12.11.2010 10:17

Габбасов Камиль ТАЛАНТЛИВЫЙ ЭКОЛОГ ОКАЗАЛСЯ ДАЛЬНОЗОРКИМ БИЗНЕСМЕНОМ

Рейтинг: 0
Габбасов Камиль ТАЛАНТЛИВЫЙ ЭКОЛОГ ОКАЗАЛСЯ ДАЛЬНОЗОРКИМ БИЗНЕСМЕНОМ

 

Камиль Габбасов.
Камиль Габбасов

Насколько все-таки непредсказуем может быть выбор дальнейшей профессии выпускников 31-го лицея: преподавание и научная деятельность, госслужба и бизнес. А нередко бывает два в одном. Самый молодой герой раздела ВЫПУСКНИКИ Камиль Габбасов окончил лицей совсем вроде бы недавно, в 1999-м. Но он уже сам готов делиться знаниями и опытом, ,благо того и другого в избытке. Редкий случай удачного совмещения любимого дела и финансового результата. В школе родители поставили перед ним высокую планку. И взятый с тех  времен темп и профессиональный подход ко всему, что делал, привел Камиля в руководство фирмы АртОптика. Начав работу с понимания оптики как искусства, ее учредители пришли в итоге к открытию в 2007 году первой в Челябинске офтальмологической  клиники по хирургической коррекции зрения.

 

- Камиль, в руководстве лицея из именитых выпускников фамилию «Габбасов» назвали одной из первых. Почему?

- Не знаю, возможно, из-за бизнеса, которым я занимаюсь. Я руковожу компанией АртОптика, мы многое в Челябинске делали впервые. Мы начинали с оптики. Потом я нашел инвестора  в лице известного строителя Дмитрия Мандрыгина. В итоге мы пришли к комплексному оказанию услуг – вплоть до хирургической коррекции зрения. Мы на самом деле перевернули представление об оптике в городе. Организовали индивидуальную работу с клиентами (любыми – от состоятельных граждан до обычных пенсионеров), сделали акцент на очень высокое качество услуг и товара. Сегодня АртОптика  входит в число ведущих оптик России, которые обеспечивают предоставление клиентам марочной оптической продукции. Оптика – сама по себе сложная отрасль. Неудивительно, что и средний заказ у нас по цене – один из самых высоких в стране. Но поверьте, оно того стоит.

- Наверное, ориентиры в оптике задают ведущие страны Европы?

- Конечно, поэтому приходится много бывать за рубежом, общаться с различными специалистами.

- И без хорошего знания языка тут не обойтись.

- С языками у меня проблем нет. Отец – военный, служил в Западной группе войск. Я сам вырос в Чехии. Свободно говорил на чешском с детства, научился понимать все европейские языки. Здесь нет ничего сложного. Корни у языков многих стран Европы одни.

- Но в 31-м лицее нет углубленного изучения иностранных языков.

- Тем не менее мне нравилось, как нам преподавали английский язык. Наша преподаватель английского в свое время даже ездила в Британию на языковую практику в составе группы преподавателей. Этот ее опыт чувствовался на уроках.

- Каким было первое впечатление от новой школы?

- Я пришел сюда в 5-ый класс, в 1993 году. И сразу понял, что вокруг очень разносторонне одаренные люди. Понравилось, что в лицее были нормальные компьютеры, число которых с каждым годом росло. В целом лицей произвел хорошее впечатление. Каждый находил здесь себе занятие по душе, на нас никто не давил, за что спасибо директору. Не было деления: математики – не математики. Учителя хотели, чтобы мы умели решать задачи на разных уроках различными методами. Школа лично мне дала свободу мысли. Так что на уроки я всегда шел с удовольствием. Классы были небольшие, мы много работали индивидуально. Занятия начинались с 9 часов, что меня тоже обрадовало (люблю поспать).

- О точных науках говорить не будем?

- Я классический гуманитарий, в математике никогда высот особых не достигал. Это мой друг Роман Гаммель входил в команду России по математике. И вдобавок три года подряд становился чемпионом и призером мировых чемпионатов по компьютерной игре «сапер» (сложной логической игре). Еще Андрей Корытов у нас хорошо по математике шел. Меня же тянуло к другому. Дома была большая библиотека, и я детства очень много читал. Особенно что касается путешествий, исследований разных. Помню, в Чехии когда-то покупали качественно изданные книги на русском языке.

В школе с точными дисциплинами я тем не менее справлялся, за исключением разве что алгебры. Зато с удовольствием вспоминаю уроки физики Михаила Анатольевича Трифонова. Это самый оптимистичный человек  был из учителей. Кто у него хотел физику учить, все выучили.

- Если исследования, значит, был интерес к географии?

- Был. И я имею в виду не только собственно школьные занятия. В 1996-м наша учительница географии Галина Валентиновна Полионова вывезла нас в экспедицию на озеро Увильды. Мы не просто жили в палатках, но и на практике оттачивали свои знания по географии, той же биологии. Между прочим, нашли редкие виды растений. Потом еще два года туда же ездили. А осенью к нам приехали по программе обмена школьники из Миннесоты. И закрутилась целая история. Мы договорились о совместных исследованиях: американцы у себя в Миннесоте следили за качеством воды в Миссисипи, мы здесь мониторили состояние реки Миасс. Увы, ничего хорошего мы для себя при этом не открыли. Наша вода оказалась сильно загрязненной. Уже в 1997 году мы с ответным визитом выезжали в США в город Литтл-Фоллс. Я стоял в шортах и перед аудиторией, которая была в костюмах, читал свой доклад (нет это я был в костюме а американские докладчики выступали в шортах и жевали жевачку). Это было в историческом обществе Миннесоты.

          Американцы оставили самое хорошее впечатление. Они легко решали в уме математические задачи, все играли на музыкальных инструментах, многие занимались спортом. Выглядели очень целеустремленными. Да и школьные лаборатории у них оказались отлично подготовлены. В отличие от России, где упор делается на теорию, в Штатах очень сильный крен в сторону практических знаний.

          Мы подружились со сверстниками из США, стали продолжать наши исследования. А потом даже написали комплексную программу по реке Миасс для кафедры ЮУрГУ по экологии. С моим одноклассником Евгением Тороповым выступали с этой программой на олимпиаде «Шаг в будущее». Эту работу тогда высоко оценили. В 1998-м году мы опять ездили в США. И я уже делал доклад на английском языке – в конференц-зале военной базы, где все было организовано. Помню, ездили тогда на минивэнах на экскурсию на Великие озера, с индейцами в резервациях рыбу ели. Попали на традиционный индейский праздник «pow-wow», танцевальный марафон до последнего участника. Кстати, сегодняшние индейцы – это такие толстые ребята под 200 кило весом. У меня после этих поездок сильно изменился взгляд на многие вещи. Вдобавок предлагали продолжить обучение в США, но не хватило финансов.

- А вот интерес к экологии возник?

- К экологии дорога лежала через биологию. В этом смысле я оценил свои способности в 5-6 классах. Уже позднее возник интерес к промышленной экологии. Биологию у нас вела Ирина Ивановна Гаус. Плюс в школе были всевозможные кружки. Мы с Димой Гаврилиным стали участвовать в городских и областных олимпиадах. У Гаврилина дома был целый зоопарк: хомячки, собаки, рыбки, морские свинки, крысы. Первая олимпиада с нашим участием проходила в 121-й школе. Мы заняли 2-е и 3-е места. Запомнились соросовские олимпиады, на которых требовались энциклопедические знания. Мы, кстати, входили в российский рейтинг. А в 98-99 годах, по следам американских поездок и наших исследований с Женей Тороповым попали в российскую команду по промышленной экологии. Олимпиада проходила в МВТУ им. Баумана. Мы заняли 2-е место. А потом на олимпиаде, где надо было все излагать на английском языке, стали уже чемпионами. Ректор вручал нам медали и сертификаты на право поступления в МВТУ без экзаменов. Потом мы должны были представлять Россию во Франкфурте на всемирной  выставке и в Афинах на европейской олимпиаде, однако, представьте, не нашли спонсоров! В Москве мне не нравилось. Поэтому по окончании школы решили поступать (также без экзаменов) в ЮУрГУ на специальность «Экология».

-Интересно, а в лицее составлялись свои рейтинги?

- Да. И я в первом таком рейтинге, где учитывались суммарно успеваемость, олимпиады, спортивные достижения, дисциплина, занял 4-е место, чем многих удивил. Да и сам не ожидал, если честно.

- Какие еще значимые достижения на олимпиадах у Вас были?

- В 9-м классе на олимпиаде по биологии я написал все за два часа вместо трех. Вышел в коридор, наткнулся на Эрнеста Ивановича, и он немедленно затащил меня в другой кабинет, где шла олимпиада по истории. Я за остававшиеся 40 минут написал ответы на все вопросы (их было порядка 50), и занял в итоге 4-е место. Наш историк потом специально пришел на урок математики к Галяминой, где при всех отметил этот мой результат. Было приятно.

- На уроках у Эрнеста Ивановича, наверное, любимым учеником был?

- Да нет, мы с ним часто не сходились во мнениях. Непросто строились наши с ним отношения. Мне, к слову, история очень нравилась, особенно Второй мировой войны. До сих пор помню все модели военной техники производства разных стран той эпохи. Когда в школе учился, из картона делал по проекциям танки, самолеты. Тогда же выяснил для себя, что печально знаменитые заградотряды первыми в войну применили немцы. Во Второй мировой много тяжелых для нас страниц. Как под Вязьмой сдалось сразу 600 тысяч человек . Или как Вторая ударная армия (которой командовал генерал Власов), брошенная на произвол судьбы в окружении, дошла до каннибализма. Впрочем, потом в армии Паулюса под Сталинградом было то же самое. Еще очень много читал про войны в Корее и Вьетнаме.

    У меня и свой взгляд на историю Руси. Почему-то в нашей стране не принято говорить о норманнских корнях отечественной государственности. Хотя в Европе, где тоже все с норманнов началось, этого не стыдятся. 

- Что касается татаро-монгольского ига, тоже на уроках обсуждали тему?

- Конечно. Уже позднее, на 2-м курсе института я с фактами в руках доказал, что ига как такового не было. Нашествие, конечно, было. А что касается ига, то на территории Руси не было в эти 200 лет регулярных татаро-монгольских войск. Дань собирали и просто грабили друг друга сами русские князья. С другой стороны, во времена «ига» татары потребовали вносить дань серебром, что привело к развитию торговли на Руси. Да и число храмов в период «ига» выросло в нашей стране в разы. Конечно, были и отрицательные влияния. Например, во времена Ивана Грозного многие проявления типичной азиатчины привнесли на Русь. К слову, вы знаете, что Москва построена по принципу паутины, то есть по татарскому принципу? Многие известные дворянские роды (например, Тургенев) возникли на основе татарских корней.

- Уточню, высшее образование было у Вас связано с экологией?

- Нет, я по ходу учебы в ЮУрГУ перевелся на «Право и финансы» и закончил вуз с красным дипломом по специальности  «Экономика и управление проектами». Такое образование позволяет работать в любой отрасли, поскольку дает знания об уникальных подходах в бизнесе.

- Стало быть, Вы космополит?

- Да, это так. Сегодня я общаюсь с людьми на разных континентах, стараюсь отовсюду брать лучшее. Мы можем обеспечить поставку в Челябинск любой оптики, какая только существует в мире. А комплексная офтальмохирургия – дело принципиально новое для Челябинска. В этом нам помогают врачи из екатеринбургского филиала МНТК «Микрохирургия глаза» им. С.Федорова. Собственно, мы изначально планировали прийти к хирургии. Теперь в Челябинске будет оказываться  самый широкий спектр услуг – вплоть до проведения уникальных операций.

- Но Вы не медик по образованию.

- Зато мой дядя офтальмолог. Фактически технология в моем бизнесе от него. А от меня – организация дела. Я много поездил по стране, видел частные центры в Москве, Перми, могу сравнивать. Кроме того, знаю, каков уровень зрения у людей в Европе и России. Пока у нас зрение людей чуть лучше – из-за менее развитой компьютеризации. Но намного хуже обстоит дело с выявлением социальных заболеваний – катаракты и глаукомы. Да и вообще в России пока люди хуже следят за своим здоровьем. Мы же внедряем системный подход, когда все начинается с дигностики. Измеряем глазное давление, осматриваем глазное дно. При этом у нас работают не оптометристы, как во многих оптиках, а именно врачи-офтальмологи. Но это тема для отдельного разговора.

- Будущее мира за частной медициной?

- В этом нет никаких сомнений. Особенно офтальмология и стоматология – эти отрасли должны быть только в частных руках. АртОптика своим примером подтверждает этот тезис. А государство включается там, где требуются колоссальные средства, например, в нейрохирургии.

Из книги "31-й - это имя"

704

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей