03.12.2012 09:36

Борис Каплун пытается залезть в шкуру молодого артиста

Рейтинг: 0
Борис Каплун пытается залезть в шкуру молодого артиста
Солист ВИА «Ариэль» Борис Каплун дал интервью творческому объединению журналистов «БонЖур» Дворца пионеров и школьников им. Н. К. Крупской. Известный музыкант рассказал о своем отношении к детскому творчеству, увлечениям современных подростков, а также высказал мнение о  законе о защите детей от нежелательной информации. Беседа проходила в новой музыкальной студии группы, в которую участники переехали в этом году.
 
— В каких фестивалях и конкурсах для детей Вы принимаете участие?
Я принимаю участие во многих фестивалях детского творчества: «Хрустальный микрофон», «Браво, дети!», «Песня, которая не знает границ», «Будущее России» и так далее. Они идут в течение года, и я участвую в них непосредственно как член жюри, как председатель жюри, как человек, который отбирает детей на финалы этих конкурсов. И так как их очень много, половину уже и не помню. Скоро будет отбор в телевизионном конкурсе «Я звезда».
 
— Сложно объективно оценивать детей?
Чтобы оценивать детей, нужно самому быть молодым в душе. Нужно стараться быть ребёнком. Мне становится не по себе, когда выходят на сцену дети, а в жюри сидят пожилые люди. Это ужасно, когда выходят дети и начинают перед ними дрожать. Как было бы хорошо, если бы в жюри сидели молодые ребята. Но только постарше, лет примерно 15-ти. В таком возрасте они уже понимают, что к чему и могут оценивать маленьких детей. Крохам-то всё равно, кто на них смотрит. Но когда пожилые люди оценивают 12-, 15-, 18-летних ребят - это ужасно неприятно. Они уже не в состоянии воспринять молодость на сцене. В такой ситуации я пытаюсь абстрагироваться, пытаюсь залезть в шкуру молодого артиста. Не пятнадцатилетнего человека (у меня не получится, если даже сильно захочу), а в молодого человека 25-30 лет. И что-то у меня получается. Сужу я довольно нестрого, смотрю на ребёнка в плане его дальнейшего развития. Обращаю внимание на то, есть ли в нем  что-то особенное: или голос хороший, или есть артистические данные, но пока голосок ещё не сформирован. У детей голоса формируются после 17-18 лет, а сейчас им ещё трудно справиться со своими связками. Поэтому я делаю большие скидки.
 
— Как Вы считаете, такие мероприятия могут реально помочь участникам проявить свои способности и сделать так, чтобы их заметили?
Конечно, ведь они для этого и проводятся, чтобы люди заметили этих юных артистов. Чем чаще ребёнок принимает участие в любом конкурсе, тем лучше. И если он ещё и обладает какими-то определёнными качествами, безусловно, его заметят и будут двигать дальше.
 
— Могут ли участвовать в них дети-сироты, дети-инвалиды?
Они обязаны там участвовать. Именно среди них, возможно, кроются очень талантливые дети. Им кажется, что они оторваны от общества. Я наоборот, только для них и делал бы эти конкурсы, чтобы как-то развеять у ребёнка состояние тягости. На конкурсах мы таких детей обязательно поощряем – уже за то, что они участвуют. Мы им даём положительные большие балы, мы с ними общаемся, разговариваем, пытаемся продвинуть вперёд. У них же нет такого светлого будущего, какое есть у обычного ребёнка. Нет, оно, конечно же, есть, но это только при нашей поддержке, если мы будем оказывать им всяческую помощь.
 
— Знаете ли Вы, как обстоит дело с организацией детских фестивалей за границей?
Замечательно обстоят, просто великолепно! Если бы у нас так обстояло дело с нашими инвалидами, было бы хорошо. На наших инвалидов подчас не обращают внимания, наших инвалидов подчас лишают жилых площадей. Мы всё это видим по телевизору. Это ужасно, конечно. За границей совсем по-другому. На концертах тамошние инвалиды сидят в первом ряду. Они льготники, которые чувствуют себя очень хорошо.
 
— А как будут развиваться фестивали и конкурсы в будущем у нас?
Меня радует, что сегодня проходит много хороших фестивалей детского творчества. Люди активно ходят на них и участвуют. Другое дело, что мы пока не в состоянии дать что-то детям, которые действительно что-то могут, всё очень дорого. Оборудование достаточно дорогое. Записать ребенку фонограмму стоит немалых денег. Сегодня дети не могут обратиться к тому или иному автору, чтобы он написал песню, потому что каждая песня стоит денег. Все это сегодня недоступно. К большому сожалению, мы ничего не можем с этим поделать.
Но фестивалей и конкурсов много. На них дети учатся друг у друга, слышат друг друга, общаются с педагогами. Это очень нужно, мы идем правильным путем. Я буду заниматься конкурсами, чего бы мне это ни стоило. Это сложная общественная работа, но она мне нравится, и я вижу потенциал наших детей.
 
— По Вашему мнению, в большинстве случаев дети сами выбирают для себя какие-то кружки и секции, или всё-таки родители организовывают их досуг?
Маленьких детей наставляют родители, а когда ребенок подрастает, он пытается избрать для себя то, что ему лично нравится. Он растет, у него растет самосознание. Может быть, ему показалось, что он вырос из этих «штанишек», ему нужен какой-то новый кружок, у него появились какие-то новые качества. Например, начал хорошо рисовать, или ему понравился какой-нибудь радиокружок. Он, безусловно, сам это решает. Маленький же ребёнок не понимает, куда ему идти. Поэтому родители его тянут в музыкальную школу, в танцевальный коллектив. А он, может быть, совершенно не пригоден для этого… Может быть, у него хорошо получается делать что-то руками: плести, заниматься гравировкой, рисовать. А родители тянут его в какие-то кружки пения. Особенно сегодня модно эстрадное пение. Телевизор переполнен этим. Тут тебе и «Голос», и «Фабрики» – страшный бум! Родителям надо быть очень избирательными.
 
— Если быть избирательными, куда лучше направить детей?
Детей надо, конечно же, отправлять в музыкальную школу. Но надо чувствовать у ребёнка желание и возможности учиться в музыкальной школе. Хорошо, когда ребёнок познает музыку, поэзию, живопись. Надо развивать у него такие качества. Обязательно надо заниматься иностранным языком, потому что знание языка необходимо везде и всегда.
 
— Современные школьники отличаются от подростков вашего времени?
Безусловно, отличаются. У них сегодня такой широкий, совершенно необыкновенный кругозор! Единственное, мне кажется, что современные дети направлены в одну сторону. У нас не было ни телефонов, ни  других гаджетов. Мы больше интересовались историей, географией. У нас были всевозможные дополнительные кружки в школе, мы занимались спортом. Сегодня я наблюдаю, что дети однонаправлены. Они просиживают в интернете огромное количество времени, потому что там есть вся информация. Задай вопрос – и он тебе ответит. Дети решают в интернете головоломки, пишут контрольные работы из интернета, они берут оттуда сочинения, сдают экзамены по интернету. Но они сегодня слишком зависимы от гаджетов. А мы были независимы.
 
— Не так давно вступил в силу законно о защите детей от нежелательной информации», в связи с чем телеканалы и интернет-ресурсы стали маркировать свою продукцию. Как Вы относитесь к этому нововведению и закону в целом?
К этому я отношусь достаточно положительно. Это нововведение прежде всего полезно родителям. Сегодня ни для кого не секрет, что интернет и телевидение заполонила эта ненужная ребенку информация. Родителям надо тонко объяснить ребенку, что такое хорошо и что такое плохо. Знак «16+» нужен прежде всего для родителей. Чтобы они знали, можно ли ребенку смотреть эту программу или нельзя. Но одними запретами сегодня все равно ничего не закроешь. Дети хотят скорее повзрослеть. Я тоже был ребенком, и мне тоже очень хотелось стать взрослым. Сейчас же я думаю: «Господи, как же хорошо быть маленьким и ни о чем вообще не думать». Это классно! Ходи и учись - здорово! Сегодняшнее поколение повторяет прошлое поколение, и ничего с этим не поделаешь. Но предохранить наших детей мы обязаны. Этот закон сейчас очень кстати.
 
— Но ведь сейчас и новости стали «12+».
Новости сейчас – страшное дело! Разруха, война, голод, битва, полиция, кровь, пот, слезы и тому подобное. Понятно, что детей невозможно уберечь от этой информации. Она вокруг нас, об этом же все говорят. Но думаю, что с двенадцати лет примерно человек уже более разумный. И в принципе ему можно смотреть эти новости, обсуждать их с родителями. А маленьким детям зачем это? Мне кажется, им не очень-то даже и интересно.
  
Раньше по телевидению шли разные детские познавательные программы, умные передачи. Сейчас девочки перестали играть в куклы, мальчики перестали играть в солдатиков, все заменил интернет. Магазины завалены детскими товарами, и хорошо, если родителям удается заинтересовать ребенка чем-то.
 
Вероника Карпекина, творческое объединение юных корреспондентов «БонЖур», Дворец пионеров и школьников им. Н. К. Крупской

 

1054
Популярное
Лента новостей