Вспоминая школу
+22°
Сообщить новость
01.09.2010 08:42

Вспоминая школу

К учителям в современной российской действительности принято относиться с сочувствием.

Рейтинг:
Вспоминая школу

К учителям в современной российской действительности принято относиться с сочувствием. Мол, чего от них требовать: низкая зарплата, нелегкие условия труда, постоянные реформы и нововведения, которые вместо изменения сути меняют центнеры впустую изведенной бумаги на тонны.

К учителям традиционно принято относиться с уважением. Первая учительница - святой человек, всем остальным - земной поклон и вечная благодарность. На уровне рефлекса. Удивительно, что только став мамой и задумавшись о школе для своих детей, я оглянулась на свою школьную историю и ужаснулась.

Первую учительницу звали Валентина Ивановна. Наш «В»-класс любил ее очень искренне все три года начальной школы. Даже несмотря на то, что самым ярким  приемом в ее педагогическом арсенале была угроза «Ты сейчас носом дверь откроешь!» и немедленное подтверждение слов делом. У Игоря и Саши, которых чаще других в буквальном смысле били лицом об дверь, были явные проблемы со здоровьем. Игорь сильно заикался и не мог членораздельно разговаривать, а Саша был очень вялым мальчиком, слабо реагирующим на внешние стимулы. Кем стала для них в жизни первая учительница? Боюсь и предполагать.

После четырех уроков по расписанию в начальной школе мы «учились сидеть». Я не знаю, распространена ли сейчас практика усаживать уставших детишек после занятий, не разрешая им шелохнуться? В соседних кабинетах было то же самое. Интересно, кому пришло в голову столь изощренное издевательство? Да, и еще. Меня как спокойного ребенка Валентина Ивановна иногда ставила к доске, дабы я вместо нее отслеживала тех, кто пошевелился.

Среднее звено запомнилось ненавистной физикой, ненавистной географией и даже иногда ненавистной литературой, потому что, к примеру, изучать в 11 лет пушкинского «Дубровского», мягко говоря, сильно рано.  В 7-м классе в темное царство общеобразовательной ненавистности проник луч света: Евгений Иосифович буквально заразил алгеброй и геометрией  добрую половину нашего класса, считавшегося до этого отстающим по успеваемости.   По-моему, наш математик не был выпускником педагогического вуза. По-моему, он был совсем молодым человеком. К концу года математика перестала быть для меня ненавистной, она обрела смысл, зазвучала и заиграла самыми яркими цветами радуги. Я решала задания повышенной сложности, впервые в жизни в школе получала «пять с плюсом», и внезапно из человека с «гуманитарным профилем» превратилась в... явно какого-то другого человека! Волшебство продолжалось один учебный год: Евгений Иосифович из школы ушел. Говорили, стал брокером на бирже. Шел 1991-й год. И ожившая было математика вернулась в общий строй всех прочих предметов. Кстати, Евгений Иосифович стал успешным бизнесменом и вряд ли даже догадывается о том, какие двери он нам столь непринужденно открыл, а потом захлопнул. 

В старших классах случился литературный  казус. В 10-м классе Людмила Владимировна объявила о том, что ей хочется изучить с нами «Мастера и Маргариту» Булгакова, «Буранный полустанок» Айтматова, «Преступление и наказание» Достоевского» и ... Библию. На изучение этого скромного перечня мы потратили весь год. В 11 -м классе новый «литератор» Александр Иванович  завил, что его не касается то, что у нас было в прошлом году.  Он тоже хочет изучить с нами именно эти произведения. И мы изучили их снова.

Да, «лихие 90-е» коснулись и школы!  Для меня, собравшейся поступать на филфак педагогического вуза, это было маленькой личной катастрофой, так что поступала я не благодаря, а вопреки.

Встретившая меня после поступления в институт учительница русского языка поразилась: «Ты???  На филфаке? За деньги, да?». Я пришла домой и плакала. Нет, не за деньги,  без репетиторов и с конкурсом в 4 человека на место. Эх вы, Наталья Владимировна!

О педагогическом вузе и родном филологическом факультете - только самые теплые воспоминания. А вот о первом и единственном годе работы в школе  вспоминаю разное. Ощущение того, что ты на своем месте - да. Ликование от удачно проведенных уроков - да. Вместе с учительством из моей жизни эти два ощущения ушли, кажется, навсегда.

Что было еще? Куча никогда не выполняющихся планов, масса не соответствующих действительности графиков, а в конце года - гвоздь программы: переписывание всех классных журналов школы. Как рассказывали учителя со стажем, перед апрельской проверкой всегда оказывается, что у нас в школе все не так: не столько часов, сколько требуется, не то планирование, не тот цвет чернил в журналах, не та программа - в общем, мы весь год делали все не так. Это значит, завуч достает закупленные оптом еще в сентябре журналы и все учителя сидят ночами, переписывая их по выданному образцу.

Про то, как четыре учителя литературы в день экзамена до 7 вечера  стряпали «медальные» сочинения, а медалисты потом своей рукой их переписывали, и это, как выяснилось, тоже хорошая традиция, я даже рассказывать не буду.

И все же из школы я ушла не поэтому. Перед новым учебным годом директор предложила мне вести всю литературу в школе. С 5 по 11 класс. В маленькой школе это всего 40 часов. 8 уроков в день. А что? Молодая, справишься. Много подготовки? Да как-нибудь уж. Чего она - литература. Никто у нас в литераторы не собирается. Я не отважилась.

В большой школе предложили русский язык в пяти пятых классах. Пять одинаковых уроков в день. Может ли нормальный человек качественно провести пять одинаковых уроков? Проверить ежедневно 150 тетрадей с одним и тем же текстом и не свихнуться?

Искать третью школу я уже не пошла.

Да, к учителям у нас относятся с сочувствием. Я не знаю, какого еще отношения заслуживают люди, которые из года в год безмолвно по ночам переписывают по образцу классные журналы. Ведут по 5 одинаковых уроков. Пишут планы, которые никто не будет выполнять. Наши  управления и министерства бурлят, предвкушая очередную реформу. Начальники многочисленных управлений потирают ручки - эх, есть где разгуляться администраторам от образования! Учителя в школах покорно склонили головы в ожидании перемен. Впрочем надежд на изменения в главном почти никаких.

- От нас требуют планирование, строго соответствующее стандарту, авторской программе и новому учебнику. Стандарт и авторская программа противоречат друг другу, а нового учебника никто в глаза не видел. За день до 1 сентября выяснилось: мы работаем по учебнику, который теперь чуть ли не запрещен, - говорит знакомая учительница из Челябинска. 

Маразм? Да нет, обычная ежегодная история. Судя по этой суете в школе, масштабы открытий в биологии или географии таковы, что приходится с завидной регулярностью менять школьные учебники и программы на новые.  Учителя покорны и выкручиваются как могут. Они-то знают истинную цену очередным реформам и новым приоритетам в образовании. И еще они знают, что за ними никого нет. Желающих стать школьным учителем сегодня немного. Эти знания помогают им выживать.

С днем знаний, дорогие. С Днем знаний!

Ольга ВОЛКОВА

 

225

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей