13.07.2012 14:14

Как меня похищали. Косилов как всегда ни при чем

Рейтинг: 0
Как меня похищали. Косилов как всегда ни при чем

Эта история уже стала забываться. 2002 и 2003 годы… Но я-то её помню. Группа высокопоставленных чиновников, силовиков, судей и обслуживающих их интересы журналистов (увы, такие нашлись) травили меня на протяжении примерно полутора лет в рамках существовавшего тогда в Уголовном Кодексе закона о клевете/ Им, видите ли, не понравились публикации в «Рабочей газете», где крепко досталось тогда (по делу) группировке областных чиновников. Сейчас, когда Госдума по предложению Павла Крашенинникова решила вернуть статью в Уголовный Кодекс (и года не прошло после её отмены!) полезно вспомнить, на какие злоупотребления в отношении инакомыслящих могут идти некоторые люди в органах власти, cиловых структурах, формально прикрывающие свои действия законом. 

 Подробнее по поводу сфабрикованного от начала до конца дела я буду рассказывать отдельно. Начало можно посмотреть здесь - http://lentachel.ru/articles/11689 . Поправки президента Медведева об исключении из Уголовного Кодекса статей «Клевета» и «Оскорбление» (какая сволочь их туда в свое время внесла?), насколько я понимаю, ликвидировали факт даже погашенной судимости сами по себе. Закон в таких случаях имеет обратную силу. Сегодня расскажу, как меня…похитили в день приговора!

Слежка

Уже года три как я требую возбудить уголовное дело против тех уродов, что умудрились меня похитить в день суда 15 августа 2003 года - по сфабрикованному, повторюсь, делу. Кое у кого тогда, похоже, просто крышу снесло от ощущения собственной безнаказанности. Творили, что хотели…

Сейчас следственный комитет, прокуратура и суд упираются и последовательно в моих требованиях отказывают, конкретно игнорируя при этом нормы закона. И я их где-то даже понимаю. Если признать факт похищения (в МВД уже начали, кстати, признавать, что преступление в отношении меня имело место), найти похитителей, допросить, это же какой пласт преступлений придется поднимать! Преступлений, совершенных людьми в погонах и мантиях. Но они же привыкли быть неприкасаемыми…

С утра 15 августа 2003 года я заметил за собой слежку. Ощущение не из приятных. Особенно когда знаешь, что тебе противостоят люди не просто при власти, но на редкость беспринципные, готовые на всё, чтобы заткнуть горло оппонентам. И когда еще свежи воспоминания от бандитского нападения бритоголовых в подъезде (разумеется, виновные не были найдены). В слежке была задействована машина 99-й модели ВАЗ (на одной видеозаписи есть её номер), потом другие машины и разного рода пешие шпики. В сумме, по моим оценкам, десятки людей. Картина маслом.

Признания участника слежки

Я как это безобразие заметил, сразу попробовал от слежки оторваться. Не тут-то было! Меня «пасли» в открытую! Одни преследователи передавали наблюдение другим. Как описывал это всё в газете «Уральские общественные ведомости», захлёбываясь от восторга, некий Антон Сечевой, я «в бега пустился за несколько часов до оглашения приговора, сменив по дороге пять легковых авто и один автобус» (номер газеты от 16.08.2003 г). Замечательное признание! С учетом того, что у меня была подписка о невыезде из Челябинска, я никак не мог «пуститься в бега» по территории города за несколько часов до вынесения приговора. От незаконной слежки уходил – это да, было. Один мерзавец таким образом уже факт слежки подтвердил. Фиксируем…Из этой заметки Сечевого следуют, кстати, сразу несколько выводов:

А) слежка за мной была, причем, тотальная. Я на самом деле, пытаясь оторваться от преследователей, сменил по дороге пять машин и один автобус. В этом смысле Сечевой не соврал. Только вот перепутал, кто при этом закон нарушал.

Б) слежка была незаконная, поскольку никто никому никаких поручений на это легально не давал.

В) сам автор заметки «От суда сбежать не удалось» был либо в составе преступной группы, которая следила за мной, либо на связи с этой группой.

Очень хочется задать вопросы по данному поводу лично господину Сечевому, а также редактировавшему в ту пору газету «Уральские общественные ведомости» Виктору Косолапову. С которым мы когда-то вместе работали в «Вечёрке». А потом оказались по разные стороны политических баррикад. Думаю, еще представится случай.

Как происходят похищения

В общем, «пасли» меня в тот день плотно. Когда я вышел из очередного такси на автобусной остановке и вошел в автобус, следом втиснулись двое в штатском. И не очень-то скрываясь, уставились на меня. После автобуса была еще одна легковая машина (кажется, четвертая по счету). Стало окончательно ясно, что слежка никуда уже не денется. Я остановил машину, расплатился с водителем и решил …прогуляться пешком от Дворца строителей (дело было на ЧМЗ) до трассы на Екатеринбург!.. Белая «десятка» ехала позади меня со скоростью пешехода. Мне уже было плевать. Я повернулся и …проголосовал. Здоровый белобрысый гад за рулем «десятки», представьте себе, остановился и согласился подвезти до трассы, даже не спрашивая, почем! В машине у него был полный набор – рация, сотовый… Всё понятно, на службе человек. Только на какой? Когда я выходил, предложил, само собой, ему денег за подвоз. Это был первый случай на моей памяти, когда водитель от денег за подвоз отказался!

Поскольку слежка продолжалась на значительной части территории Челябинска, я решил оторваться от неё за пределами города. Небольшое нарушение (я про подписку о невыезде) на фоне реальных преступлений, которые творили мои высокопоставленные оппоненты. Тем более что в случае удачи я хотел направиться напрямую к зам. генерального прокурора России и лично рассказать, какой беспредел творят чиновники и силовики в Челябинской области.

Уехать в Екатеринбург мне не дали. Такси, которое я нанял, недалеко от автозаправки (вблизи Долгодеревенского) на полном ходу подрезала фиолетовая 99-ая. Аварийная ситуация была стопроцентная. Но конечно, этих бравых орлов никто не останавливал. Не было поблизости гаишников. А если бы были, им бы всё равно тут же позвонили…Из 99-й вышли двое, под руки выволокли меня и усадили к себе в машину. Третий похититель сидел за рулём. Один махнул у меня перед носом красными корочками. Кажется, УБОП. И кажется, фамилия у него начиналась на «З».Эти люди не предъявили никаких бумаг, санкционирующих их действия, а повезли напрямую… в суд. Оказывается, за несколько часов этой гонки подошло время вынесения приговора по делу.

Когда неизвестные привезли меня к зданию суда, самый здоровый (что сперва был за рулём белой «девятки», а потом всю дорогу, перегнувшись, удерживал фиксатор возле меня – чтобы я, видимо, не выпрыгнул на ходу), взял меня за локоть и повёл (см на снимке). Крепко взял. Я до последнего думал, что есть же, наверное, у этих людей хоть какие-то документальные основания так поступать. Не может быть, чтоб никаких. Но оснований-таки не было! Здоровяк запихнул меня в здание суда. Там меня (похищенного!) быстро приняли милиционеры (из рук похитителя!) и отвели в клетку! И уже туда, через решётку, передали текст приговора, согласно которому мне полагался год лишения свободы. Нет слов…

Косилов откровенничает

В моем заявлении по факту похищения было указано, что захватчики действовали против моей воли. Вдобавок сотрудники следственного комитета мне хоть в чем-то помогли, выяснив, что никто в суде поручений меня задерживать не давал. Казалось бы, всё очевидно! Факт похищения налицо. Мало того, в газете «Челябинский рабочий» автор заметки указывал, что «в этом деле многое неясно. Например, обстоятельства задержания Галкина. Он вышел из машины возле здания суда в сопровождении человека, которого журналисты идентифицировали как охранника губернатора области». Ничего себе! Выходит, меня похитили охранники Сумина? Дальше еще интереснее. Через несколько дней в «Вечернем Челябинске» вышло интервью первого вице-губернатора Андрея Косилова. Он уже не считал нужным шифроваться…

« - Это были сотрудники милиции, которые в соответствии с законом о милиции имеют право как во время исполнения служебных обязанностей, так и в свободное от работы время обеспечивать содействие закону. В соответствии с законом в тот момент, когда его задержали, Галкин должен был находиться в зале суда. Они не взяли его под стражу и даже не задержали, а остановив машину, предложили ему проехать в суд. Галкин не оказал сопротивления и не отказался сделать это. Его никто, по сути дела, не задерживал. Он мог не возвращаться, мог устроить там сопротивление и всё что угодно, вот тогда было бы уже задержание. А так он сел в машину, и его довезли до здания суда. Я еще раз подчеркиваю: после оглашения приговора.

- То есть сотрудники милиции оказались у машины Германа Галкина после оглашения приговора случайно?

- Да. Они оказались рядом с Галкиным совершенно случайно в Долгой, когда доставляли туда пакет документов. Позвонили по телефону и задали вопрос: что, отменили заседание суда? Они были информированы о том, что должно состояться заседание суда…

- А кому они позвонили?

- Это те подробности, которые никакого отношения к делу не имеют. Начинайте с того, почему Галкин, имея подписку, не явился в суд, а всё остальное – это уже производные отсюда. То есть кто первым нарушил закон, тот и должен отвечать.

- То есть был кто-то второй, кто нарушил закон?»

Косилов, понятно, сболтнул лишнее. Как это не имеет значения, кому «милиционеры» звонили? По логике случившегося, с учетом того, что полномочий на мое задержание ни у кого не было, похитители могли звонить и спрашивать «что делать?» только организатору похищения, своему руководителю. Тем более, что никто кроме Косилова таких подробностей не рассказывает. Интересно, правда? А все эти косиловские оговорки-противоречия «когда его задержали, Галкин должен был находиться в зале суда», «его даже не задержали» - даже не будем на этом останавливаться. И так всё очевидно.

Как минимум следствию стоило допросить Антона Сечевого, журналистов других СМИ, видевших, кто и как меня доставил в суд. Возможно, стоило поискать таксиста, что вёз меня в сторону Екатеринбурга. И уж, конечно, допросить господина Косилова. Однако в нашей областной правоохранительной и судебной системе, похоже, рука руку моет. Понятно, что на мою посадку была отмашка на высшем уровне тогдашней областной власти, законом тут и не пахло.

Cледствие видит не похищение, но самоуправство

Мои заявления о похищении довольно долго блуждали по разным инстанциям, включая органы внутренних дел, прокуратуру и Следственный комитет. 25 мая прошлого года я получил пространный ответ от первого зам начальника главного следственного управления МВД по Челябинской области Самойлова, где, в частности, указывалось: «…в действиях неустановленных лиц были усмотрены признаки состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 330 УК РФ (самоуправство), в связи с чем материал проверки передан по подследственности в Следственный отдел при ОВД по Сосновскому муниципальному району. 13.04.2011 старшим следователем Следственного отдела при ОВД по Сосновскому муниципальному району С.В.Гоппе указанный выше материал был направлен по территориальной подследственности в ОМ № 7 УВД по Челябинску, где проведение проверки поручено следователю Рязановой М.С. По результатом проведенной проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования. 12.05.2011 и.о. прокурора Курчатовского района Челябинска Д.Ю. Безруковым данное решение отменено. 19.05.2011 заместителем прокурора области материал доследственной проверки по Вашему заявлению изъят из производства должностных лиц Следственного отдела по расследованию преступлений на обслуживаемой территории ОМ №7 Следственного управления Челябинска и передан для дальнейшей проверки и принятия процессуального решения в Сосновский межрайонный следственный отдел…»

Такая вот честь мундира

Однако в Сосновском следственном отделе сидят на редкость упорные люди. Не то что похищения, но даже самоуправства в случившемся разглядеть они не в состоянии. Ранее они уже выносили решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Причем, сделавший это первым следователь Агеев честно мне в разговоре признался, что привлекать к уголовной ответственности Косилова (который в тот момент еще работал первым вице-губернатором) - дело немыслимое.

30 июня 2011 года следователь Девятов снова вынес отказное решение. Причем, аргументировал тем, что угроз мне никто дескать, в процессе задержания не высказывал и что я «по доставлению в суд был ими отпущен и передан сотрудникам милиции». На каком основании передан, Девятов не пояснил. Зато сделал вывод, что раз похитители меня отпустили, то по закону они освобождаются от ответственности. Красиво? Так или иначе Девятов признаёт, что похищение изначально-таки было. А то вот в 2003 году по «горячим следам» следователь Овчинников проводил уже подобное следствие. И как следует из одного официального решения, даже «пытался допросить вице-губернаторов Бочкарева и Косилова». Слово «пытался» очень точно указывает, что пытался Овчинников явно неудачно. Послали его вице-губернаторы, судя по всему. И он пошел туда, куда его послали.

Тут принципиально важно, на какие позиции закона опирается следствие. Следователь Девятов сослался на ст. 126 Уголовного Кодекса: «Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности…» и п.2. ч.1 ст. 24 УПК РФ. Позиция про то, что похитители меня добровольно освободили, поясняется Девятовым так – «…был отпущен и передан сотрудникам милиции». Непонятно, как может одновременно происходить «отпустили» и «передали»? Тут уж что-нибудь одно. Если «передали», значит, и не думали отпускать. Кроме того, следователь Девятов забывает, что применение насилия или угроза применения насилия при похищении человека являются лишь квалифицирующими признаками данного состава преступления. Отсутствие этих признаков не говорит об отсутствии самого состава похищения человека. Да и насилие всё-таки имело место. Эти «неустановленные лица» силой выволокли меня из машины и силой, против моей воли, увели в свою машину. Что бы там Косилов, на месте ЧП не присутствовавший, ни говорил. Возможно, он наблюдал издали?

Что касается упомянутой Девятовым ст. 24, стоит не забывать еще про ст. 148 УПК РФ. Отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному п.2 ч. 1 статьи 24 УПК РФ допускается лишь в отношении конкретного лица. А следователь этих лиц, увы, не установил. Выходит, оба обоснования, приведенные следователем, незаконны. А других у него просто нет.

Я обжаловал отказ Девятова в суде. Но прокурор и судья встали на сторону Девятова. Без всякого анализа моих и следователя аргументов. Им, похоже, все равно, что в соответствии с ч.4 ст. 7 УПК РФ постановления следователя должны быть законными, обоснованными и аргументированными. Мои аргументы они комментировали в стиле: «голословно». А доводы Девятова – «законно и обоснованно». За пустыми формулировками не было ничего. Они это, надо думать, понимали. Главным было озвучить нужный вывод. Точно так же повели себя судьи в кассационной инстанции. Они не пытались разобраться. Решение было явно заготовлено заранее. Без малейшей аргументации мне просто отказали. Конечно, может быть еще одно объяснение. Если следователь Девятов, судья в Сосновском суде, а также судьи кассационной инстанции в суде областном – просто двоечники! Они не знают законов, на основании которых выносят решения. Но в таком случае нечего им делать в органах следствия и уж тем более в суде. Не знающие закон следователи и судьи подлежат немедленному увольнению по профнепригодности.


На фото: один из непредставившихся похитителей заводит автора этих строк в здание суда Калининского района Челябинска. Этого похитителя никто так и не объявил в розыск.

P.S. А теперь давайте ответим на простой вопрос, изменилось ли что-то в действиях силовиков, судей за прошедшие 10 лет? Стали они руководствоваться исключительно буквой и духом закона? Или всё так же готовы работать по приказу «сверху»? 

360
Популярное
Лента новостей