«Маятнику некомфортно в условиях вертикали»
-12°
Сообщить новость
01.06.2010 09:42

«Маятнику некомфортно в условиях вертикали»

Главный редактор информационных программ «Восточного экспресса» Александр Юрин как-то раз заметил, что слишком рано стал редактором, телевизионным руководителем. Честно сказать, он и сегодня совершенно не похож на руководителя.

Рейтинг:
«Маятнику некомфортно в условиях вертикали»
*Главный редактор информационных программ «Восточного экспресса» Александр Юрин как-то раз заметил, что слишком рано стал редактором, телевизионным руководителем. Честно сказать, он и сегодня совершенно не похож на руководителя.* Настоящая творческая личность, с головой ушедшая в любимое дело. Даже если оценивать внешне. Юрина, пожалуй, трудно представить лицом экрана. Но вот что касается организационной стороны телевизионного процесса, тут он смело может считаться одним из ведущих специалистов в Челябинске. А еще это человек с четко выраженным собственным мнением. Что в современной журналистике, увы, редкость. - Александр, как считаешь, может быть, время тележурналистики в классическом смысле уже прошло? По крайней мере некоторые руководители телекомпаний, в том числе в Челябинске, придерживаются именно такой точки зрения. - Если ты о влиянии на журналистику политики и политиков, то это влияние, конечно, сказывается. И оно идёт во вред профессии. - Я говорю еще и о том, что Александр Политковский недавно назвал «телевизионным гадюшником». Правда, он говорил больше о федеральных телеканалах, о программе «Взгляд», телекомпании VID. О том, что всем на телевидении стали править деньги… - Лет 10 назад мы с тобой общались в режиме наоборот. Я тебе задавал вопросы, а ты был участником нашего телеэфира. И при этом ты ничего за эти эфиры не платил. - Кстати, почему тот диалоговый формат теперь на челябинских телеканалах отсутствует? - Видимо, нет в них былой потребности. Иначе они бы продолжались. - На федеральных каналах такие программы сохранились. Например, у Познера. Однако с «Часом пик» Листьева не сравнить. Как думаешь, может то время вернуться? Время накала общественных страстей, когда пол-страны прилипало к экрану? - Хотелось бы. Для прессы такое время – замечательное. Но для этого необходима конкуренция демократических институтов. Пресса – она же как маятник. Ей некомфортно в условиях вертикали власти. - В любом случае телевидение остаётся серьезным фактором воздействия на общественное мнение. Даже сегодня. - По этому поводу у меня есть забавный пример. Говорили мы как-то с одним серьезным человеком, который в отношении прессы был скептически настроен. Вроде бы мне удалось его в чем-то убедить. Через некоторое время он мне признается: «Наша беседа тогда произвела на меня впечатление. Теперь смотрю 31 канал. Мне нравится ваш ведущий». То есть даже у этого, образованного и неглупого человека в голове всё телевидение слилось в один сплошной экран. Он не отличает «Восточный экспресс» от 31 канала. - Хотя оба эти канала можно отнести к числу ведущих в Челябинске… - Дело в том, что как ни крути, но до половины всей телеаудитории делят два федеральных канала – Первый и Россия 1. Вторая половина размазывается мелкими порциями на все остальные каналы: федеральные и региональные. Эту ситуацию невозможно резко изменить. Так сложилось. - Однако есть региональные исключения из этого правила. В Екатеринбурге программу Иннокентия Шеремета «9 с половиной» смотрит до 20 % телеаудитории. - В Челябинске такой программы нет и нет даже ниши для неё. По крайней мере до сих пор такой ниши не было. Не знаю, может, теперь, после смены губернатора такая ниша появится? Хотя с другой стороны, даже Екатеринбург оказывается чрезвычайно консервативен в отношении восприятия населением окружающей действительности. А здесь роль телевидения, казалось бы, очень велика. Но как недавно выяснилось, в Свердловской области до половины населения уверено, что губернатор у них по-прежнему Эдуард Россель. Хотя Мишарин заступил на этот пост несколько месяцев назад. Если задуматься, средства массовой информации имеют не такое уж большое влияние. Особенно на людей, живущих в глубинке. - Но было иное время, бурные 90-е годы… - Думаю, и в 90-ые мы сильно переоценивали роль СМИ. Но сейчас, конечно, общественная апатия и погруженность каждого в свои личные проблемы гораздо сильнее. Как-то раз в Каслинском районе я остановился, чтобы подвезти голосовавшую на шоссе женщину. На вид ей было между 45 и 50 годами. По дороге мы разговорились. Я лишний раз убедился, что политическая жизнь страны и жизнь населения идут параллельно и нигде не пересекаются. - Как заметил в журнале «Власть» политобозреватель Камышев, власть, судя по результатам октябрьских выборов в разных регионах страны, вполне может обходиться без участия населения! - Именно. В то же время считаю, что 90-ые годы не надо возвращать. Конкуренция вернётся, но на новом витке общественного развития. - Не чувствуешь себя этаким ветераном, человеком, уставшим от профессии? - Пока нет. Вообще такие мысли про усталость от профессии до хорошего не доведут. - Я про то, что людям, профессионально созревшим в 90-ые годы, сейчас в журналистике непросто. Ситуация в корне иная. Начиная с отношений власти и прессы. - Правила игры изменились, они и дальше будут меняться. Вопрос, в какую сторону. Тут надо отдавать себе отчет, что либо мы меняемся вместе с обществом, либо мы просто сидим в баре и ничего не делаем. - Как считаешь, зачем нужен в Челябинске Дом журналиста? Может ли он стать местом, куда журналисты разных изданий, телекомпаний, радиостанций будут приходить как в свой общий дом? Попахивает иллюзией. - В 90-ые, пожалуй, такой дом был не сильно нужен. А сейчас… Пускай хотя бы он будет, коль уж мы лишены многого другого! В любом случае, как мне кажется, принадлежность разных редакций разным собственникам не станет помехой для общения журналистов между собой. - Каковы перспективы «Восточного экспресса»? - Я бы посмотрел более широко. Меня радует, что все челябинские телеканалы, включая наш, подтянулись в техническом отношении. В качестве телекартинки сегодня нет разницы между федеральным и местным каналом. Когда-то разница была заметная. Разнообразная палитра программ для разных аудиторий также есть не только на главных каналах страны, но и в регионах. Мы, например, производим 24 программы плюс у нас есть сетевой партнер – канал «Домашний». - Как тебе нашумевший сериал «Школа» на Первом? Мне показалось непонятным такое давление ряда общественных деятелей на создателей сериала. По-моему, очень похоже на реальную школу. - А по-моему, общественные деятели как раз правы. «Школа» - социальный кич, это результат определенного кризиса на телевидении. На мой взгляд, такой сериал мог бы выйти на каком-то другом канале. Первый канал – лицо страны. И видеть подобное на Первом для меня дискомфортно. - Чем при этом могут похвастаться челябинские каналы? - Радостно, что челябинские каналы вообще выжили. Ни одного нового яркого проекта за последний год вспомнить не могу, увы. - Стоит поговорить по поводу профессионального уровня в сегодняшней журналистике? - О своём профессиональном уровне предоставлю право судить телезрителям. Интереснее, кто придёт нам на смену. Телекомпания «Формат ТВ» проводит сейчас фестиваль любительских видеофильмов. Участвует порядка 50 работ. Я запомнил одного 6-классника, который сделал фильм и признался, что ему все равно, в какой программе этот фильм покажут. Для меня это странно. Я имею немаленький опыт работы в тележурналистике. Однако не в каждой программе смогу работать. - Руководитель филиала банка «Северный морской путь» Дмитрий Довженко заметил на днях, что не видит разницы в качестве профессиональной подготовки выпускников школ и вузов. - Честно говоря, я тоже. Но это вопрос не только к вузам. Чем уж мы, выходит, богаты… Меня откровенно удручает, когда молодой журналист пишет…с ошибками! А его самого почему-то это не тревожит. С одной стороны, понимаю, что наверное, это уже походит на брюзжание ветерана, с другой, есть же определенный уровень культуры. Сейчас немало популярных личностей на центральных телеканалах даже бравируют тем, что в школе неважно учились, а теперь богаты. Что хуже всего, они правы! В том смысле, что если ты пишешь с ошибками, но смог, что называется, попасть в струю, оказался в нужное время в нужном месте, ты можешь стать богатым и знаменитым. И при этом продолжать писать с ошибками… В любом случае тем, кто придет в нашу профессию, надо четко понимать: журналистика – это не академическая профессия. Это прежде всего ремесло. Основам этого ремесла можно научиться. А остальное познавать на практике. И быть при этом требовательным к себе.
Популярное
Лента новостей

Нашли опечатку?