Другой город
Челябинск
Воскресенье 24 сентября, 2017 11:51 +4°
Новости в Челябинске
22.09.2012 11:13

Германия. Руинная архитектура парка Эрмитаж

Германия. Руинная архитектура парка Эрмитаж

Сегодня за вход в Эрмитаж даже деньги не берут, а когда-то прогулками по многочисленным аллеям живописного парка могли наслаждаться исключительно байройтские маркграфы и местная знать. Правда, по милостивому разрешению маркграфини Вильгельмины, простолюдины допускались в парк один раз в году, во время летнего фестиваля.

“Summernight” («Летняя ночь») – фестиваль, возобновленный властями Байройта в 1969 году, проходит обычно 29 июля и является одним из самых красивых и романтичных культурных событий Франконии. Разнообразные аттракции «Летней ночи» привлекают тысячи туристов со всей Германии, и если стоит хорошая погода, то праздник продолжается до рассвета.



- Традиция возобновилась только в 1969 году, нужно было провести реконструкцию многих уголков парка, – рассказывает наш гид по парку Эрмитаж Франк Никлас, руководитель отдела развития туризма мэрии Байройта. – На восстановление одной только части парка, расположенной у самого входа и почти полностью заросшей деревьями, ушло не меньше семи лет. Ландшафтный парк и находящиеся на его территории несколько дворцов и фонтанов и сегодня требуют постоянного внимания и находятся под патронажем Баварской администрации парков и дворцов.




В 1715 году маркграф Георг Вильгельм решил устроить в нескольких километрах от Байройта свою загородную резиденцию, которую назвал Эрмитажем. Живописная часть леса, окруженная с трех сторон рекой Ротер Майн, притоком Майна, была куплена на полвека раньше предыдущим маркграфом, собиравшимся организовать там олений заповедник. Первое архитектурное сооружение Эрмитажа – Старый дворец, спланированный архитектором Иоганном Давидом Роунтцем, создавался в стилистике скита, скромного монашеского жилища.

- Эрмитаж в переводе с французского место уединения, – отмечает Франк Никлас и рассказывает о том, что байройтских аристократов порой одолевала тяга к уединению, но отвлеченное созерцание прелестей франконского пейзажа надолго не затягивалось, и через некоторое время здесь уже громко звучала музыка, проводились балы, а уединенные уголки превращались в центры развлечений со стремительным ритмом светской жизни. – Первое время аристократы под руководством маркграфа усиленно имитировали «простую жизнь»: придворные наряжались в монашеские рясы, спали на голых кроватях в узких кельях, удовлетворяясь скромной пищей, приготовленной придворными дамами. Сервировку монашеской трапезы аристократов составляли коричневые глиняные миски и деревянные ложки.




Через двадцать лет маркграфство унаследовал сын Георга Вильгельма Фридрих, преподнесший Эрмитаж в качестве подарка на день рожденья своей молодой супруге Вильгельмине, благодаря которой парк и стал жемчужиной европейской пейзажной романтики.

«Этот дворец был страшно мал; он состоял из одной залы и двух маленьких комнат; в каждом из флигелей было еще по четыре кельи, так что даже тогда когда мы с наследным принцем жили там одни, мы страдали от тесноты помещения», – напишет новая хозяйка в своих мемуарах позже. А пока, в 1735 году Вильгельмина активно принялась за перестройку, вложив в нее всю свою творческую энергию и изысканный вкус.

 




Маркграфиня значительно расширила здание дворца, добавив к нему два новых боковых крыла. Здание дополнили Японский зал и музыкальная комната, а также Китайский зеркальный зал, в котором впервые стали проявляться черты байройтского рококо, оригинального, утонченного художественного стиля, характеризующего деятельность Вильгельмины.

Кстати, именно в Китайском зале Старого дворца Вильгельмина писала свои знаменитые мемуары, ярко и образно показавшие закулисную сторону жизни тогдашней аристократии.




Принято считать, что байройтский Эрмитаж – ландшафтный парк в английском стиле, но на самом деле это восхитительное произведение садово-паркового искусства соединило в себе элементы всех существовавших на тот момент направлений. К примеру, та часть парка, в которую попадаешь от входа с указателем на римский театр и оранжерею, больше соответствует французскому стилю с его строгими как по линейке дорожками, четкими геометрическими формами аккуратно подстриженных кустарников, белыми статуями героев греческой мифологии. Единственный натуральный штрих в общей картине абсолютного контроля человека над природой – заросшие розовыми кувшинками круглые пруды общего канала, тянущиегося вдоль всей аллеи, вплоть до Нового дворца.




- Эрмитаж стал уникальным парком, ведь в то время, в середине 18 века в Германии парков такого типа просто не было. По сути, это первый ландшафтный парк Европы, после Англии, конечно, – уточняет Франк. – Тогда в стране царил французский стиль с геометрически правильной планировкой, ярко выраженной симметричностью и регулярностью композиции.

Однако творческое начало маркграфини Вильгельмины не укладывалось в какие бы то ни было, даже самые новаторские стилевые рамки. Ей хотелось привнести что-то свое. Планируя дизайн парка, она украсила его элементами барокко - живыми изгородями, беседками, зелеными туннелями, перголами, фонтанами.




И все же большая часть Эрмитажа почти полностью соответствует эстетике английского парка, основанной на любовании природой, подчеркивании природной красоты и маскировке недостатков ландшафта, подчинении всех элементов сада целостности, избегая при этом излишней строгости абсолютизма.

В высоких окнах Старого дворца отражается усаженная полевыми цветами широкая аллея, плавно спускающаяся через лесные заросли в пасторальную долину. Особую прелесть добавляет каскад фонтанов, делящих аллею на две равные части. С правой стороны от дворца, у самого входа в зеленый туннель есть место, откуда можно разглядеть оперный театр Вагнера – Фестшпильхаус, находящийся на расстоянии десяти километров. Этим посетители Эрмитажа обязаны баварскому королю Людвигу II, преданному поклоннику вагнеровской музыки.




Король-мечтатель (сами баварц именуют его еще более жестко – “сумасшедший король”- авт.) не хотел ни с кем, даже с прусским кайзером делить свои впечатления от премьеры оперы «Кольцо нибелунгов», поэтому в августе 1876 года он прибыл в Байройт раньше, чем все остальные на собственном поезде (сейчас поезд, больше похожий на дворец на колесах, находится в Нюрнбергском музее железных дорог –авт.) и в одиночестве наслаждался музыкой любимого композитора во время персонального спектакля. А чтобы Людвиг смог любоваться зданием театра, не выходя из аллеи, были вырублены высокие деревья, заслонявшие Фестшпильхаус. С тех пор традиция тщательно поддерживается администрацией парка.

В конце этого же зеленого туннеля расположена резная зеленая с золотым оранментом беседка, в которой Вильгельмина любила выпить чашечку чая. А неподалеку высится погребальное сооружение, выдержанное в стиле всех зданий дворцово-паркового комплекса – руинной архитектуры с античными фрагментами. Тут похоронена самая близкая подруга маркграфини – ее любимая собачка Фолишо. Прах Фолишо охраняют настоящие античные колонны, привезенные Вильгельминой из Италии.




Еще одна особеннность ландшафтного парка в английском стиле -второстепенность архитектурных сооружений, призванных выполнять роль деталей, гармонично вписывающихся в общую картину природного пейзажа. Острые углы зданий сглаживаются растительностью, существенно превышающей высоту и объем строения. Но и в этом любимый парк Вильгельмины отличается от подобных ему. Все архитектурные сооружения, построенные в период правления Вильгельмины, не только подчеркивают красоту природы, но и образуют выдающийся архитектурный ансамбль, вносящий свою оригинальную ноту в общую дворцово-парковую партитуру байройтского Эрмитажа.




С 1743 по 1753 годы на территории парка появились новые фонтаны и здания такие, как Руинный театр и Нижний грот, Новый дворец и Верхний грот, автором которых стал известный архитектор Жозеф Сан-Пьер. Еще одна изюминка Байройта ‒ дворец Фантазия, служивший летней резиденцией дочери Вильгельмины герцогини Елизаветы Фридерики Софии Вюртембергской, унаследовавшей этот архитектурный шедевр в 1748 году. Но все же настоящая жемчужина архитектурного комплекса – Новый дворец овальной формы в стиле рококо, украшенный аркадами, использовавшимися зимой для хранения экзотических растений. Стены дворца украшены кусочками горного хрусталя, придающими ему по-настоящему сказочный вид.

Между двумя крыльями здания расположен Храм солнца с венчающей его позолоченной статуей Аполлона, управляющего своей колесницей. Греческий бог, несущий людям свет, и его колесница, запряженная четырьмя скакунами символизируют абсолютную монархию. Дополнительным штрихом, прославляющим королевскую власть, являются установленные на колоннах позолоченные бюсты римских императоров.




Франк Никлас: «До Франконии римские войска не дошли, они потерпели поражение в боях на северо-западе Германии. Их присутствие больше чувствуется в Регенсбурге, например. Однако общее влияние римлян на немецкую культуру огромно. Недаром Германия времен фюрера именовалась Третьим Рейхом, первым была Римская империя».

Во дворе Нового дворца так называемый Верхний грот, потрясающий фонтан, по замыслу архитектора символизирующий мир, находящийся под властью абсолютной монархии. Здесь широко представлены и птицы, и животные, правда, точного соответствия зоологической энциклопедии не наблюдается. Верхний грот населяют скорее полумифические существа, огромные рыбы, оседланные хитрыми ангелочками. Самая упругая фонтанная струя рвется из разверстого в крике рта мускулистого героя. Любопытно, что фонтаны Верхнего и Нижнего гротов задействованы благодаря тому же механизму, что и более двухсот пятидесяти лет назад. Вода поступает в фонтаны Эрмитажа с расположенных примерно в 25-ти километрах отсюда гор, высотой 900 м. Здесь, на высоте 300 метров естественное давление подталкивает воду вверх, обеспечивая эффект фонтана без использования насоса. За это время были заменены только водопроводные трубы.




Фонтаны Верхнего грота приводятся в действие каждый полный час, вслед за ними, через 15 минут просыпаются и фонтаны Нижнего грота. Меньший размер Нижнего грота отнюдь не умаляет его архитектурной красоты и оригинальности. Здесь вода извегается не только из статуй, находящихся в самом бассейне фонтана, стремительные водные струи начинают бить из раскрытых пастей гигантских рыб, распластавшихся на вершине искусственных гротов слева от фонтана.

В дальнем углу Нижнего грота – небольшое, двухэтажное здание, представляющее собой замечательный пример руинной архитектуры. Если фронтон имеет большое сходство со стилем Старого дворца, – те же мощные глыбы серого песчаника и высокие окна, – то фасад напоминает заваленный камнями вход в пещеру. «А вот это личный Эрмитаж маркгафа Фридриха, доподлинно неизвестно, почему он избрал для уединения именно это строение», - улыбается Франк. Было ли желание уединиться продиктовано исключительно стремлением к духовному переосмыслению жизненного пути или уединение носило более фривольный характер, история умалчивает. Здание давно стоит закрытым и бережно хранит тайны супруга деятельной Вильгельмины.

 




Почти все здания, построенные при Вильгельмине, имеют одну особенность. В их оформлении использованы элементы руин, придающих архитектурным строениям дополнительную глубину и выразительность. В человеке, а особенно, склонном к меланхолии, руины пробуждают ощущение вневременности, настраивают на философский лад. Новые с иголочки строения менее естественно вписываются в общий пейзаж, их новизна слишком бросается в глаза. В то время, как руины смотрятся на фоне любого ландшафта натурально и непринужденно.

В 17-м веке руинный стиль стал очень популярен, особенно в садовой архитектуре. В случае с байройтским Эрмитажем руинный стиль вполне соответствовал романтической натуре главного архитектора – Вильгельмины, но искусственно создавать руины ей не хотелось, поэтому она отправилась в Италию за артефактами. Маркграфиня пробыла в Италии почти год, за это время она успела побывать в Риме, Неаполе и Помпее и собрала потрясающую коллекцию артефактов (статуй, остатков колонн и др). И хотя уже в то время существовал запрет на вывоз из Италии старинных находок, Вильгельмина встретилась с тогдашним Папой Римским и сумела добиться разрешения на вывоз артефактов.




После смерти Вильгельмины в 1758 году (в 1763 скончался ее муж – авт.) парк постепенно пришел в запустение. На его поддержание требовалось много денег, а казна байройтского маркграфства была основательно подчищена. Ценнейшая коллекция артефактов Вильгельмины переехала в музеи Берлина и загородный парк Сан Суси в Потсдаме.

Часть парка была продана, а потом Европу завоевал Наполеон, который установил здесь новый порядок и передал Франконию под юрисдикцию Баварии. В конце 19-го века в Эрмитаже останавливался Людвиг II, посещавший вагнеровские фестивали. Реставрация парка началась уже после Второй Мировой войны, во время которой комплекс был очень сильно поврежден.

…Сегодня вход в Эрмитаж свободный, и все желающие могут прогуляться по живописному парку и на какое-то время почувствовать себя сильными мира сего, когда-то имевшими исключительное право наслаждаться видами сада, одинаково великолепного во все времена года.

Элеонора Хризман

Фото автора 

739
Смотрите также
Новости дня
Подписаться на уведомления