+22°
Сообщить новость
18.03.2011 10:02

«Мы поверили в теневой театр. Это оригинальная идея, аналогов в мире нет»

«Солнечные часы» — экспериментальный Теневой Театр, театр цветных теней и песочной анимации.

Рейтинг:
«Мы поверили в теневой театр. Это оригинальная идея, аналогов в мире нет»

 «Солнечные часы» — экспериментальный Теневой Театр, театр цветных теней и песочной анимации. www.Lentachel.ru на днях рассказывала о премьере театра - http://lentachel.ru/articles/5463. Сегодня мы беседуем с Владимиром Коростелёвым и Евгенией Сидоровой — основателями, актёрами, сценаристы и режиссёрами театра.

 
- Владимир, подобный театр – весьма необычная задумка. Как пришла идея его создания?
- Задумка возникла 12 лет назад. Мы пробовали до этого работать в различных театрах, но именно театр теней привлёк нас фантастическими возможностями самореализации. Будучи яркими индивидуалистами, мы получили здесь возможность создать практически любую постановку. Начинали с Пушкина и Чуковского. Всего за 12 лет создано 20 спектаклей, половина из которых идут и сейчас. Начиная с отдельных постановок, постепенно мы пришли к собственной репертуарной политике, к дерзкой идее создания особого, оригинального театра. Работаем в паре с женой. Но мы против того, чтобы наш театр называли семейным. Наш театр – прежде всего профессиональный и авторский. Евгения выступает как сценарист и режиссёр. Я - художник и артист. Изначально мы выступали вместе на сцене, но потом распределились по обязанностям.  Азы театра теней и песочной анимации приходилось постигать самостоятельно, методом проб и ошибок.
 
- Вы синтезируете два вида искусства: искусство цветных теней и песочную анимацию.
- Это сейчас. А сначала мы работали как перевозной театр. Использовался маленький камерный экран. К песочной анимации мы были неравнодушны всегда, но освоить её рискнули относительно недавно. По сути, это тоже теневой театр. В основе искусства - игра тени и света. Мы подумали, почему бы всё это не совместить. У меня уже давно была идея проецировать теневой театр на экран. Возникает другое восприятие: и анимация высвечивается, и цветные тени. Это оригинальная идея и аналогов в мире нет.
 
- А как Ваше искусство воспринимается зрителем?
- Не берусь говорить, что именно маленькие дети воспримут песочную анимацию лучше всех. Практика показывает, необходимо охватывать больший диапазон возрастов зрителя. В садиках к нам, например, приходят дети с трёх лет до семи. А если с тем же спектаклем приду в школу, то зрителями будут первоклассники и пятиклассники.
 
Нужно искать подходы для взрослых и для детей. Это очень хорошая школа для актёра: чтобы к каждому зрителю подобрать свой ключик. Считаю, анимация интересна для родителей, для школьников старших возрастов, для каких-то очень развитых меленьких детей. А теневой театр воспринимается детьми уже с трёх лет, тем более он у нас интерактивный: во время представления происходит общение с детьми. В других теневых театрах, как правило, нет общения со зрителем. Думаю, нам ближе школа китайского теневого театра. В мире, на мой взгляд, китайский театр – лучшее проявление этого искусства.
 
- Какие бывают ещё школы?
- Есть индонезийский теневой театр, есть индийский, турецкий теневой театр. Многие думают, что есть японский, хотя он не развит в этой стране. Сейчас и Европа работает с театром теней. В восточном теневом театре нет импровизаций, он очень эпичен и тяготеет к стабильности (хотя сатира там присутствует). Европейский, наоборот, экспериментирует до примитивизма. Там только зарисовки - без сюжета, без смысла. Грубовато, на мой взгляд. Восток более утончённый, но ему не хватает импровизации. Мы же стараемся охватить разные культуры, разные жанры и сделать полноценный театр с интерактивом
.
- Песочная анимация – это пока эксперимент?
- Песочная анимация ещё удивит зрителя. Мы и тут стараемся экспериментировать с различными стилями. У нас в стране примерно три мастера песочной анимации, на которых можно равняться, да и в мире они на перечёт. К сожалению, и это искусство не застраховано от «халтуры». В Челябинске песочная анимация даже искусством не считается.
- Какой песок Вы используете?
- Песок бывает разный. Вулканический песок, с которым работают в Южной Америке. Он очень тонкий, пластичный. Есть речной песок, который используют у нас. Приморский, с которым работают на Черноморском побережье и Израиле. У меня же – песок кварцевый.   На одно выступление уходит около килограмма песка, потом он буквально кисточкой собирается по краям.
 
- Этот песок требует особого способа хранения?
- Нет, он хранится в простых мешках. Но если его долго оставлять на открытом пространстве, кварцевый песок начинает электризоваться.
 
- Признаюсь, музыка в Ваших спектаклях просто завораживает.
- Музыка — 50 % успеха спектакля. Музыкальное сопровождение имеет большое значение для анимации. Мы в театре очень серьёзно подходим к этому. Например, в постановке «Кошка, которая гуляет сама по себе» звучат мотивы алтайских шаманов, современные записи звуков природы. Мы используем настоящий фольклор.
 
- Как складывался репертуар театра «Солнечные часы»?
- Мы долго сотрудничали с Музеем искусств, по репертуару старались войти в их структуру композиции. У них есть, скажем, выставка «Уральский павильон». И специально для этого мы подготовили спектакль по сказам Бажова «Тайны Урала». В этой постановке взгляд получился нетрадиционный: не от лица человека, а от лица  Хозяйки Медной горы, духов. Поэтому и жанр мы определили как «уральское фэнтэзи». Решили показать, что было здесь до Бажова. Пришлось очень глубоко покопаться в материале. На Урале соприкасается очень много культур. Уральские персонажи нигде больше не встречаются. У нас все спектакли – отдельное небольшое исследование. Очень глубоко стараемся войти в материал, музыку, чтобы получились смотрибельные, индивидуальные, авторские работы.
 
Есть у нас и чисто детские спектакли: «Приключения Буратино», «Чипполино». «Чипполино» - детская комедия, «Буратино» - озорной балаганчик. Мы взяли музыку композитора Нино Рота, который работал с Феллини. Она вносит итальянский колорит. Взрослый спектакль у нас пока только один, «Две легенды», но нам интересна взрослая тематика. С осени планируем реализовать интересные задумки именно в этом направлении. В «Двух легендах» сочетается японский и китайский фольклор. Спектакль состоит из двух частей. В этой постановке оживают гравюры. Используется музыка театра Кабуки, звучит китайский гуцин. Спектакль исключительно созерцательный. Я специально готовлю зал перед его началом, потому что сходу сложно понять, почему выбраны именно эти легенды. Кстати, китайская и японская культура совершенно разные, хотя для большинства наших людей они кажутся одинаковыми.
 
- Как родился этот спектакль?
- Мы начали работать на город с выступлений в музеях. Сначала познакомились с областным краеведческим музеем. У них проходила тогда китайская выставка «Сказочный Китай», и нам хотелось срочно что-то сделать в этом духе. Так родился двадцатиминутный спектакль на стихи китайского поэта даоса Ли Бо. В основу была положена легенда о жёлтом журавле. Цель – показать утончённую красоту древнего Китая. Потом мы перешли в музей искусств. У них планировалась выставка японского художника Хирояки Мияяма «Путь меча и хризантемы». Мы поставили спектакль на японскую тематику на основе легенды о святой для каждого японца горе Фудзи. Духовное становление главного героя, надеюсь, не оставит равнодушным молодёжную аудиторию. Когда соединили две поставки, получился полноценный спектакль с идеей о разнице двух культур.
 
- Какими дорогами пришли во Дворец пионеров и школьников?
- Мы поняли, что формат спектаклей надо увеличивать. В музее нам смогли выделить очень маленькое помещение. Там в зале могло уместиться 35 человек. Хотя спасибо большое и за это. Чувствовалось, что интерес к нашей работе растёт, что зритель хочет на нас идти. Захотелось вывести спектакли на большой экран. Если артисту есть, что сказать, но он молчит, он начинает просто физически болеть. Нам хотелось и больше зрителей, и площадку расширить. И тут нам посоветовали обратиться к директору Дворца пионеров и школьников Ивану Иоголевичу. Целевая аудитория Дворца - как раз для нас. Так что с октября планирую открыть студию песочной анимации во Дворце. По теневому театру не обещаю, потому что с трудом хватает времени на постановки и продвижение театра.
 
Хочется, что бы теневой театр, можно сказать, «вышел из тени» и занял наконец свою нишу среди других театральных направлений.
В будущем хочется создать стационарный театр, чтобы он одновременно был кукольный и теневой. В кукольном есть свои жанры и стили, в теневом свои законы. В Москве между прочим такой театр уже существует. Не все кукольники, правда, могут поверить в теневой театр, поверить в то, что это интересно. Мы вот поверили...
Алина ИСАЕВА
655

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей