03.04.2013 10:39

Кого запишут в иностранные агенты

Рейтинг: 0
Кого запишут в иностранные агенты

Начавшиеся в регионах России в конце февраля прокурорские проверки российских некоммерческих организаций приобрели в последнее время лавинообразный характер и охватили всю страну – от Санкт-Петербурга до Сахалина. Информация об этих проверках, оперативно выкладываемая в интернете потерпевшими, напоминает фронтовые сводки. В группу ревизоров зачастую входят не только прокурорские работники, но и представители налоговой инспекции, полиции, ФСБ, ОБЭП, Роспотребнадзора, пожарной охраны и т.д. В отдельных случаях вместе с этим силовым десантом работают журналисты НТВ, известные своими телеразоблачениями оппозиционеров по заказу Кремля. 

Проверяющие стараются, как могут – проверяют компьютеры на предмет нелицензионного программного обеспечения, замеряют уровень вентиляции и напряжения в розетках, требуют план борьбы с крысами, справки о прививке от кори, санитарные книжки сотрудников (как будто речь идет о работниках столовой или воспитателях детсада). Но в основном интересуются уставными, налоговыми и финансовыми документами, договорами и контрактами, списками людей, причастных к работе общественных организаций. Выемки документов, техники и личных вещей работников НКО нередко проходят "с пристрастием".

В Самарском отделении Ассоциации "Голос" проверка идет с 21 февраля: силовики опрашивают всех внештатников, выясняя, почему те устроились работать наблюдателями на выборах именно от "Голоса", и о чем говорят на инструктажах и тренингах сотрудники НКО. Ревизоров также интересует отношение наблюдателей к курсу Кремля и политической ситуации в стране.

Там же в Самаре уже неделю проверяют культурно-лингвистическую региональную общественную организацию "Альянс Франсез", открытую в городе 11 лет назад лично президентом Франции Жаком Шираком. Силовики выясняют, за чей счет НКО проводит фестивали по изучению французского языка и зачем вообще молодые люди, посещающие курсы "Альянса", учат чужой язык – уж не собираются ли они эмигрировать из России? Под подозрение прокуратуры попал даже мэр Перми Игорь Сапко, который, оказывается, помогал пермскому филиалу "Альянса" продвигать французскую культуру в своем городе.

Эти проверки, иногда откровенно издевательские, напоминают советские кампании по выявлению в стране иностранных шпионов и диссидентов. Поначалу они вызвали недоумение – что, прокуратуре, налоговикам, полиции и ФСБ нечем заняться? Они уже выловили всех бандитов и коррупционеров? Им стало легче от того, что в Питере из-за проверок закрылся на неопределенное время Кризисный центр помощи женщинам, пострадавшим от насилия? И куда они будут девать все эти запрашиваемые в НКО ревизорами бумаги, если один только Институт развития свободы информации из того же Питера предоставил проверяющим 23 килограмма документов? Причем, ту информацию, которую прокуроры и другие ведомства требуют у НКО, можно спокойно получить в госорганах.

На вопрос о том, что происходит, долго не было никакого ответа, и только недавно представитель Генпрокуратуры заявил, что проверки НКО проводятся на основании данных о продолжении деятельности запрещенных экстремистских и террористических организаций, а также в целях "противодействия легализации доходов, полученных преступным путем". Это заявление только подлило масла в огонь разгорающегося скандала.

Выходит, Агентство социальной информации, которым руководит член Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека и глава комиссии Общественной палаты России Елена Тополева-Солдунова, – предположительно террористическая организация? А НКО "Transparency International", занимающаяся мониторингом борьбы с коррупцией в России, отмывает "грязные деньги, полученные преступным путем"? И российское представительство Фонда Конрада Аденауэра, из офиса которого ревизоры изъяли компьютеры, тоже замешано в этом, как и представительство Фонда Фридриха Эберта, а также российский филиал Гете-Института?

И детско-юношеская организация "Аква" из Новороссийска, где выемка документов длилась десять часов, и никому за это время нельзя было покидать комнату и даже звонить по телефону, подозревается в подобных преступлениях? И волгоградское благотворительное "Общество помощи детям им. Л. С. Выготского", и саратовская региональная общественная организация "Союз охраны птиц России", и Общество защиты прав потребителей "Правовед" в Чебоксарах, и новосибирское отделение Всероссийского добровольного пожарного общества, и ростовский Союз "Женщины Дона", и сахалинское казачье общество станица "Соборная", и дальневосточное представительство "Всемирного фонда защиты дикой природы"?

Всех "подозреваемых" не перечислить. Число организаций, куда силовики пришли с ревизией, уже перевалило за сотню. Только в Новосибирской области обещали проверить до середины апреля более четырех тысяч НКО!

Впрочем, реальные цели и задачи массовых "выборочных" проверок НКО были очевидны с самого начала, когда ревизоры стали искать любые, даже притянутые за уши нарушения. К тому же и в Минюсте заявили, что проверки на самом деле должны выявить так называемых "иностранных агентов". То есть речь фактически идет об операции по исполнению нового закона об НКО, принятого Госдумой в июле и вступившего в силу в ноябре прошлого года. Этот документ обязывает все российские НКО, финансируемые из-за рубежа и "занимающиеся политической деятельностью", регистрироваться в качестве "иностранных агентов", для которых предусмотрен особый правовой режим. За несоблюдение закона предусматриваются строгие меры, вплоть до ликвидации НКО.

Если внимательно изучить работу НКО, куда внезапно нагрянули с ревизией силовики, то можно увидеть, что главная их "беда" состоит в том, что они либо получали когда-то иностранные гранты, либо записали в своих уставах, что действуют в рамках национальных и международных программ и проектов (как "Союз охраны птиц России", или "Всемирный фонд защиты дикой природы", который вообще финансируется из-за рубежа, или Союз "Женщины Дона", который работает в партнерстве с немецкой женской организацией ОВЕН), либо слишком активно действуют в сфере правового и экологического воспитания граждан (как общество защиты прав потребителей "Правовед", правозащитная организация "Щит и меч" в Чувашии, или сахалинский клуб "Бумеранг" и новороссийский центр экологического образования "Аква").

При желании большинство НКО можно записать в "иностранные агенты". Например, любая организация, занимающаяся гражданским контролем за проведением выборов может быть зачислена в разряд "политических", хотя на самом деле речь идет о защите конституционных прав граждан – наблюдатели следят за тем, чтобы всем участникам выборной кампании были обеспечены равные условия, чтобы голоса избирателей не воровали. Также к "политическим" может быть причислена и любая независимая исследовательская организация, занимающаяся социальным мониторингом или экспертизой проведения российских реформ.

Еще на стадии рассмотрения в парламенте закон об НКО, предложенный "Единой Россией", вызвал резкую критику в обществе. В частности, лидер партии "Справедливая Россия" Сергей Миронов заявил о том, что закон носит репрессивный характер и может нанести вред деятельности правозащитного движения, которое нередко оказывается последним барьером в защите прав граждан. "Иностранное финансирование НКО ищут не потому, что хотят защищать враждебные нам интересы, а потому что в России эти средства найти крайне сложно. К пожертвованиям и иным отчислениям на общественные нужды в нашей стране еще не привыкли. К тому же значительная часть российского бизнеса находится в оффшоре, следовательно, их помощь также должна будет расцениваться как иностранная, – объяснял Миронов. – В законе необходима ясная формулировка того, что является "политической деятельностью". Пока эта формулировка размыта, любые элементы публичной деятельности НКО могут трактоваться как политическая деятельность".

Предупреждения лидера "эсеров" были проигнорированы парламентским большинством, и теперь мы имеем то, что имеем.

Когда единороссы поняли, что закон об НКО не работает (никто не стал добровольно регистрироваться в Минюсте качестве "иностранного агента"), в Госдуму был вызван министр юстиции Коновалов. Он раскритиковал законотворческую инициативу депутатов и заявил, что ее невозможно применить на практике. Но "партия власти" решила добиться своего не мытьем, так катаньем: о "саботаже" нового закона доложили Путину, и уже он на коллегии ФСБ в феврале потребовал добиться его исполнения. После этого и начались массовые проверки НКО по всей России.

Президент называет их "рутинными", но при этом просит омбудсмена Лукина проследить за тем, чтобы со стороны силовиков не было "перегибов". Однако "перегибом" является сам закон, как и принудительная попытка его исполнения. Ясно, что абсолютно необоснованной ревизии подверглись легальные зарубежные организации, к которым раньше у российских властей не было никаких претензий. Это, в частности, Фонд Конрада Аденауэра и Фонд Фридриха Эберта, которые действительно вполне открыто работают на политическом поле и финансируются из немецкого бюджета, а также немецкий и французский культурные центры.

Непонятно, зачем нужно было проводить устрашающую операцию по выявлению "иностранных агентов" в тех организациях, которые по определению являются иностранными.

Госдеп США назвал происходящее в России "охотой на ведьм". Франция и Германия потребовали от Кремля объяснений и предупредили, что этот вопрос собирается поднять 7 апреля на встрече с Путиным немецкий канцлер Ангела Меркель. Глава комитета по внешней политике в Бундестаге Рупрехт Поленц заявил, что массовые проверки НКО могут серьезно ухудшить отношения России с Евросоюзом, потому что в данной ситуации очень сложно вести переговоры об отмене визового режима для российских чиновников, на чем сегодня настаивает Москва.

В самой России общество еще до конца не осознало, какому прессингу оно подвергается благодаря законотворческим усилиям правящей партии. Протестуют пока только правозащитники и те, кто пережил "выборочные" ревизии. На 10 апреля назначено специальное заседание Совета по правам человека при президенте России, на которое приглашены Владимир Лукин и представители Генпрокуратуры. Совет собирается выяснить не только конкретные результаты масштабных проверок, но и затраты на них.

Однако "бороться теленку с дубом" в нашей стране опять становится бесполезно, да и небезопасно. Так что к концу года следует ожидать и ликвидации некоторых НКО, и обнародования списка "иностранных агентов", действующих в России.
По материалам федеральных СМИ 

395

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей