Другой город
Челябинск
12.11.2010 10:08

Счастливый билет Игоря Самарцева

Счастливый билет Игоря Самарцева

Cегодня Игорь Эдуардович Самарцев, генеральный директор НТО «ИРЭ-Полюс» в подмосковном Фрязино. Эта компания – участник международного холдинга ( с российскими корнями), ставшего одним из мировых лидеров по производству технологических и волоконных лазеров. Выпускник олимпийского, 1980 года, он уже двадцать лет занимается исследованием, разработкой и производством лазеров. А когда-то все началось с детского увлечения.

 

Игорь Эдуардович Самарцев.
Игорь Эдуардович Самарцев
 

- Физикой я заинтересовался еще до того, как этот предмет появился в моем школьном расписании. Само слово «физика» завораживало меня класса с третьего, так что выбор был предопределен, - вспоминает Игорь Эдуардович.

 

Во многом его судьбу определила встреча с учителем физики школы № 31 Григорием Леонидовичем Козловым. Он тогда специально искал одаренных ребят среди восьмиклассников челябинских школ и приглашал их в 31-ю, физико-математическую. В числе тех юных дарований оказался и Игорь Самарцев. Первого сентября 1978 года он пришел в 9-А школы № 31.

- С удовольствием посещал все школьные занятия, - вспоминает он. – Но, признаюсь, очень не любил делать домашние задания (обычно выполнял их, в лучшем случае, на переменах). Наша учитель математики Галина Викторовна Галямина каждый раз выборочно проверяла домашние задания. Так как я их никогда не делал, то регулярно получал двойки. Однажды почему-то взял и приготовил все уроки, и как раз в этом день попал в список проверяемых. Когда очередь дошла до меня, Галина Викторовна сказала: «Самарцев как всегда не сделал. Двойка». С каким же наслаждением изобразил я праведное возмущение: что обо мне могли так плохо подумать, ведь у меня все сделано! В классе все долго веселились по этому поводу. Хотя математика была мною не так любима как физика, ежедневные чемпионаты по решению задач на скорость на уроках Галяминой не только доставляли массу удовольствия, спортивного азарта, но и позволили получить великолепную математическую подготовку. Что, кстати,  очень пригодилось, когда я стал студентом Московского физико-технического института. По уровню математических знаний мы, выпускники 31 школы, как минимум не уступали тем, кто окончил школы при МГУ.

Видимо, неслучайно, многие одноклассники Самарцева поступили в престижные вузы страны, в том числе МФТИ, МГУ, ЛГУ, НГУ, ЧГУ. Примерно треть класса училась в Челябинском политехническом институте. На приборостроительный факультет ЧПИ поступил и Игорь.

- В этом вузе учились и мои лучшие школьные друзья - Дмитрий Ненахов и Андрей Блинов, - говорит Игорь Эдуардович. -  Мы до сих пор поддерживаем  дружеские отношения, встречаемся, хотя я живу в Подмосковье, Дмитрий - в Челябинске, а Андрей вообще уехал в Германию.

За каких-то два года обучения в ЧПИ Игорь успел стать двукратным победителем областной студенческой олимпиады по физике и одержал победу на всероссийской олимпиаде среди студентов технических вузов. Чего удивляться, что уже после второго курса он перевелся в Московский Физико-технический институт на факультет радиотехники и кибернетики. Кстати, там на старших курсах студенты сочетают учебу с исследовательской работой на одной из базовых кафедр, а также действующих ведущих научно-исследовательских учреждений. Это один из принципов Физтеха. В 1985 году Самарцев пришел на базовую кафедру в филиале Института радиотехники и электроники Академии наук СССР, попал в лабораторию Валентина Павловича Гапонцева. В результате оба, что называется, вытащили по счастливому билету. Самарцев получил прекрасного научного руководителя, а Гапонцев – талантливого сотрудника. Лаборатория исследовала лазерные стекла. Игорь подключился к этой работе. Однако вскоре его перевели на еще более перспективное направление - волоконную оптику. Сильный научный руководитель, основательная физтеховская подготовка и прекрасное оборудование, а также трудолюбие молодого человека сделали свое дело – в 1987 году Самарцев окончил институт с «красным» дипломом. Разумеется, поступил в физтеховскую аспирантуру, где продолжил исследовательскую работу. Предметом исследований стали активированные волокна для использования в качестве лазерных сред. Казалось бы, рутинная тема: лазеры на активированном оптическом волокне были известны еще в конце 60-х годов. Малоэффективные игрушки ученых с выходными мощностями на уровне тысячных долей Ватт с мизерным к.п.д. при накачке от ламп.

Однако появилась идея попробовать в качестве основы вместо стеклянных волокон, кварцевые, технология производства которых к тому времени сильно продвинулась вперед. Кроме того, появились достаточно мощные полупроводниковые лазеры. Их можно было использовать для накачки волокна. Теоретические и экспериментальные исследования открывали интересные перспективы.

К моменту окончания аспирантуры в трудах Американского Оптического Общества появляется статья В.П.Гапонцева и И.Э.Самарцева «Мощные волоконные лазеры». На пяти страницах авторы впервые обосновывают идею, что используя кварцевые световоды, активированные редкоземельными металлами, можно создавать лазеры с  выходной мощностью излучения на уровне сотен и более Ватт непрерывного излучения. В работе были приведены результаты эксперимента, в котором на волоконном лазере впервые была получена выходная мощность излучения более  одного Ватта ( 3,9 Ватт).

Но тут в судьбу молодого исследователя, как, впрочем, и всех других ученых страны, ворвался недобрый ветер перемен. После августовского путча 1991года к власти в научных лабораториях пришли люди, захваченные идеей все отдать на откуп рынку. Централизованное финансирование науки рухнуло. Надо было каким-то образом выживать. Лазерщики оказались еще не в самом худшем положении. В этой отрасли советские ученые занимали передовые позиции. Так что толковые лазерщики не пошли строить коттеджи и торговать в ларьках. Одни просто уехали за рубеж. Другие начали работать по зарубежным грантам в России, но результаты их труда становились собственностью грантодателей. Третьи стали создавать малые предприятия, так как  лазеры оказались востребованными и в смутное время. Кто-то делал технологические установки, выполнял на них работы по вырезанию вывесок, печатей, деревянных наличников, фотографий на памятниках. Кто-то начал «печь» аппараты для низкоинтенсивной лазерной терапии, которыми призывали лечиться от всех болезней без помощи врача.

Создал свое малое предприятие - НТО «ИРЭ-Полюс» - и Валентин Павлович Гапонцев. Наряду с работами, приносящими деньги, он вместе с Игорем Эдуардовичем Самарцевым и небольшой группой сотрудников продолжил работы в области волоконных лазеров. На выставке «Лазер-93» в Мюнхене на коллективном стенде Лазерной Ассоциации были представлены образцы волоконных лазеров. При этом коллектив не остановился на традиционной для российской академической науки «россыпи на стенде». Были решены серьезные технологические проблемы и разработаны первые прототипы волоконных усилителей света с диодной накачкой, превышающих по мощности зарубежные аналоги. Этими разработками заинтересовалась крупная итальянская фирма Italtel, взяла на себя  их финансирование и получила эксклюзивные права на первое поколение технологии.

Однако команда Гапонцева не продала, подобно многим российским ученым, «на корню» свою разработку иностранному заказчику, а сохранила контроль над внедрением. Организация производства в России представлялась западным заказчикам (в отечестве заказы не предвиделись) нецелесообразной из-за огромного коммерческого риска при отсутствии второго, западного поставщика. Сошлись на организации независимой компании в Германии. К тому времени Гапонцеву удалось найти в этой стране новый крупный заказ на разработку импульсного волоконного лазера для систем контроля препятствий в полетах. Так в 1995 году Гапонцевым в Бурбахе (Германия) была образована вторая фирма будущей Группы - IPG Laser GmbH. Поскольку основные потребители продукции располагались в Европе, Валентин Павлович с частью сотрудников переехал в Германию. Самарцев остался во Фрязино и в настоящее время является генеральным директором НТО «ИРЭ-Полюс». В течение пяти лет тандем двух фирм продолжал вести интенсивные научные исследования, разработал и выпустил на мировой рынок более 600 уникальных приборов, многие из которых до сих пор остаются вне конкуренции.

 

Игорь Самарцев, 16 лет.
Игорь Самарцев, 16 лет
 

По мере роста числа заказов и расширения географии расположения заказчиков росло и число небольших фирм, входящих в Группу. В конце 1998 года была создана третья производственная компания - IPG Photonics Corporation в Оксфорде (США), которая в 2000 году стала штаб-квартирой Транснациональной Группы IPG.  При этом продолжались интенсивные научные исследования. По данным газеты «КоммерсантЪ», Группа вышла на третье место в мире среди производителей технологических лазеров, оставаясь безусловным лидером в области волоконных лазеров. Такие аппараты легко режут десятисантиметровую сталь. Уже ставится задача бурения скважин.

 

В чем подобные лазеры не имеют равных – так это системы оптической связи. Именно применением их в этой области и занимается Игорь Самарцев наряду с руководством НТО и работой в Совете директоров Группы IPG. Дело не ограничивается только лазерной темой: под руководством Самарцева разработана система оборудования для высокоскоростных волоконно-оптических линий связи со спектральным уплотнением «Пуск». Эта аппаратура на деле доказало свое преимущество в открытом соревновании с зарубежными конкурентами в пустынях Казахстана и на просторах Сибири. Она победила в тендерах с участием таких «китов» телекоммуникации как Alcatel, Simens, NEC, Nortel, Lucent и других. В 2007 году эта аппаратура была отмечена дипломом первой степени на первом конкурсе отечественных разработок в области лазеров.

А кандидатскую диссертацию Игорь Эдуардович Самарцев так и не защитил, впрочем, как и Валентин Павлович Гапонцев – докторскую. Правда, стоит сказать:   инженеры Томас Эдисон и Никола Тесла тоже не имели научных степеней. Но их имена стали достоянием мировой истории.

Из книги "31-й - это имя"

611
Популярное
Лента новостей