07.09.2012 17:23

Убьют ли в Красноярском СИЗО заключенного Павла Новикова. Красноярские колонии - самые пыточные в стране наравне с челябинскими

Рейтинг: 0
Убьют ли в Красноярском СИЗО заключенного Павла Новикова. Красноярские колонии - самые пыточные в стране наравне с челябинскими

10 сентября Октябрьский районный суд Красноярска должен решить вопрос — требовать ли депортации из Казахстана Павла новикова или провести судебный процесс без присутствия подсудимого, с участием его представителей. 

Новикова обвиняют в изготовлении и распространении наркотиков. Новиков провел более двух лет в СИЗО Красноярска. В настоящее время спортсмен-каратист, призер различных соревнований в Республике Казахстан — инвалид. В анамнезе — черепно-мозговая травма, подозрение на туберкулез и отслойка сетчатки глаз, что чревато полной слепотой. Всеми этими болезнями его наградила российская тюрьма.

В 2009 году Новиков уехал из Казахстана в Красноярск вместе с другом Гаясом Гельдыевым. По словам его матери, открыл там свое дело, все шло вроде бы хорошо. Однако потом внезапно пропал со связи. Лишь через несколько месяцев она узнала, что сын в СИЗО и что его обвиняют в распространении наркотиков.

По словам соседей, Новикова задержали возле подъезда дома, где он жил. Оперативники избили его, после чего подбросили коробочку анаши и заставили написать заявление «о добровольной выдаче».

Позже был задержан и Гаяс Гельдыев. Обоих продержали в СИЗО полтора года, ничего не сообщая родственникам. В течение этого времени арестованных пытали, выбивая нужные показания. В итоге на первом суде Гельдыев дал показания против Новикова, но до второго суда не дожил, «своевременно» скончавшись якобы от туберкулеза. Матери Гельдыева выдали труп сына, набитый опилками.

Обращения матери и адвоката Павла Новикова в прокуратуру и в Следственный комитет были безрезультатными. Спасение пришло оттуда, откуда не ждали. В Казахстане на Новикова было возбуждено уголовное дело в связи с неправильной перерегистрацией недвижимости, и российская сторона выдала арестанта в Казахстан для проведения следственных действий. Как только Павла Новикова доставили в казахстанскую столицу Астану, он сразу же подал заявления в различные инстанции о том, чтобы его, как гражданина Казахстана, не выдавали обратно в Россию, а также стал требовать конфиденциальной встречи с представителями департамента международного сотрудничества Генпрокуратуры Республики Казахстан. Чтобы добиться этой встречи, ему пришлось три недели держать голодовку.

«Я готов рассказать всю правду о пытках в красноярском СИЗО, но сейчас мне необходимо обезопасить свою жизнь, — говорит он. — Если снова вернусь в Россию, меня просто убьют».

В своем письме Новиков, в частности, пишет:

- Мне знакомо, что значит, когда зубы крошатся от того, что через выпрямитель тока подсоединяли провода к мочкам ушей, знакомо, как от этой ужасающей процедуры от ожогов трескается и лопается, опухая, язык.

Генеральная прокуратура Казахстана обратилась в Генеральную прокуратуру России, Министерство юстиции и Министерство иностранных дел с ходатайством о переводе Новикова для отбывания наказания в страну, гражданином которой он является. Свои ходатайства казахстанская сторона подкрепляла Конвенцией о передаче заключенных. Однако на эту же конвенцию ссылались и российские силовики, требуя, чтобы Новикова вернули по окончании следственных действий.

Оксана Труфанова, представитель «Русского вердикта», в беседе с корреспондентом «Особой буквы», отметила, что этапирование Новикова из Казахстана обратно в Россию удалось остановить — точнее, затормозить — буквально за два дня. Однако нет уверенности в том, что в итоге Новиков не будет выслан.

Труфанова доподлинно не знает, почему против Павла Новикова было инспирировано дело:

«Их было несколько человек, кто открывал строительную фирму в Красноярске. Он, его друг Гаяс, который не дожил до суда, еще один парень, который сдал Новикову квартиру, где и был якобы обнаружен гашиш. По одной информации, мстил бывший парень его девушки, о котором известно, что это человек «при исполнении». По другой версии, это организовал человек, сдавший квартиру, чтобы прибрать бизнес к рукам. Совершенно точно, что наркотик ему подкинули. Он был избит, его заставили подписать бумагу. Но соседей как свидетелей защиты не привлекали на суд».

«Строительный бизнес — достаточно зыбкая сфера, — рассуждает Труфанова, — особенно, когда открываешь его с полузнакомыми людьми. Красноярск — город тяжелый. И в смысле развития бизнеса, и в плане тюремной системы. Колонии в Красноярском крае — пыточные. И любой человек, который там находился, подтвердит, что это самые пыточные колонии в стране, наравне с челябинскими».
По материалам "Особой буквы" 

608

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей