Другой город
Челябинск
12.11.2010 10:13

Глеб Ибрагимов: «Нам показывали горизонт»

Глеб Ибрагимов: «Нам показывали горизонт»

Система воспитания советских кадров была построена на парадоксальном подходе. Для обеспечения прогресса в различных областях науки, техники, культуры требовались люди нестандартные, способные иметь и отстаивать собственное мнение, нередко противоречащее общепринятым установкам. Но именно эти люди и несли угрозу системе. Глеб Ибрагимов в школе был одним из идеологов комсомольской организации. И злоупотребляя этим, периодически ставил под сомнение то, в чем сомневаться было нельзя. В дальнейшем эта способность автоматически привела его в бизнес. Воспоминания Глеба Ибрагимова о школе эпохи позднего брежневизма – почти непрекращающийся поток ярких эпизодов. Журналисту остается просто слушать и записывать.

Рейтинг: 0

Сравнивать не с чем

Глеб Эдуардович Ибрагимов.
Глеб Эдуардович Ибрагимов
 

Глядя на состав участников этой книги, проникаешься гордостью. И я тоже здесь учился! Я сейчас сужу как социолог, получивший образование в МГУ. Вначале у меня была 11-я школа, тоже неплохая по-своему. Но в 31-й, конечно, сразу почувствовал, насколько здесь особая среда. С одной стороны, было ощущение системности и перспективности. Менеджмент школы и учителя сразу задавали высокую планку. Не только уроками и внешкольными программами. К нам постоянно приводили выпускников прежних лет из МГУ, МФТИ, Академии Жуковского. В общем, постоянно показывали горизонт, почти недостижимый уровень, к которому однако надо стремиться. С другой стороны, мы вели себя весело и местами раздолбайски. Это, кстати, не преследовалось. Особенно если ты хорошо учился. Школа была не просто местом учебы. Это была уникальная среда обитания, эмоционально насыщенная до предела и с очень высокой культурой общения. Я, помню, пел в городском хоре мальчиков, учился в музыкальной школе. И поэтому нас с Серегой Горловым старательно тянули на все мероприятия, где нужно было спеть что-нибудь хорошее. Например, «Крейсер «Аврору» или «Если с другом выйдешь в путь». Этот бессмертный репертуар мы исполняли три года кряду. Результат поразительный. Если меня сегодня, спустя почти четверть века после окончания школы, разбудить среди ночи, я дословно пропою и ту, и другую песню. Думаю и Сергей так же.

Однажды случился концерт во дворце спорта «Юность», посвященный то ли юбилею Октября, то ли еще чему-то подобному. Исполняли песню «Вместе целая страна». На генеральной репетиции сталкиваюсь с одноклассницами, которые танцевали в этой же программе: «Ибрагимов, ты как здесь?». Такие неожиданные встречи потом случались еще не раз. Вообще для общения у нас была куча поводов. В том числе сбор макулатуры и металлолома. Это же было реальное соревнование.

Что нас, учеников 31-й, отличало тогда? Наверное, ориентация на достижения, озабоченность этим в хорошем смысле. Безусловно, личный рейтинг был важен. Ты должен быть первым. Приходилось буквально уговаривать себя. Дух соревновательности целенаправленно культивировался. Учителя часто говорили кому-нибудь на уроке: «Вы хуже» и сравнивали с тем, кто сегодня лучше. Так поступали все преподаватели – от военрука до физика.

Каждая свободная минута у нас была занята. Даже отдых приветствовался активный. Помню, с «Б» классом у нас шло настоящее мужское соперничество. А с «Г» классом шло постоянное интеллектуальное соревнование. Как можно было назвать такую систему обучения, которую в СССР и сравнить-то было не с чем? Я себе на этот вопрос ответил годы спустя, побывав в Америке. Конечно же, 31-я школа у же в советские времена была типичным колледжем американского типа, где соревнования интеллектуальные и спортивные считались одинаково важны. Поэтому она так и выделялась на общем фоне, поэтому и давала таких талантливых выпускников. Сейчас вспоминается только хорошее про школьное время. Смешные интриги, какие-то записки, детские еще совсем игры в любовь.

На уроках НВП (начальная военная подготовка) бюст Суворова или Кутузова незаметно засовывали в портфель кому-нибудь. Человек хватал портфель и от неожиданно тяжелого веса ронял его на пол с громким стуком. А Боря Киселев любил приносить на урок патефон и включал его в самый неожиданный для учителя момент. На уроках программирования применялась коллективная психотерапия в двух форматах: либо разом падали все портфели в классе, либо мы хором начинали играть не нервах учителя английскими булавками - «тау-тау». Из серьезных мероприятий вспоминаю как стояли у Вечного огня с автоматами Калашникова. Стояли, между прочим, не шелохнувшись. Попробовали бы нынешние школьники так стоять.

Счастливое время

1 сентября меня всегда охватывала радостная дрожь, предчувствие встречи с друзьями. Да и с учителями: как любимыми, так и нелюбимыми. Нелюбимые, конечно, были. Куда без них? Не все могли влюбить нас в себя, в свой предмет. Нашей первой учительницей была Галина Андреевна Рябова. А первой по-настоящему влюбила нас в себя Лина Корниловна Табашникова. А еще были Анастасия Ивановна Жилякова, Эрнест Иванович Кузнецов, Юлия Германовна Антонова – каждого из них мы любили по-своему. Хотя иногда не понимали друг друга. Жилякова, когда я выиграл областную олимпиаду по истории, сказала, что я в этой школе явно занимаю чужое место. Хотя по математике я был не плох. В 4-5 классах даже был отличником, а потом – стойким хорошистом. Усидчивости, конечно, мне не хватало. А с высшей математикой с наскоку нельзя. Так или иначе я благодарен Анастасии Ивановне за те жизненные уроки.

Еще трудовик был очень веселый. При всей моей нелюбви к физическому труду, я все же научился кое-чему на его уроках, научился что-то делать своими руками. Какие-то странные штуки из дерева и металла, практически бесполезные. Но их же сделали мы сами! Получалось очень зримо и убедительно: еще вчера не понимал и не умел, а сегодня могу! Попутно учились доводить начатое до конца. Был свой плюс в программировании. Хотя для жизни оно вроде бы мало что давало в том виде, однако же мышление так или иначе выстраивало в сторону системности.

     Нет сомнений, 31-я школа уже тогда аккумулировала лучших учителей. У меня мама как методист (ей присвоили звание «Заслуженный учитель России») говорила: в нашей школе объективно лучшие учителя города по всем предметам. Кроме разве что иностранных языков, по которым лидерство было за 1-й школой. Понятно, как мы себя чувствовали в такой среде. Мы часто были счастливы. Так мне казалось тогда, да и теперь кажется. Хотя и опыт жизненный немалый появился, и переосмысливаю многие вещи. Интересно, в школе я писал сочинение про счастье. И мою работу Лина Корниловна зачитала как образец юношеской ломки психики. Так происходило наше взросление.

Помню, выходишь на школьное крыльцо после занятий… Все, свобода! Я, кстати, не знал, что базовыми понятиями при рождении физ-матшколы были свобода, честь и достоинство. Не знал, но чувствовал подсознательно еще в то время, что все обстоит именно так. А если вспомнить наш символ школьный – электрон с человечком и надписью по кругу. А ведь похоже, это и была та самая триада – «Свобода. Честь. Достоинство».

На выпускном оперотряд из ЧПИ упорно ловил нас в музее боевой славы. Но так и не смог поймать. Повод подозревать у них, конечно, был. У нас же закладка была в музее: вино, сигареты, все как положено. У меня имелся ключ. Примерно раз в час мы солидно проходили в музей и аккуратно «оттягивались». Оперативники в какой-то момент заподозрили неладное. Но нам удалось улизнуть  через пожарную лестницу.

Значение слова

В школьные годы я был во многих вещах прямолинейным слишком. Альтернативы исключались напрочь. Теперь, конечно, смешно вспоминать. Но надо же смотреть на фоне эпохи. Вот, скажем, меня хотели исключить из комсомола, смешно сказать, за что. Я публично на политинформации, которую готовил, усомнился в качестве советской обуви. Обувь действительно была плохая, двух мнений быть не может. Исключать за такое высказывание из комсомола? Реально до исключения все-таки не дошло. На педсовете за меня вступился Эрнест, сказал, что меня неправильно поняли. Возможно, чувствовал во мне родственную душу. Он же и сам не был послушным винтиком. Накал страстей оказался высок в той ситуации прежде всего потому, что я был нерядовым учеником. А президентом политклуба «Пульс планеты», зам. комсорга школы по идеологии. И вдруг высказал такую критику системы…

Все школьные политбои наш класс обычно выигрывал. Но в 9-м классе мы проиграли. Наверное, потому, что название для нашей команды я придумал «Солидарность». В то время слово имело подтекст – на фоне польских событий, где одноименное движение стало главной оппозицией коммунистическому режиму. Ну точно, название команды и обрекло нас на поражение. Можно вспомнить о значении слова и по другому случаю. У меня до сих пор хранятся дневники и тетради. В одном из дневников учитель записала: «Опять разговаривал на уроке. Ему всегда есть чем поделиться с миром». Думаю, это было и хорошо, и не очень.

Близость к кухне

Классическую заповедь русского солдата «Подальше от начальства, поближе к кухне» мы прочувствовали буквально, когда становились дежурными по школе. Был риск, что соперничающие классы подлянку устроят. Например, могли насыпать красного фосфора на ступенях лестницы. Он громко взрывается под подошвами любого, проходящего по нему. Но преимуществ было все равно больше, чем рисков. Во-первых, не надо было делать домашние задания. Во-вторых, мы автоматически оказывались ближе к кухне. А там пекли такие классные булочки! В-третьих, на сцене актового зала (он же – зал столовой) мы постоянно слушали музыку и играли в карты. А иногда – и на музыкальных инструментах практиковались. Аппаратура вполне приличная по тем временам была. Однажды Невьянцев из «Г» класса взял в руки гитару, а я сел за электропиано. Сымпровизировали что-то, вроде бы получилось. Полноценного школьного ансамбля в наше время не было. Но вот дискотеки Гриша Винницкий устраивал настоящие, вообще молодец был по музыке. С группой АВВА нас хорошо познакомил. Чего стоит одна только Happy new year! 1982 год для нашего класса – это год концерта группы «Динамик» в городе Киров с пенями «Капюшон», «Мячик» и пр., год запоминающегося концерта американской группы «Чили», да «Машина времени» выдала отличный магнитоальбом «Костер». Мы всем этим «загружались».

Простора для энергии было много. Каждый день почти без исключений играли после школы в футбол. Теннисным мячом перебрасывались прямо на школьном дворе. Или вовсе - ластиком в самой школе. Иногда резались в покер дома у кого-нибудь из наших.

Знак качества

Тот факт, что выпускники 31-й поступали в первоклассные вузы на самые разные специальности, говорит сам за себя. Качество знаний, уровень комплексной подготовки к вступлению в большую жизнь были исключительные. Моя сестра Ира Санникова тоже закончила 31-ю школу - через девять лет после меня. Сейчас работает в Москве в крупнейшей аудиторской фирме KPMG. Из наших одноклассников девять человек поступили в московские вузы, еще несколько человек в Ленинград и Екатеринбург, остальные в Челябинске в вузы пошли. Я сам поступил в МГУ на социологию. Естественно, собирался пойти в науку. Но в начале 90-х какая могла быть наука? Есть было нечего при той зарплате. Вдобавок и жить было негде. Вскоре после того, как я защитил кандидатскую на тему «Конформизим и нонконформизм как социокультурные феномены» я решил круто менять направление деятельности. Образование было, можно сказать, заточено под бизнес. Под маркетинг и работу с кадрами прежде всего. Вот этим и занялся в составе холдинга BFT-company. Я был маркетинг-аналитиком. Занимались воплощением научных разработок в бизнес-проекты. Изучали производственный сектор, медицинские услуги. Чем только ни занимались! Ниша химчисток возникла в Москве в то время огромная. Мы эту нишу и заняли, быстро уйдя в этот проект с головой. Со временем  нащупали новую нишу – индустриальных прачечных. Работаем в Москве, Подмосковье, выходим в регионы. Но науку я не бросил. Периодически работаю управленческим консультантом, консультантом по личностному развитию. Участвовал в семинарах для Федеральной сетевой компании РАО «ЕЭС», которые шли целый год по всей стране. Так что, по сути, я еще и тренер, коуч.  

Предпринимательство – либо оно в человеке есть, либо нет. Должна быть наглость, авантюризм, ну и предприимчивость, конечно. Очевидно, что выпускники 31-й школы предрасположены к тому, чтобы заниматься предпринимательством. Свободный дух школы и понты в хорошем смысле – вот она, основа предпринимательства. В обществе в целом процент предпринимателей – не более 10 процентов. А у нас в классе (и в школе в целом, я думаю, так же примерно) каждый второй так или иначе занимался предпринимательством.

Если кратко подвести итог, что же это такое, 31-я школа. получится следующая формула: СВОБОДА, РАЗНООБРАЗИЕ, КОММУНИКАЦИЯ, ПЛАНКА, РЕЗУЛЬТАТ.

Для справки: Глеб Эдуардович Ибрагимов – председатель совета директоров компании «СТАНДАРТ ЧИСТОТЫ», крупнейшего холдинга  индустриальных прачечных Центральной России, вице-президент холдинга химчисток-прачечных «Диана», кандидат социологических наук, член национальной гильдии профессиональных консультантов.

Из книги "31-й - это имя"

1148
Популярное
Лента новостей