Светлана Гаврилова: «Всем деткам хочется в семью»
+15°
Сообщить новость
18.02.2011 18:18

Светлана Гаврилова: «Всем деткам хочется в семью»

Cоциально-реабилитационный центр для несовершеннолетних Ленинского района города Челябинска существует 10 лет. Пять последних лет им руководит Светлана Гаврилова.

Рейтинг:
Рубрика: Общество
Светлана Гаврилова: «Всем деткам хочется в семью»

 

Cоциально-реабилитационный центр для несовершеннолетних Ленинского района города Челябинска существует 10 лет. Пять последних лет им руководит Светлана Гаврилова.
 
- Расскажите подробнее о работе центра.
- Социально-реабилитационный центр оказывает помощь детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Например, у ребёнка не стало мамы-папы. Или от него отказываются мама-папа, опекун. Это ситуация, когда в семье у мамы с папой нет работы, им не на что жить. В 2009 году во время кризиса очень многие лишились работы. Родители сами приводили к нам детей, потому что не было средств к существованию. Бывают кризисные ситуации в трудный подростковый период, когда дети сами прибегают. Говорят, что не могут жить с родителями. Возможны конфликтные ситуации в семье, когда мама, допустим, устраивает собственную жизнь, а ребёнок не понимает этого, не желает с этим мириться. Очень много поступает детей, которые приехали в город из области. Вспоминается случай с уфимской семьёй, когда мама с двумя детьми покончила жизнь самоубийством, потому что не знала, куда обратиться за помощью. Мы всегда говорим, что выход из любой трудной ситуации есть. Наш центр – учреждение для временного пребывания. Пока все проблемы решаются, ребёнок находится у нас. Если родителей лишают родительских прав, ребёнка отправляют в детский дом. У нас в городе есть сеть таких учреждений как наше, куда можно обратиться, и вам окажут помощь.
 
- Сколько в Челябинске таких центров как Ваш?
- Центров реабилитации в Челябинске пять. В каждом районе они есть, кроме Советского и Центрального.
 
- Психологическая работа с ребёнком с родителем тоже здесь ведется?
- Конечно. И психологическая, и социально-правовая. У нас есть дети, которые поступают безо всяких документов. Либо это кем-то найденный ребёнок, либо поступил из социально-неблагополучной семьи. Бывает такое, что ребенку уже десять лет, а у него все ещё нет свидетельства о рождении.
 
- Бывают случаи, когда дети попадают в центр несколько раз?
- И такое бывает. Категория социального неблагополучия, можно сказать, очень трудно излечима. Очень часто происходят рецидивы. У нас сейчас опять девочка в центре, которую милиция изъяла из семьи. В семье социально-опасное положение, мама, скажем так,  злоупотребляла. Пока девочка находилась у нас, велась работа опеки, ставился вопрос о лишении родительских прав. Но суд не лишил прав, а только ограничил. Девочку определили в детский дом. Мама по истечению ограничительного периода представила документы, положительно её характеризующие. К нам она приходила, говорила, что ребёнок – смысл всей её жизни. Но полгода не прошло, как она забрала её из детского дома, и случился рецидив. Сейчас девочка у нас уже второй месяц, а мама ещё не появлялась. Не вышла из своего критического состояния. Бывают случаи, когда за ограничительное время родители делают всё, чтобы доказать, что у них в семье всё хорошо. Вплоть до того, что решают какие-то жилищные проблемы. Понимают, что всё-таки лишиться детей – это страшно. Такие случаи обнадеживают. Но так бывает не всегда.
 
- С какими учреждениями сотрудничаете с юридической точки зрения?
- С паспортно-визовой службой, если у ребенка нет свидетельства о рождении. Также по установлению гражданства приходится работать. Это очень сложно, потому что миграция населения очень большая. К тому же для родителей категории социально-неблагополучные документы не имеют особого значения. Представьте, у нас есть мамы, у которых паспорта ещё советские, то есть выданные во времена существования Советского Союза!
Если ребёнку 14 лет, ему пора получать паспорт. Проводится большая работа по получению этих документов. Работаем и с пенсионным фондом. У нас есть дети-сироты. И мы оформляем пенсию по потере кормильца. Оформляем также социальные пенсии по инвалидности для детей с различными заболеваниями. И, конечно, учреждения здравоохранения работают с нами. Мы благодарны, что всегда идут нам навстречу. Закрывают глаза на то, нашли ли мы полис, смогли ли сделать его ребёнку.
 
- А учреждения дополнительного образования – с ними как?
- Хотя мы учреждение социального обслуживания, но с образованием у нас очень тесные связи. Со школами прежде всего, в которых обучаются наши дети. Это четыре-пять школ по развитию интеллекта. Сотрудничаем, конечно, с клубами по месту жительства.
 
- Из чего состоит один день Вашего воспитанника?
- Как в любой семье: проснулся, пошёл в школу, пришёл из школы. А дальше наши педагоги проводят занятия. Сейчас зима, так они на каток ходят. У нас очень хороший инструктор по физической культуре, просто фанатик своего дела. Приходят к нам и педагоги из клубов по месту жительства. Обучают ребят вышивке, например, это у нас второй год фишка такая. Ходим в центр дополнительного образования «Орбита», занимаемся там. В целом день очень насыщенный.
 
- Можно ли выделить какую-то закономерность в поступлении к вам детей. Увеличивается их количество, или уменьшается?
-Увы, увеличивается. Несмотря на то, что бывают, можно сказать, сезонные спады. Где-то с декабря по февраль гораздо меньше поступает детей. Они больше находятся дома, не попадают в поле зрения правоохранительных органов. А вот весной и осенью, особенно когда проходят акции «Защита», «Образование всем детям», «Дети улиц», «Подросток», когда им уделяется усиленное внимание, тогда у нас наплывы бывают. Бывает, в день до восьми детей поступает. Ребят не становится. И эта ситуация настораживает. Прошлый год оказался «богатым» на детей, от которых отказались либо опекуны, либо собственные матери. Опекунство было оформлено детям в пять-шесть лет. В таком возрасте внимание ещё пока направлено на них, а вот когда в 14-15 лет… В прошлом году весной пришло, одновременно причём, человек шесть-семь. Два случая были, когда привели мамы, сами написали заявление. Мы ничего не могли с этим сделать. Обращались в кризисный психологический центр, но ничего не вышло.
 
У одной мамы конфликт состоял в том, что она дочь в свое время вовсе не хотела и считает, что мучается с ней уже 15 лет. Бабушки, проживающие с этими мамами, не могут забрать под опеку детей. Они проживают в одной квартире. Такие родственники приходили и просто «откупались» от детей за то, что не могут их вернуть в семью. Исполняли любой каприз ребёнка. До этого у нас были так называемые дети улиц, подвалов, переходов со своими ценностями. А вот эти дети уже избалованные. У них есть определённый уровень интеллекта, они требуют совершенно иного подхода.
 
- К какому министерству относится центр?
- К Министерству социальных отношений.
 
- Какие стандарты здесь приняты?
- У нас есть стандарты социального обслуживания. Есть российские стандарты, есть и стандарты областные. Они разбиты по блокам: социально-медицинские услуги, социально-правовые, педагогические.
 
- Как происходит финансирование Вашего учреждения?
- Нас финансирует Министерство социальных отношений, учредителем нашим является городское управление социального развития. Если сравнивать наше бюджетное финансирование с финансированием образовательных учреждений, то у нас оно лучше. Если в школе можно обратиться к родителям за материальной поддержкой, то нам не к кому обратиться. А проблем-то ведь тоже очень много: и противопожарная безопасность, и соблюдение санитарных норм. И контроль за нами соответствующий. Только за прошлый год контроль за питанием из управления образования семь раз приходил. А есть ещё Роспотребнадзор и другие органы.
 
В прошлом году затраты были очень большие. Около двух миллионов рублей выделили на наше учреждение. У нас и автобус есть. Только у нас из всех подобных центров. У нас есть и машина «Газель», чтобы детей мы могли в любой момент куда-то вывезти.
 
- Планируете новые учебные программы?
- Нам очень сложно выстраивать долгосрочные программы. У нас сменяемость ребят очень большая. Когда только появлялись такие учреждения, планировалось в течение полугода решить все проблемы ребёнка. В прошлом году был уполномоченный по правам ребёнка Павел Астахов. Сказал, что в течение месяца можно решить проблему, и определить ребёнка в государственное учреждение или вернуть в семью. Действительно бывает так, что буквально сиюминутно решили проблемы. Но бывают дети, которые находятся здесь годами. Разные причины этому. На моей истории самый длительный период пребывания ребёнка в центре – пять лет.
 
Мы смотрели образовательные программы, для нас они не удобны. В 2009 году Московский институт здравоохранения предложил краткосрочные психологические программы. Они буквально на 15-18 часов рассчитаны. Мы адаптировали их на своих детей и растянули где-то на два месяца. Когда ребёнок поступает, он проходит комплексное тестирование, выявляются все его способности, возможности. После проводятся занятия: «Я и мои ценности», «Я и моё будущее», «Уроки о семье», пр. В игровой форме детям говорится о том, что, может быть, им никогда не говорилось, а, может быть, просто напоминается. У нас уже третий раз реализуются эти курсы. И воспитателям интересно, и детям интересно. С дошкольниками мы занимаемся по программам дошкольного воспитания.
 
- Возрастная категория детей центра какая?
- Очень разные возраста, от трёх до восемнадцати лет. Бывают года, когда у нас только взрослые дети по 15-16 лет. Сейчас больше среднего возраста - 10-13 лет. А дошкольников сегодня 15 человек. В принципе учреждение небольшое. По наполняемости мы рассчитаны на 35 детей, а по списку 44. У нас есть такая форма, как семейно-воспитательная группа. Суть в том, что мы не определяем ребёнка в семью навсегда. Сотрудник получает заработную плату как воспитатель, и деньги на содержание ребёнка. Как правило, дети там и остаются. Либо опеку потом оформляют, либо просто продолжают поддерживать отношения. Одна семья у нас так оформила даже приёмную семью. Наши специалисты консультируют желающих, если возникают какие-то проблемы, помогают решить.
 
Такая форма была введена с 2000 года. Во всех центрах такое есть. И это очень хорошо, потому что всем деткам, конечно, хочется в семью.
Алина ИСАЕВА

 

407

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей