«Полиция в России - это как старый советский шоколадный батончик в модной упаковке»
+15°
Сообщить новость
27.08.2010 19:05

«Полиция в России - это как старый советский шоколадный батончик в модной упаковке»

Работа в ОБХСС в Челябинске и Эстонии, вера в перестройку конца 80-х, быстрое и жёсткое разочарование. Потом работа в различных частных и государственных предприятиях.

Рейтинг:
«Полиция в России - это как старый советский шоколадный батончик в модной упаковке»

Михаил Лубенин многое пережил за последнюю четверть века. Работа в ОБХСС в Челябинске и Эстонии, вера в перестройку конца 80-х, быстрое и жёсткое разочарование. Потом работа в различных частных и государственных предприятиях. След, который оставила в судьбе человека служба в милиции, пожалуй, самый серьёзный. Поэтому мы и обратились к нему, в своё время лучшему оперативнику Эстонии, за комментарием по поводу законопроекта «О полиции», который инициировал президент России Дмитрий Медведев.


- Михаил Кимович, как считаете, может радикально улучшиться работа свежеиспечённой полиции в сравнении с милицией?
- Ни в коем случае. Знаете, у меня напрашивается такое сравнение: новый законопроект - это как старый советский шоколадный баточник в модной упаковке. То есть упаковка новая, а содержание-то старое! 


- Ну как же старое… Законопроектом предусмотрено повышение прозрачности работы полиции, улучшение финансового положения сотрудников, соцпакет…
- Я же читал законопроект… Не вижу в нём главного. Акцента на материальную поддержку тех, кто в советские времена был опорой органов внутренних дел. Кто является основными пахарями, кто борется с преступностью? Оперативники и участковые милиционеры. Но разве они получают достойную оплату за свой труд? В том же ГАИ платят намного больше.
Суть правоохранительной системы, которая стала деградировать в последние 15 - 20 лет, не меняется. Я в своё время прошёл через пять переименований должностей, которые занимал. В конце 80-х поверил в перестройку. И, работая в Кохтла-Ярве, рискнул пойти на разоблачение первого секретаря горкома КПСС и мэра города. У меня были необходимые материалы по ним. Я предал их огласке с помощью телевидения. Однако в итоге за этих товарищей заступились люди из политбюро ЦК КПСС. В итоге ответственности они не понесли. Мне же… пришлось уволиться из милиции! В России отношения власти и милиции строились примерно так же. Главные коррупционеры остаются недосягаемы.

- Почему, по вашему мнению, современные оперативники слабее тех, что были в ваше время? Причина только в материальном положении?
- Нет, конечно. Мы в своё время не так уж много зарабатывали. Но социальное расслоение было на порядок меньше. Сейчас многие идут в органы не закон защищать, а решать личные материальные вопросы. Самая главная беда - у них мало хороших учителей. Раньше опытные оперативники работали на психологии. И со свидетелями, и с подозреваемыми, и с агентами. Я помню, какие замечательные учителя были у меня в Советском РОВД: Анатолий Сутягин (сейчас у него производственный бизнес), Юрий Васильевич Кошкарёв, Александр Николаевич Бутенко - настоящие профи, волки сыска… Не случайно я, как только приехал в Эстонию, сразу стал лучшим оперативником республики. Потому что у меня были навыки, я умел работать со свидетелями, с агентурой…
Это сейчас  в ходу методы надавить, прижать. И ещё я считаю большой ошибкой в 45 - 50 лет отправлять милиционеров в отставку. Это же люди с огромным опытом и ещё большим запасом жизненных сил. Они могут принести огромную пользу. А сейчас, боюсь, именно их как самых возрастных будут сокращать в системе МВД. А тех, кого следовало бы как раз уволить за профнепригодность, наоборот, оставят. Тогда уж проще вообще прекратить бороться с преступностью.
- Значит, вы против законопроекта «О полиции»?
- В нынешнем виде - да, против. Для того чтобы уволить непрофессионалов, не стоит менять название ведомства. Нужна просто политическая воля руководства страны по реальной борьбе с преступностью. Как в своё время нашлась такая воля в США, Франции, Италии, где когда-то тоже было засилье коррупции. Вместо того чтобы тратить уйму денег на разные процедуры, связанные с изменением названия (у страны что, лишние деньги завелись?), лучше бы отдали эти средства на повышение зарплат наиболее профессиональным сотрудникам. Вот от этого был бы толк. Думаю, в милиции при нынешнем уровне цен люди должны зарабатывать от 40 тысяч рублей и выше (в зависимости от опыта и квалификации) плюс обязательный соцпакет. Тогда в милицию/полицию будет конкурс. И можно будет выбирать действительно лучших.
В США если полицейский погибает, его семье выплачивают крупную сумму. И вдобавок финансируют обучение детей - до достижения ими совершеннолетия. Вот как общество должно относиться к полиции. Хорошо финансировать и жёстко требовать за качество работы.
А в России нередко прирождённые опера спиваются. Они хотят и умеют работать. Но их работу не ценят. Судя по зарплате и в целом по условиям работы. Не говоря уже о том, что на всех коррупционеров в милиции есть данные, где и какие у них счета, какой собственностью они владеют. Но эти разработки им не дают реализовать. От осознания невозможности побороть преступность, когда все козыри на руках, можно в самом деле спиться.
Перестройка 80-х обернулась фарсом. И закон «О полиции» - это тоже несерьёзно. Знаете, в каких условиях работает сегодня оперативник? Особенно если речь идёт об экономических преступлениях. Например, ему нужно провести проверку фирмы, в отношении которой у него имеются подозрения. Согласно сегодняшним приказам и ведомственным инструкциям (которые в историях типа скандала вокруг «Евросети» никто, однако, не соблюдал!) оперативник должен за три дня направить в фирму предупреждение, что он придёт к ним с проверкой. А как же фактор внезапности, а как же оперативность? Разумеется, при таких условиях любой подозреваемый успеет документы уничтожить или куда-то перевезти. И результат получается нулевой. То есть если органы работают по заказу, про все эти инструкции они забывают. А вот если заказа нет, то получается такая вот смешная работа. От которой никому нет пользы, кроме самих экономических преступников.


- ОБХСС в советские времена работал по-другому?
- ОБХСС тогда называли творческими людьми. Мы же работали с теми преступлениями, которые на первый взгляд не видны. Никто не убит, никто не ограблен вроде бы. Это так называемые скрытые преступления. Серьёзные экономические преступления и тогда, и сейчас - это глубоко зашифрованный процесс. Чтобы такие преступления выявить, надо много знать и упорно работать, собирая информацию месяцами, иногда годами.

-   Итак, что сейчас предлагаете вы?
- Я уже сказал… Перенести акцент в работе милиции на оперативников и участковых. Укрепить финансово это звено, обеспечить технически. И они, я вас уверяю, даже имеющимися силами подавят уличную преступность, дадут возможность законопослушным людям жить спокойно. Ведь 90 процентов преступлений можно раскрыть по горячим следам! Если, конечно, как следует этим заниматься. Если работать с людьми, которые живут на подведомственной оперативникам и участковым территории. А от избыточных функций в МВД надо избавляться. Как в той же Эстонии поступили с некоторыми функциями, которые исполняла ГАИ? Выдачу и оформление номеров, документов на машины отдали в гражданское ведомство. И там всё спокойно. Нет очередей, нет излишних проволочек. Понятно же, что сохранение ГАИ в России в нынешнем виде - кормушка для тех, кто там работает. Сотрудники ГАИ/ГИБДД должны согласно названию обеспечивать безопасность на дорогах, а не по кустам сидеть в ожидании штрафов, которые они по-прежнему кладут в большинстве случаев в карман. Посмотрите, у нас в городе то авария на центральной улице, то светофор в час пик или просто в дождь не работает на оживлённом участке. И где в эти минуты находятся сотрудники ГАИ?

460

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей