Другой город
Челябинск
Понедельник 25 сентября, 2017 09:10 +1°
Новости в Челябинске
09.11.2012 19:49

Кто вам сказал, что нужен врач?

Кто вам сказал, что нужен врач?

Здоровье человека, если он попадает в больницу, зависит от двух вещей - уровня профессионализма врачей и технической оснащенности лечебного учреждения. Вторая позиция последние годы идет, безусловно, в плюс. В покупку нового медоборудования вкладываются немалые средства бюджета. А вот что касается первого...Прочтите письмо, которое мы только что получили. Автор ярко и в подробностях показывает истинное отношение к ветеранам и участникам Великой Отечественной войны в известном лечебном учреждении.

Начальнику Челябинского областного клинического
терапевтического госпиталя для ветеранов войн
Альтману Дмитрию Александровичу.

454076, г.Челябинск, Медгородок, д.8

Окуловой Екатерины Викторовны, дочери
Окуловой Сальмы Антоновны,
участницы Великой Отечественной войны,
состоящей на учете в Челябинском областном
госпитале для ветеранов войн.
Челябинск, ул.Куйбышева, д.73. кв.25.
Домашний телефон: 741-66-86.
Сотовый телефон: 8-919-306-15-09.

ЖАЛОБА

на уклонение от медицинской помощи врачей терапевтического и неврологического отделений госпиталя пациентке в состоянии резкого ухудшения здоровья 

Довожу до Вашего сведения.

По причине ухудшения здоровья 28 октября 2012 года (воскресенье) Окуловой С.А. мы обратились в службу скорой медицинской помощи, которая настоятельно рекомендовала обратиться к врачам-неврологам и передала заявку в госпиталь.

29 октября 2012 г. (понедельник) мы убедились, что служба скорой медпомощи заявку на специалиста-невролога передала, а в регистратуре нам объяснили, что невролог на выезде работает только по средам.

31 октября (среда). Не пришел НИКТО.

При обращении в регистратуру выяснилось, что заявка на врача-невролога отсутствует («Кто это Вам сказал, что придет невролог, его может вызвать только терапевт!» В дальнейшем стало понятно, что повторяющийся рефреном вопрос «Кто это Вам сказал?» - способ устранения от ответственности).

1 ноября (четверг) пришел терапевт, который подтвердил вслед за врачами службы «скорой», что Окуловой С.А. нужен врач-невролог и что именно невролог примет решение о её госпитализации. Терапевт ушел с заверением, что звонить самим уже не нужно – он передаст заявку на вызов невролога сам.

В состоянии здоровья Окуловой С.А. стало заметно резкое ухудшение. С 5 ноября она практически отказалась от приема пищи и воды, требовалось срочное медицинское вмешательство.

6 ноября (вторник) звоним для уточнения, оформлена ли заявка на невролога Окуловой С.А. Выясняется, что заявки нет («А кто это Вам сказал, что нужен врач-невролог?»)

Очередной отказ сотрудников госпиталя от оказания помощи убеждает нас, что история заслуживает общественного резонанса, о чем и говорим по телефону. В трубке звучит: «Минутку». Минут через пять диктуют телефон невролога. Трубку берет женщина, назвавшаяся Панариной: «У меня медицинской карты и заявки нет, значит, терапевт не видит необходимости в неврологе!» Звоним в регистратуру и после очередных препирательств нам обещают: «Завтра будет невролог в первой половине дня.»

7 ноября 2012 г. (среда) после 16-ти часов звоним в регистратуру, чтобы очередной раз узнать, будет ли врач-невролог по нашему адресу. В ответ на уточнение адреса слышим: «Она уехала в другом направлении. Значит, у вас будет в следующую среду.» Далее берет трубку другая работница: «Карточка у невролога. Ждите.»

Не приехал НИКТО.

8 ноября (четверг) подключилась внучка Окуловой С.А., профессор университета в Сан-Диего. Василенко Т.М., зам. начальника госпиталя по лечебной работе, врач высшей категории, заслуженный врач России ответила ей: «Конечно, из Америки диагнозы ставить легче». На что возмущенная Д.В.Шембель справедливо возразила: «Мы две недели не можем дозваться врача именно затем, чтобы он поставил диагноз.» Последние слова Василенко: «Если у неё (далее следует не профессиональный термин и даже не по старинке ДЭП, а бытовое обозначение, принятое в просторечии) заболевание третьей степени, мы таких не берем. Сегодня к вам придет терапевт.»

Дневной визит терапевта. Вызов неотложки и разъяснение: «Врачи «скорой» сами определят, транспортабельна ли Окулова С.А.. Если её не заберут, звоните завтра, я сделаю назначение, и к вам будет ходить медсестра ставить уколы.»

Врачи скорой, насколько мы это могли наблюдать, выполнили в конкретных условиях свои профессиональные обязанности на 100% приняли решение о госпитализации больной в (дежурное) неврологическое отделение городской клинической больницы №5. Сюжет, бесспорно, не менее вопиющий и заслуживающий обнародования, однако ввиду того, что данное медучреждение находится вне Вашей компетенции, информируем о финале: «Больная будет лежать в коридоре, к ней никто не подойдет и не окажет никакую медпомощь. Хотите – оставляйте, но будете с ней денно и нощно сами. А если хотите доставить обратно, то только за деньги.».

Таким образом, по вине госпиталя, поскольку врач-терапевт, с его слов, не обладает полномочиями для принятия решения о госпитализации Окуловой С.А., а неврологов нет, как нет, совершил-таки акт «отфутболивания» Вашей пациентки, были потеряны еще сутки. Упущено время. Более того, больная была подвергнута испытанию напрасной транспортировкой, спуском-подъемом на четыре этажа, охлаждением и т.п. Связанные с этим переживания не могли не усугубить и без того тяжелое состояние. Последствия не известны, но она вынесла то, что может вынести не каждый и менее пожилой больной. Видимо, сказывается ветеранская закалка.

9 ноября (пятница) после звонка в госпиталь было обещано, что после 14-ти часов дня терапевтом будет произведено назначение медикаментозного лечения. По прошествии без малого двух недель первый раз к больной явилась медсестра. А 12 ноября (понедельник) после подключения неофициальных ресурсов, нам обещан визит врача-невролога. Доживем до понедельника?

Итак. На протяжении двух недель мы наблюдаем ничем не прикрытое уклонение от выполнения профессиональных обязанностей персоналом неврологического отделения Челябинского военного госпиталя, находящегося в Вашем подчинении. Полное несоответствие реальной практики благостной картине, которую живописует официальный сайт госпиталя («команда единомышленников», «уважение и забота о пациентах», «…лечение, полученное в нашем госпитале, будет способствовать поддержанию качества вашей жизни, продлит жизнь на долгие годы» и т.п.), в ситуации угрозы здоровью и жизни пациентов выглядит, по меньшей мере, цинично, если не преступно.

На фоне стремительной отрицательной динамики состояния здоровья Окуловой С.А. врачами госпиталя до настоящего времени не оценен неврологический статус, не проведена ни инструментальная, ни даже лабораторная диагностика и своевременно не назначено квалифицированное медикаментозное лечение. При этом госпиталь, судя по презентационным материалам официального сайта, является центром высоких медицинских технологий, оснащен «современной отечественной и зарубежной аппаратурой высокого и экспертного класса»,

В этих условиях назначение лечения терапевтом только на основе визуализации пациентки с неврологической симптоматикой, а такая целесообразность однозначно оспаривается в медицинском мире, не может не вызывать недоверие. Сегодня даже не медикам известно, что вольное обращение с препаратами в сфере неврологии без требуемой в таких случаях диагностики чревато негативными последствиями, усугубляющими заболевание именно в преклоненном возрасте.

Витавший в воздухе, а периодически артикулируемый то врачами скорой, то терапевтом диагноз, обозначаемый с применением профессионального архаизма как ДЭП, по ряду известных симптомов, на наш непосвященный взгляд, не подтверждается. У больной в обозримом прошлом не наблюдалось ни головокружений, ни обмороков, ни нарушений координации движений, ни признаков орального автоматизма и пр.

Попытка поверхностного непрофессионального описания картины симптоматики вызвана только одним – стремлением заронить зерна сомнения в правильности позиционирования врачей неврологического отделения областного госпиталя ветеранов войн. Научно-исследовательский ресурс неврологического направления медицинской деятельности госпиталя сконцентрирован на кафедре, возглавляемой, Дмитрий Александрович, именно Вами. Сторонний наблюдатель, не знающий о численности врачей госпиталя, имеющих научные степени и звания, заключил бы, что поведение неврологов, по меньшей мере, не профессионально.

Весь ход описанных в жалобе событий дает основания заключить. Системный «симптом» и ключевой фактор, мягко говоря, профессионально не корректного отношения - возраст пациентки. Как показал контакт с Челябинским областным госпиталем для ветеранов войн, если больному более 80-ти лет, а это практически всё сообщество ветеранов Великой Отечественной войны, то уже все равно, жив он или мертв, ему нет места среди пациентов, которым оказывается медицинская помощь. Преклонный возраст – это исчерпывающее основание для того, чтобы ставить заочно не только диагноз заболевания, но и стадию его развития, и назначать такое же, с позволения сказать, лечение. Отношение к возрастному больному в госпитале – это пространство абсолютной врачебной безответственными.

Если опираться на опыт отношения сотрудников, врачей и представителей администрации к участникам Великой Отечественной войны Вашего медицинского учреждения, то долголетие – это не дар природы, а наказание¸ а ветераны и участники ВОВ – балласт, универсализированный способ избавления от которого изложен выше.

Это неправильно со всех точек зрения.

В связи с вышеизложенным, ставлю Вас в известность. В случае отказа от госпитализации участницы ВОВ Окуловой С.А., здоровье которой за период беззастенчивого её «отфутболивания» Вашими подчиненными в духе худших советских «традиций» день ото дня ухудшается, оставляем за собой право:

1. размещения материалов об отношении медицинского персонала Челябинского областного клинического терапевтического госпиталя к ветеранам Великой Отечественной войны в рейтинговых СМИ области и города, а также на наиболее посещаемых местных порталах и сайтах в интернете;

2. направления жалобы в контрольно-надзорные органы (ФС и службу Росздравнадзора по Челябинской области и др.).

3. обращения с заявлением в органы власти всех уровней, от которых зависит деятельность госпиталя;

4. оформления судебного иска на врачебную халатность, повлекшую за собой тяжкий вред здоровью или смерть.

О «команде единомышленников» медучреждения, в котором процесс передачи жизненно важной для пациента информации от одного врача к другому длится неделями и, в конечном счете, оборачивается банальным бездействием, должны знать власть, гражданское общество и региональный социум. Если не обсуждать и не осуждать подобные особенности функционирования региональной и муниципальной системы здравоохранения, то заложниками и жертвами этой системы станут не только дети ветеранов, но и их внуки. Арест министра здравоохранения Челябинской области действительно является признаком того, что не все в порядке в сфере медицины региона и областного центра. История выполнения, а точнее невыполнения прямых служебных обязанностей врачами и сотрудниками вверенного Вам медицинского учреждения прямо свидетельствует о том, что это действительно так.

Окулова Е.В. 

443
Смотрите также
Новости дня
Подписаться на уведомления