу выглядела по меньшей мере странно. По мысли следствия, мотивом для сделки Громова с киллерами стали вскрывшиеся нарушения при закупке лекарственных препаратов на сумму порядка 2-х миллионов рублей. Такая сумма как повод для столь серьезного преступления смехотворна. Между тем ранее медики Челябинской области посредством нехитрых вычислений уже выяснили, что областной ФОМС при прежнем (до Некрасова) руководстве «экономил» порядка 3-х миллиардов рублей в год. За счет снижения тарифов на лечение в Челябинской области до уровня, не гарантирующего даже минимальные медицинские стандарты. Эту версию следствие однако даже не рассматривает. Хотя данные по «сэкономленным» суммам уже неоднократно были преданы огласке.* h3. Минздрав области и ФОМС действовали заодно Насколько можно судить, практика «экономии» средств областного ФОМСа (за счет крайне низких тарифов на лечение именно в Челябинской области, за счет неоплаты «сверхплановых» больных – чуть ниже объясним, что это такое) – результат совместной деятельности руководства фонда и областного Минздрава. По некоторым оценкам, таким образом «экономилось» по 3 миллиарда рублей в год. И именно по этому поводу, как говорят, в областной администрации у Некрасова был серьезный разговор чуть ли не с губернатором Суминым. Поскольку любой новый руководитель готов обычно отвечать за свою работу, но не за предшественников. По нашей информации, Некрасов ставил вопрос именно так. Потом случилось то, что случилось. Есть ли связь между этими событиями, наверняка сейчас сказать трудно. Однако давайте просто вспомним некоторые обстоятельства темы. h3. План и сверхплан В 2007 году одна из крупнейших челябинских больниц пролечила в стационаре 30 тысяч больных, несколько превысив таким образом ранее составленный для неё на год план-задание (представьте себе, больные в Челябинской области должны болеть по плану!). ФОМС выступил с возражениями против оплаты лечения сверхплановых больных. В больнице прошла серия проверок ФОМСа и прокуратуры. Существенных нарушений не выявили. Поэтому прокуратура обязала ФОМС оплатить больнице расходы на лечение сверхплановых больных, что и было исполнено. Но в 2008 году история повторилась. Снова ФОМС отказался оплачивать сверхплановых больных. И прокуратура посоветовала медикам сразу обращаться в суд. Больница выиграла в арбитражном суде иски у четырёх медицинских страховых компаний — по факту неоплаты расходов на лечение сверхплановых больных. Теперь процитируем тарифное соглашение на 2008 год, это же интересно! Тем более, что оно было подписано руководителями областного ФОМСа (тогда этим руководителем был еще, если не ошибаюсь, Роман Панов), межрегионального союза медицинских страховщиков, областной организацией профсоюза работников здравоохранения и минздравом области. Итак, цитата из тарифного соглашения: «перевыполнение объёмов медицинской помощи по стационарным профилям отделений, предусмотренных планом-заданием (муниципальным заказом), влечёт за собой принятие решения об уменьшении тарифов на медицинские услуги...». Сами тарифы, кстати, без того мизерные. Но если кто заболеет сверх плана, то лечить его, получается, для челябинских медиков себе дороже. Какая уж там клятва Гиппократа?! h3. Стандарты, которых не было Между прочим, есть такое понятие, как медико-экономические стандарты. Но на момент описываемых событий в Челябинской области (в отличие от других регионов страны) таких стандартов не было принято. Что открывало широкое поле для самоуправства чиновников от медицины. Раз нет тарифов, то при введении областным ФОМСом так называемого среднепрофильного тарифа на собственно лечение больных средств практически не оставалось. Сравним действовавшие тогда тарифы на лечение ну хотя бы ишемической болезни сердца. В Челябинской области тариф 6348 рублей, а в Свердловской (где отталкивались от фактически произведённых лечебных процедур) — 26 224 рубля (разница в четыре раза). А взять лечение острого осложнённого инфаркта миокарда… В Челябинской области — 8217 рублей, в Свердловской — 61 468 (разница уже в семь с половиной раз). Тариф по лечению язвы желудка с операцией в Челябинской области составлял 5280 рублей, а в Свердловской — 69 387 (разница в 14 раз!). В большинстве регионов России при оплате расходов исходят, как и наши соседи-свердловчане, из реальной стоимости лечения больного. В Челябинской же области действовал свой чиновничий тариф, обоснования которого не было вовсе. Хотя болезни у пациентов разные. И стоимость лечения аппендицита, кишечной непроходимости, мочекаменной болезни, панкреатита, язвы, злокачественной опухоли желудка, кардиологических заболеваний тоже резко различна. Отдельный вопрос, что в упомянутый тариф входили прежде всего заработная плата медиков и начисления на неё. В сумме 75 — 90% тарифа Челябинской области. При этом медики отнюдь не жировали. Ниже установленного правительством России минимума платить врачам нельзя. А при наших мизерных тарифах этот самый минимум и составлял почти всю сумму тарифа. Между тем в тарифе обязательно должна быть доля затрат на приобретение медикаментов и перевязочных средств, медицинского инструментария, реактивов и химикатов, стекла, химпосуды и прочих материальных запасов, а также оплата стоимости лабораторных и инструментальных исследований. Сюда же входит оплата продуктов питания для больных, мягкого инвентаря. Сколько же денег на всё это остаётся? Да почти ничего В начале 2008 года выяснилось: крупные больницы Челябинска недополучают в месяц при сложившейся системе приблизительно 15 — 20 миллионов рублей. В год 180 — 250 миллионов. Всего же по лечебным учреждениям области потери исчисляются суммой более трёх миллиардов рублей за год. В челябинском ФОМСе за 2007 год образовалась «экономия» в миллиарды рублей! Почему, с какой целью? Куда потом пошли эти деньги? Занятно, что после коллективного обращения главных врачей ведущих больниц Челябинска к полпреду Латышеву, проверок прокуратуры из бюджета области (почему из бюджета?) ФОМСу были выделены для лечебных учреждений деньги. Однако выделение этих средств странным образом наложилось на реализацию в области указа президента Путина о 14-процентной надбавке стимулирующего характера для работников бюджетной сферы. А вот роста унизительно низких тарифов фактически не произошло. h4. Отдел расследований Продолжение следует...

341
Популярное
Лента новостей