Юрий Гурман: «Голос» ничьих денег не отрабатывает»
-2°
Сообщить новость
01.04.2010 12:11

Юрий Гурман: «Голос» ничьих денег не отрабатывает»

Выборы за выборами, а в стране мало что меняется. Нарушений по-прежнему пруд пруди. Стоит ли с этим бороться или принять ситуацию такой, как она есть?

Рейтинг:
Рубрика: Общество
Юрий Гурман: «Голос» ничьих денег не отрабатывает»
*Выборы за выборами, а в стране мало что меняется. Нарушений по-прежнему пруд пруди. Стоит ли с этим бороться или принять ситуацию такой, как она есть? Возможно ли что-то исправить и мечтать о демократическом обществе? Об этом рассуждает поборник честных выборов Юрий Гурман.* *- Председатель облизбиркома Ирина Старостина упрекнула после прошедших муниципальных выборов «Голос» в «отработке» американских денег. Насколько это отвечает истине?* - Ирина Аркадьевна это повторяет уже не первый год. А все началось с того, что в 2003 году в одной из мобильных групп на выборах в Госдуму по нашему приглашению работала американка, консул по экономическим и политическим вопросам в консульстве США в Екатеринбурге Барбара Кейтс. ЦИК РФ официально аккредитовал ее как международного наблюдателя, но уже здесь, у нас, случилась просто водевильная ситуация. Разумеется, мы привели Барбару в областной избирком, чтобы представить, познакомить… Меня пропускают в здание Законодательного собрания, а ей… вынесли стул, приставили милиционера, и она просидела в ожидании около 20 минут. Напоминаю, она консул и официально аккредитованный международный наблюдатель! Не знаю, чего уж так сильно испугались в областной избирательной комиссии, что пытались скрыть? Это абсолютно нормальный, рядовой эпизод. Ведь наше избирательное законодательство говорит о том, что выборы проходят открыто и гласно, и скрывать в процедуре нечего. *- Вы хотите сказать, что если бы на выборах захотел присутствовать французский наблюдатель, то тогда вы бы отрабатывали французские деньги?* - Ну а какой еще напрашивается вывод? Отмечу, что я работаю в «Голосе» на общественных началах, заработную плату мне никто не выдает. А фонд существует на грантовые средства, пожертвования. На сегодняшний момент деньги выделяет общероссийская организация «Голос», есть средства и финские, и американские, и от посольства Евросоюза. *- То есть все-таки «американский денежный след» есть?* - Есть. Как и у многих других в Российской Федерации, кто берет кредиты в международных банках, получает американские гранты. Агентство по международному развитию США помогает нашей стране в решении социальных проектов. Это абсолютно легально. Более того, существует межправительственное соглашение, согласно которому осуществляется подобная деятельность, реализуются различные программы. Отмечу, что наши корреспонденты во время выборных кампаний работают, скорее, за идею, чем за материальное вознаграждение. Сумма, которую они получают за всю кампанию, равняется одной тысяче рублей. Это волонтерский труд. Кандидаты своим наблюдателям платят гораздо больше, поверьте. В «Голосе» работают те, кто душой болеет за выполнение выборного законодательства, и они (совершенно точно) проверяют, как работают и соблюдаются наши законы, а не американские, как наши власти относятся к реализации прав наших граждан! Речь идет именно об этом! Конечно, когда на недостатки указывают тем, кто должен соблюдать закон, они тут же рождают вот такие мифы об американском следе. *- «Голос» существует не только в Челябинской области?* - Наша организация объединяет Свердловскую, Курганскую, Пермскую, Самарскую, Йошкар-Олинскую, Челябинскую области, это уральский филиал. А всего в России шесть бюро «Голоса», 43 региона охвачены. Этот год у нас юбилейный, мы работаем уже 10 лет. Идея создания, кстати, зародилась в Челябинске. Сначала это было пять регионов, а затем сеть расширилась, это востребовано в России. *- Прошли муниципальные выборы… Насколько они были демократичны, справедливы?* - Ситуацию на прошедших выборах нужно рассматривать послойно. Первый – проблемы, связанные с отсутствием реальной конкуренции и так называемой зачисткой поляны, когда подстригли выборное поле как английский газон. Тех, кто мог бы составить альтернативу существующей муниципальной власти, либо вписали в какую-то партию, либо просто убрали с выборного поля. Даже самовыдвиженцы были ограничены в правах. Более того, по рукам били даже действующих депутатов местных советов, которые желали баллотироваться на следующий срок – им просто говорили о том, что существует список, составленный на уровне региона. При этом замечу, что мы говорим о муниципальных выборах. Местное самоуправление – это дела граждан, оно не входит в органы госвласти. Люди должны сами решать свои проблемы, однако им навязывают кандидатов извне. И, тем не менее, состав муниципальной власти изменился. Я не считаю выбранных глав районов, поскольку они не имеют никакого отношения к местному самоуправлению, так как выполняют приказы сверху, а вот поселковые советы нам интересны. Сейчас мы как раз занимаемся анализом ситуации, кто пришел, насколько и как может изменится жизнь…Это реальное самоуправление. Нам не особо интересна партийная принадлежность депутатов, поскольку Хомутининские выборы прекрасно продемонстрировали, как люди вступают в партии и попадают в списки. На уровне поселковых советов не может быть политической конкуренции. И ничего удивительного нет в том, если единоросс, либерал-демократ, коммунист и эсер абсолютно согласны с той позицией, которую им предлагает глава местной администрации. На селе политики нет. Если нет воды, канализации, школы… Но есть одна партия, которая все жизненно важные проекты под себя подписала. К кому пойдут люди? По старой советской привычке – к тому, кто обещал. Какая уж тут политика, если насущные бытовые вопросы не решены. Дядя на выборах обещал, что будет разбираться с нашими проблемами, пусть едет из регионального центра, Москвы и разбирается. Какое же это самоуправление? Программу для конкретной территории писали в региональном отделении партии под своего кандидата, пусть расхлебывают. Второй слой связан с нищетой и неграмотностью кандидатов. Сколько таких было: зарегистрировались, а счета не открыли, агитацию не вели. А вот партии проталкивали своих. Третий слой – это грязные технологии, подметные листовки. Причем все знают, где изготовлены агитационные материалы, но правоохранительные органы и облизбирком разводят руками – не знаем. А сколько раз использовали должностное положение: губернатор дает согласие на использование своего имени для агитации. Это недопустимо по закону, но административный ресурс используется на все сто. Неравенство прав у кандидатов на лицо! Судебные решения - диву даешься! Всем понятно, что кандидатов суды снимали по заказу. Где-то прокуратура глаза закрывает и посылает кандидатов решать спорные вопросы в судебном порядке, а иногда - такая предельная бдительность! Карабаш тому пример. Причем, в остальных районах происходит все шито-крыто, хотя кандидат совершил те же ошибки. С одной стороны, провозглашаем, что боремся с коррупцией, а с другой – пламенно ее поддерживаем. Конечно, все эти факты не только у нас вызывают возмущение, ведь и люди звонят, сообщают о фактах нарушения на «горячую линию», но их никто не слышит. До сих пор вспоминаю слова Петра Сумина о том, что двухсарайных парламентов он не потерпит, и он последовательно осуществлял эту политику. Результат такой работы налицо: на поселенческом уровне – выжженная земля, люди уезжают. А сколько мы видели глав, которые, избравшись, разводили руками и говорили о том, как страшно их подставили – у них нет возможности выполнить свои предвыборные обещания. *- Какие-то уроки из прошедших выборов извлекли?* - Все повторяется из года в год: наши корреспонденты слышат в свой адрес регулярное «вон», хотя мы настаиваем лишь на одном – соблюдении буквы закона. Между тем, с точки зрения организации все было из рук вон плохо. Даже информационных стендов не было. Не говоря уже о том, что на многих участках данных о благосостоянии кандидатов (а они должны быть!) не наблюдалось. Теперь представьте, что человек приходил, а ему нужно было в бюллетене поставить не одну галочку, а несколько (избирались: глава муниципального района, депутаты поселкового совета, глава поселкового совета и т. д.), а ему никто не объяснил, как это нужно сделать. В результате огромное количество испорченных бюллетеней. Почему облизбирком не позаботился об оснащении избирательных участков? Это их прямая обязанность. Может, средств не хватило? Так попросили бы денег у американцев, они добрые, они дадут. Я уже не говорю о том, что в последний момент выяснилось, что урны для голосования оказались малы. Представьте, что еще не все проголосовали, а они уже битком. Приходилось прерывать выборный процесс, сколачивать урны…Прекрасно, что Ирина Николаевна Глуздань была постоянно с нами на связи, и многие ляпы исправлялись оперативно. Однако ответы на наши запросы в областную избирательную комиссию по-прежнему оставляют желать лучшего и не выдерживают никакой критики. *- Сохранились ли у нас хоть какие-то демократические институты? Губернатора назначают, порога явки нет…* - Губернатора у нас избирают! Просто выбор делает один человек. В остальном все будет зависеть от активности электората, если гражданам все равно, как с ними обращаются, то так и будем жить. Должны обсуждаться противоречия, в спорах должна рождаться истина. Инертность граждан и… тогда нечего на зеркало пенять. Ручное управление должно быть не сверху, а снизу… *- Если у нас все так плохо, может, где-то уже хорошо?* - В качестве международного наблюдателя мне довелось в этом году побывать на выборах в Украине. Отмечу, что выборы 7 февраля принципиально отличались от выборов пятилетней давности. Прежде всего, изменилось выборное законодательство, которое сегодня четко оговаривает все спорные моменты. Все это позволило реально существовать политической конкуренции. Работа избирательных комиссий ведется открыто и без давления. Состав их формируется на паритетных началах: 8 членов комиссии назначаются одним кандидатом, столько же другим. При этом должности председателя и секретаря также разделяются поровну, а ведь именно от этих людей зависит микроклимат на избирательном участке. Кроме того, всем комиссиям присвоены номера, в четных председатель назначается от одного кандидата, а секретарь – от другого. И наоборот. Все решения принимаются общим голосованием, и только спорные вопросы, в которых нет согласия, направляются на рассмотрение вышестоящей комиссии. При выдаче бюллетеней также сидят парами, каждый документ для голосования пронумерован – никакого вброса быть не может. То же самое с институтом наблюдателей от кандидатов. При такой системе выборы просто обречены быть честными. Прибавьте к этому уголовную ответственность за нарушение закона о выборах, за препятствие к наблюдению, несоблюдение процедуры, и вы поймете, о чем я говорю. Минус только один – скорость изменения законодательства.
661

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам.

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей