09.12.2011 17:03

Люди

Рейтинг: 0

Они больше ничего не умеют, им больше заняться нечем. Готовятся, передохнут и опять. Меня тоже втянули в эту круговерть. И за деньги, и по понятиям. И вот и я, как все. Мы наступали тогда, велено было все бумаги в штаб полка сдавать. У него под кителем я обнаружил тетрадь с дыркой в верхнем углу. Тетрадь оказалась его дневником, дырку на ней я сделал. В штабе дневник не взяли. Почему я не избавился от него? Может потому, что записи там на моём языке и дыра там моя.

В следующем бою мне оторвало правую руку. Очнулся в госпитале, понял и впал в уныние. Жить не хотелось, ползал глазами по потолку и мечтал сдохнуть. К жизни хирург вернул грубо и прямо.

- Дурак, тебя Бог пометил, ты больше убивать не будешь.

Навалялся на койках, начитался всякой белеберды, что под левую руку попадало, и дошёл до дневника того. Стал листать и попался. Понял, что парень, которого я убил, брат мой по мысли. Если бы он был рядом со мной, мы бы горы свернули. Но я убил его, и горы останутся стоять на месте, а люди, которые говорят на одном языке, будут продолжать убивать друг друга. Он знал, что дневник достанется мне, и на последней странице кричал: «Прочитай и пойми, а поймёшь, продолжи».

Вы читаете продолжение дневника моего брата по мысли, которого я убил, а познакомился после его смерти. Бог наказал меня за это, он забрал мою правую руку. Дневник пишу левой, на ней нет крови, левой я не убивал.

Люди правыми голосуют за войну, они правыми руками убивают братьев своих по языку, по мысли, по складу души.

Господи, оставь нам левые, жить будем хуже, но жить…

Мне кажется, что Господь услышал меня. С правыми руками у моего народа что-то произошло, они перестали быть правыми. Руки у нас всех левые, обе руки левые, а левыми не убивают.
 

369
Популярное
Лента новостей