22.04.2010 10:20

Чаепитие с чемпионом

Как ни крути, конкурс «Учитель года» - суровый учительский чемпионат. Здесь сходятся самые сильные «бойцы» и в бескомпромиссной схватке выявляют чемпиона по всем статьям. Здесь в отличие, скажем, от бокса не бьют никого по физиономии. А напротив стараются понравиться. Что в разы сложнее по определению. Но тем оглушительнее успех. Гульнара Сабитова, учитель русского языка и литературы из школы № 10, блистательно выиграла конкурс «Учитель года» на городском уровне, а следом и на областном. Призы - два автомобиля и путёвка… на общероссийский конкурс «Учитель года». То, что Гульнара Николаевна Сабитова стала учителем года, в городе никого не удивило. Молодая учительница давно зарекомендовал себя как превосходный учитель. Отлично помню, как толпы учителей ломились к ней на открытые уроки - было чему поучиться. Теперь представляю, что будет с Гульнарой после такой огласки. Сегодня общий восторг, протуберанцы любви к учителю, взорвавшийся Интернет с комментариями и поздравлениями - всё это закономерное следствие, которое должно случаться с первоклассным учителем, чемпионом.

Рейтинг: 0
Чаепитие с чемпионом
*Как ни крути, конкурс «Учитель года» - суровый учительский чемпионат. Здесь сходятся самые сильные «бойцы» и в бескомпромиссной схватке выявляют чемпиона по всем статьям. Здесь в отличие, скажем, от бокса не бьют никого по физиономии. А напротив стараются понравиться. Что в разы сложнее по определению. Но тем оглушительнее успех. Гульнара Сабитова, учитель русского языка и литературы из школы № 10, блистательно выиграла конкурс «Учитель года» на городском уровне, а следом и на областном. Призы - два автомобиля и путёвка… на общероссийский конкурс «Учитель года». То, что Гульнара Николаевна Сабитова стала учителем года, в городе никого не удивило. Молодая учительница давно зарекомендовал себя как превосходный учитель. Отлично помню, как толпы учителей ломились к ней на открытые уроки - было чему поучиться. Теперь представляю, что будет с Гульнарой после такой огласки. Сегодня общий восторг, протуберанцы любви к учителю, взорвавшийся Интернет с комментариями и поздравлениями - всё это закономерное следствие, которое должно случаться с первоклассным учителем, чемпионом.* Мы условились встретиться в кафе. Шёл дождь. И вот она пришла - тоненькая, изящная, улыбчивая, обвешанная сумками со школьными тетрадками. Конкурс конкурсом, а уроки давать приходится. Жизнь без поблажек. Гульнара, глядя на капли дождя, неожиданно сказала: «Смотрите, как поменялись краски вокруг!» Я же нашёл, что она совершенно очаровательна. - Гульнара, своё призвание человек ищет порой всю жизнь да так и не обнаруживает. А как было в вашем случае? - Когда мне было лет пять, я, сидя на полу среди игрушек, мучительно размышляла, кем мне стать - космонавтом или учителем. И взвесив все «за» и «против» после таких тягостных раздумий, приняла решение, что буду работать с детьми. Тогда я кукол рассадила, раздала им листочки бумаги. Начался мой первый урок. Родители никак не влияли на выбор профессии. Это было внутреннее стойкое ощущение. Насколько помню, всегда хотела работать с детьми. Теперь в куклы не играю. Мне их дарят мои ученицы. Эти куклы, детские подарки - ассоциации с теми девочками, которые дарили, конечно, остаются навсегда. - Вы чем-то неуловимо напоминаете Ахматову. Признайтесь, пишете стихи? - Я много писала стихов. Это отчасти связано с моей работой. Одно время особенно много сочинялось - в подростковом возрасте, в юношеском. Позже забросила это дело. Пушкин из меня точно не выйдет. - Учитель живёт в сфере любви. Иначе он просто мучается. А что любите вы? - Очень люблю лыжи. Ребят часто вожу кататься. Правда, горных лыж я боюсь. Люблю коньки, лесные прогулки, вышивать. Осень люблю, дождь. - Известно: по кругу чтения можно понять человека, каков он… - Если книги - то Толстой. Это, может быть, пришло не сразу - вот это осознание. Толстой на самом деле глубина и мощь. Наверное, нет ни одной темы, которой он бы ни коснулся, нет ни одной страны, человеческого характера, которая не была ему интересна. Я очень люблю Ивана Шмелёва, причём не только его «Лето Господне», но и «Солнце мёртвых», его книги о Валааме. Если говорить об иностранных писателях, то с институтских лет для меня до сих пор очень близок Джон Олдингтон. Очень нравится Фаулз с его магическим, таким постмодернистским реализмом. - Гульнара, вам никто не говорил, что вы какая-то особенная, очень правильная, что ли. Вам порой не хочется что-нибудь выкинуть эдакое? - На уроках я вполне могу похулиганить. Особенно если речь касается классической подачи материала. Мы очень часто это обыгрываем. Такой хулиганский ход был и на конкурсе. Мне досталась тема «Проблемная ситуация». Как правило, даётся одна большая проблемная ситуация и от неё идут маленькие проблемы, которые мы решаем в течение урока. На конкурсе во время мастер-класса я перевернула всё с ног на голову. Я показывала проблемы, которые восходят к решению какой-то глубинной серьёзной проблемы. И, конечно, любое «хулиганство» допускаю на уроках литературы, если оно ведёт к пониманию серьёзных вещей. Наверное, главное, что для себя определяю в работе, - научить детей думать. У Блеза Паскаля есть прекрасное выражение: «Все наши достоинства - в способности мыслить. Лишь она возносит нас, а не пространство и время, в которых мы ничто». Это основа нравственности. Для меня это цель. - Гульнара Николаевна, вы действительно блестяще владеете обширным материалом русского языка. Это особенный талант? - У меня были прекрасные учителя в вузе. Среди них Людмила Ивановна Журавлёва - легендарный преподаватель-лингвист. Все они очень ясно видели структуру русского языка. Это ясное видение и сумели передать. Я очень хорошо вижу целое. Когда ты видишь целое, преподавать легко. - Гульнара, не знаю почему, но для меня вы загадочная учительница. Это какой-то другой архетип женщины. - Дело отчасти в том, что я учитель-консерватор. Для меня этическая составляющая в работе учителя является главной. И в ситуации, когда мир постмодернистский, уже даже постпостмодернистский, наверное, такое сочетание выбивает из колеи обычной, условной. - Так вы гостья из будущего? - Скорее из прошлого (смеётся). - Речь ваша невероятной чистоты. Это какое-то абсолютное произношение! - Это тоже, видимо, особенность классического учителя. Мне так и сказали на областном конкурсе: «Это классическая учительница из гимназии ХIХ века». Для меня это комплимент. Для кого-то, может быть, это было бы обидно. - Расскажите о впечатлениях от конкурсов. - Городской конкурс был простой. Мы давали урок. Была защита опыта работы, теоретическое и методическое обоснование того, что мы делали. Были мастер-класс, открытая дискуссия. Такие классические формы соревнования. Самое сильное впечатление: у нас много прекрасных учителей, которые любят работать, умеют работать с детьми. Для меня две вещи очень взаимосвязаны. Насколько учитель порядочный человек и насколько хороший специалист. Этическая составляющая обязательна. В Дзене есть такая фраза: «Истинный, настоящий человек, если будет учить не настоящему, ложному, сам станет ложным. И если дурной человек будет учить истине, то сам станет истинным». В учительской профессии это именно так. Сегодня говорят: «Неважно, какой ты человек, лишь бы был профи». В учительской профессии это не работает. Думаю, в любой профессии не работает. Я увидела на конкурсе очень хороших людей и очень хороших профессионалов. Эта удивительная сцепка произвела на меня сильное впечатление. Тем более когда об учителях говорят плохо, статус учителя очень низок. - Было трудно состязаться? - Когда тебя окружают такие сильные конкурсанты, сложно бороться. Не скажу, что была уверенность в победе. Мне предложили поучаствовать в конкурсе. Я сомневалась. Но любопытство подтолкнуло. Потом уже было поздно отказываться. - Впервые в конкурс «Учитель года» ввели такие испытания, как «Классный час» и «Родительское собрание». - На областном конкурсе была защита опыта работы и в тот же день классный час с чужими ребятами. Их было всего 10 человек. Я очень многое не успела из того, что хотела. Было взрослое жюри и детское. Ребята выбрали тему «Родители и дети». Началось с просмотра мультика «Письмо из Простоквашино». Прекрасные дети - мы поговорили немного накануне, нашли общий язык. Поэтому на классном часе у нас диалог получился. - В таких ситуациях уходит уйма нервной энергии. Волновались? - Я не разрешала себе волноваться. Просто волевым усилием. По-другому бы не получилось. Начало конкурса было для меня неудачным - много всяких деталей. Например, флэшка открывается, а папки не видно. Или я привезла презентацию совершенно не ту, которую сделала. Она была правильной, но каких-то кадров, нужных мне, не хватало. И так же с классным часом, когда не включался проектор. Но я просто не разрешала себе волноваться. Понимала, что если начну нервничать, результата не будет. - Открытый урок чуть ли не гвоздь программы. Повезло с темой? - Тема была «Виды глагола». Это моё. Правда, ребята не привыкли к моей системе. Мне нужно было постоянно их подводить к той логике, которую даю. Это, наверное, было самым сложным. Но мы справились. Мы были следователями - такой известный сюжет урока. В конце я выдавала удостоверения «специалистов в области видов глагола». После урока я попросила ребят о том, что если кто-то из них всё понял, может вписать свою фамилию в удостоверение и поднять его вверх. И когда все ребята подняли удостоверения - яркие, красивые, то это произвело впечатление на жюри. А потом - самоанализ. Жюри оказалось понимающим - многие сами бывали на моём месте. Помогали по-человечески, душевно. - Я знаю, что вчера к вам в школу приезжали поздравлять вас с победой Константин Тротт, заведующий Центральным роно, и глава Центрального района Равиль Гибадулин. Они прямо сказали, что вы были на три головы выше всех. Многие специалисты подтверждают это. - Наверное, если бы я не была так убедительна, то победу отдали бы другому человеку. - Блестяще выиграны два конкурса подряд. Призы - два автомобиля. Новёхонькие «Лада Приора» и «Лада Калина». Придётся сдавать на права? - Муж смеётся, говорит: «Пора автопарк открывать». А вообще я иронично отношусь к машинам. Когда мои близкие узнали, что я выиграла первую машину, они очень долго смеялись. Думали: я возьму приз деньгами, а не машиной. Но такой возможности у меня не было. Я в принципе иронично отношусь к засилию машин в любых видах и формах. У нас машинная цивилизация, машин столько, что мы сами становимся машинами. Всем говорю, что буду сдавать на права и стану ездить, но сама не уверена. - Вы говорите: социальный статус учителя сегодня низок. А корпоративная солидарность от этого крепнет? - В целом мне трудно сказать, но в той школе, где я работаю сейчас, - да, крепнет. Об этом свидетельствует то, и как поддерживали меня учителя, и как отправляли на конкурс. Они говорили: «Неважно, с каким результатом вернётесь, мы в вас верим, мы знаем, какой вы учитель». - В профессии каждый человек доходит до кризисной точки. Скажем, вырастает из привычной среды деятельности, устаёт от повторяемости. Это про вас? - Нет, не про меня. Дети всегда разные. А я очень медленно к ним привыкаю. И первый месяц для меня самый тяжёлый и, думаю, для детей тоже. У меня нет такого, чтобы я начала сразу любить их, сразу была к ним привязана. Мне нужно притереться к ним, нужно их понять. И они должны понять, куда двигаюсь я. А это время. Именно поэтому мне нравится брать маленьких деток. Мы растём потихоньку вместе, мы потихоньку меняемся, привыкаем друг к другу, начинаем уважать друг друга. Потому что без этого никак.
230

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей