23.04.2013 13:07

Система здравоохранения России нуждается в реанимации. Часть первая. Здоровье населения не стало государственным приоритетом

Рейтинг: 0
Система здравоохранения России нуждается в реанимации. Часть первая. Здоровье населения не стало государственным приоритетом

На "Школе гражданских лидеров" 14 апреля в Челябинске самым значимым, пожалуй, получилось выступление Ларисы Попович, директора Института экономики здравоохранения Высшей Школы экономики. Приведенные Ларисой Дмитриевной данные вызвали настоящий шок у участников «Школы…». Ниже приводится в сжатом виде текст выступления.

–Хочу сказать, что мы все с вами переживаем совершенно удивительное время. Медицина XXI века будет позволять заменять и восстанавливать функции, утраченные человеком, повышать психическую и физическую производительность, помогать улучшать жизнь каждого в соответствии с его биологическими возможностями. Мы действительно переживаем совершенно уникальный период, революционный, в области биологии и медицины. И надо сказать, вся мировая система здравоохранения испытывает серьезные изменения. От химии переходят к биохимии, от стандартизированного массового производства лекарств – к персонализированным препаратам, от лечения заболеваний – к их предупреждению, от фокуса на лечение болезни – к фокусу на качество жизни. Это существенно меняет сложившиеся у нас представления о роли врача и пациента. Врач превращается в системного администратора, настраивающего сложный компьютер под названием «организм». Но каждый из владельцев этого «компьютера», естественно, должен соблюдать некую инструкцию по эксплуатации для того, чтобы «системщику» не приходилось его долго настраивать или чтобы он просто не угробил этот организм.

Ситуация меняется быстро. И конвергенция технологий в здравоохранении, появление био-, нанотехнологий, новых когнитивных технологий и таких новых понятий в системе здравоохранения как геномика, протеомика, иммунороспись и так далее, здорово меняют все наши представления о живых системах и о возможностях вмешательства в их функционирования. Очень серьезное распространение получает персонализированный подход к лечению заболеваний. Он призван более точно фокусироваться на конкретных особенностях развития биологической системы и не употреблять ненужное вмешательство тогда, когда ваш организм или организм любого другого пациента к нему не восприимчив.

Ситуация с неэффективным использованием медицинских вмешательств – вещь достаточно частая. Ежегодно 106 тысяч пациентов – это данные американских ученых – погибают от развития побочных эффектов от ПРАВИЛЬНО назначаемых лекарств, от лекарств, прописанных стандартами. Еще 2,2-2,5 миллиона страдают от неожиданных побочных эффектов. Медицина до сих пор не очень точная наука. Точно сказать, что этот препарат, это вмешательство будет эффективно в той или иной ситуации, невозможно. Не стандартизированный, а персонализированный подход является наилучшим решением.

Серьезным трендом меняющейся ситуации является рост информированности пациента о том, что происходит с его организмом. Очень много сайтов, источников информации, из которых пациент узнает о своей болезни, о своем состоянии - иногда даже лучше, чем врач. Пациенты в общаются в соцсетях друг с другом, обмениваются информацией о своей болезни. Это существенно меняет и их отношение к лечению, и требования к врачу, к его информированности и тому, как он должен общаться с пациентом.

Начинает меняться и система организации здравоохранения. Сейчас в мире активно развивается тренд «home care» – переноса медобслуживания на низовой, домашний уровень. Пропагандируется идея, что пациенту нужно как можно меньше быть в стационаре, где живут мультирезистентные, мультиустойчивые организмы, где внутрибольничная инфекция, где стрессогенная ситуация. Очень короткий период пациент находится в стационаре, многое смещено на систему мониторинга домашнего обследования, веб-диагностики. В максимальном количестве случаев пациент сохраняется в домашней обстановке, его обслуживают дистантно либо к нему приближается медицинская помощь. На втором этапе, если не удается решить проблему в домашних условиях, создается система, промежуточная между стационаром и домашним уходом – комплексная диагностика, малая хирургия, сестринский уход. Эти малые формы, приближенные к интересам пациента и позволяющие предотвратить необоснованное поступление в стационар, приводят, с одной стороны, к улучшению обслуживания пациента, к созданию «пациентоцентричной» модели, с другой стороны, способствуют снижению необоснованных затрат в системе здравоохранения. Об этом сейчас заботятся все страны.

В мире получили активное развитие всевозможные приборы для телемедицинского наблюдения, телемониторинга. В Бельгии, например, есть тренд закрыть все поликлиники и привязать врача к обслуживанию пациентов на дому с помощью виртуальных клиник и телемедицинского наблюдения. Для этого есть вся инфраструктура, и достаточно лояльное отношение пациента к такой форме медобслуживания. Тем более, что врачей на Западе сильно не хватает. Мы сейчас находимся в периоде, когда идет сильная конкурентная борьба за врачей во всем мире. Грамотные врачи нужны везде. С одной стороны, обостряется конкурентная борьба, и переманивают врачей в основном из Восточной Европы в Западную Европу и США, причем лучших. С другой, развиваются методы неврачебной диагностики, самодиагностики, телемедицинских консультаций. Очень активно эти подходы используются в геронтологической практике.

В рамках гражданских инициатив мы создавали идеологию так называемого геронтологического страхования – новой модели обслуживания пожилых на дому с использованием телемедицинских технологий. Брали примеры западных стран, когда пожилым пациентам оказывается самая высококвалифицированная помощь без отправления их в стационарные условия. Эта практика включает в себя даже телехирургию. Это уже реальность, это все уже используется в медицинской практике.

По прогнозам, к 2050 году более 21 процента пациентов на планете будут старше 60 лет. Это будет серьезно сдвигать и структуру медицинской помощи, и потребность в ней. В старших возрастах объем медпомощи, необходимой человеку, существенно увеличивается. При технологических сдвигах и изменении структуры потребления медицинской помощи все это становится дорогим удовольствием. Здравоохранение всего мира стоит перед одинаковыми вызовами. Рост продолжительности жизни, старение популяции означает, что меняется потребность в медпомощи, к ее структуре совершенно другие требования, к ее объему.

В конкурентную борьбу вовлекаются многие страны Центральной Азии, Тихоокеанского региона. Они становятся активными игроками в глобальной цепочке формирования добавленной стоимости в системе здравоохранения. Россия несколько опаздывает. В том числе и потому, что налицо снижение предложений трудовых ресурсов, дефицит квалифицированных кадров в системе здравоохранения. Мы недавно рассматривали предложения Минздрава по кадровой политике. И я от Открытого правительства выступала с серьезными претензиями к низкой амбициозности программы. Она правильная по сути, но она не амбициозная, она не учитывает глобальный тренд повышения конкурентности и не превращает Россию в конкурентоспособного работодателя для врачебного сообщества.

Проблемы не только у России. США с их глобальными и серьезными затратами на здравоохранение тоже стоят перед теми же самыми вопросами. Система здравоохранения Америки сегодня тратит только на здравоохранение сумму, эквивалентную 105% российского ВВП. Они собираются увеличивать эти затраты. И если эти тренды будут продолжаться, мы окажемся в беде. К 2050 году практически все страны будут тратить четверть и более своего ВВП только на здравоохранение. Пооэтому поиск наименее затратных и эффективных моделей – основная задача практически всех стран.

Другой вопрос, что система здравоохранения России настолько плохо финансируется, что пока даже вопросы не на том уровне обсуждаются, на каком они сейчас обсуждаются на Западе. Но у нас есть, может быть, преимущество. Они, на Западе, вынуждены сокращать финансирование и отбирать у людей те достижения, которые дали им. А мы можем что-то, наоборот, добавить.

Пока Россия финансирует свое здравоохранение примерно на уровне среднеафриканских стран. США в наибольшей степени финансирует, далее идут Канада, Австралия, европейские страны. Мы можем посмотреть на Мальту – приблизительно такой же ВВП на душу населения, но на здравоохранение тратит в пять раз больше. Польша, у которой практически такой же ВВП на душу населения, тратит в полтора раза больше на здравоохранение. Коста-Рика, у которой половина от российского ВВП на душу населения, тратит больше на медицину по сравнению с нами. Это говорит о приоритетах государственной политики. В России система здравоохранения до сих пор не стала таким приоритетом.

 Продолжение

844
Популярное
Лента новостей