Челябинская область. Военные учения глазами студента-журналиста
+20°
Сообщить новость
05.08.2013 08:31

Челябинская область. Военные учения глазами студента-журналиста

Рейтинг:
Рубрика: Студенты
Челябинская область. Военные учения глазами студента-журналиста
Поскольку это был мой первый выезд как журналиста в рамках масштабного мероприятия, я немного волновалась и старалась подготовиться. Если верить карте, от Челябинска до Нязепетровска, где должны были проходить анонсированные антитеррористические учения, ехать целых 3,5 часа. Беру с собой в дорогу воду, бутерброд и яблоко, в душе надеясь, что нас там хоть чем-нибудь да покормят. 
   
Такси оказывается ну очень расторопным и приезжает за мной на 10 минут раньше обещанного. От моего дома до резиденции губернатора ехать совсем недолго, поэтому на месте я оказываюсь за полчаса до назначенного срока. Приходится в одиночестве стоять под мелким дождём, наблюдая, как медленно подъезжают другие  журналисты. Упорно стою в стороне, так как никого не знаю, честно жду обещанный транспорт. Каково же моё удивление, когда к месту встречи подъезжает импортный микроавтобус на девять пассажирских мест! Подхожу к водителю, на всякий случай интересуюсь, на антитеррористические ли учения идёт этот транспорт. Выясняется, что нет, не туда, а в Нязепетровск. Некоторое время рассуждаю вслух, что раз в Нязепетровск, значит, всё-таки на учения…Потом просто решаю ехать, куда везут, максимально аккуратно пробираюсь в салон, стараясь не наступать на сумки с камерами и штативы, усаживаюсь на заднем сидении, между двумя девушками. Девушки явно с телевидения – симпатичные, накрашенные, с причёсками, в юбках и на каблуках. Начинаю опасаться, что раз на мероприятии будет губернатор, значит, есть какой-то дресс-код, под который мои джинсы и кеды, скорее всего, не попадают. Но в автобус я уже села, с минуты на минуту поедем, так что переживать поздно.
   
Вскоре подъезжает ещё один микроавтобус. Кажется, Мерседес. Он больше по размерам и, судя по всему, с проходом между сиденьями, так как заполняется быстрее и ловчее. Время – самое начало седьмого, и мы отправляемся.
Выезжаем из города через Свердловский проспект, заезжаем на заправку. Всё это время мои соседи-коллеги о чём-то переговариваются, шутят, смеются. Пытаюсь узнать, что конкретно будет представлять собой мероприятие. Никто толком не знает. Говорят, что будут учения, вертолёты, губернатор. Пресс-релизов ни у кого нет. Немного успокаиваюсь, ободрённая общим настроением «на месте разберёмся».
   
Когда выезжаем на трассу, разговоры сами собой сходят на нет, все обустраиваются, достают наушники, один оператор надувает себе специальную подушку для шеи (завидно). Я надеваю солнцезащитные очки, подходящие в такую погоду разве что в качестве маски для сна, запахиваю плотнее кофту и пытаюсь уснуть. Уснуть получается плохо. Машину заносит на поворотах, трясёт на всех кочках. Весь салон, конечно, дремлет, но как-то некрепко и недовольно.
 
Часа через два внезапно останавливаемся.
 - Привал! Девочки направо, мальчики налево, – командует водитель, все с радостью выходят, кто размяться, кто направо или налево, а кто покурить.
   
Мы стоим на обочине где-то в лесу. Небо серое, заметно холодает, дождь и не думает прекращаться. Становится смешно – рано утром еду непонятно куда с незнакомыми людьми, чтобы посмотреть непонятно на что. Но смешно становится почему-то по-доброму. Это же приключение, решаю я. И чего расстраиваться, когда задний ход уже давать поздно?
 
Автобус после привала кажется очень тёплым и уютным. Спать больше не получается, смотрю по сторонам, пейзаж того заслуживает: вдоль дороги – бор, вдалеке – горы, иногда проезжаем какие-то весьма поэтичные на вид болота, один раз проехали через мост над стальной (она действительно такая, другого слово и не подобрать) гладью реки. Красивые у нас места, однако.
 
Въезжаем в город, наконец. Рано радуюсь, как выясняется. Ехать до места ещё не меньше часа. Проезжаем Нязепетровск насквозь. Чудесный у этого районного центра ландшафт – сплошные холмы, по которым щедрой рукой кого-то, кто явно не получал профессии планировщика города, рассыпаны частные домики. Создаётся впечатление не города, а большого села. Или посёлка городского типа. Встречаются и многоквартирные дома, но их мало, и все - не больше пяти этажей в высоту. Зато некоторые общественные здания очень красивы и откровенно старинны. Вид города рождает острое желание выйти из автобуса и побродить по окрестностям.
   
Где-то через час въезжаем в самую настоящую деревню, проезжаем и её насквозь. И вот за запотевшими окнами автобуса перед нами предстаёт палаточный военный городок. Автобус оживает. Дождь продолжает накрапывать, стоянка перед лагерем забита пожарными и военными машинами, земля вся в рытвинах и грязи из-за их колёс, а девушки-то с телевидения в юбках и на каблуках! Тихо радуюсь своим непрезентабельным джинсам и кедам. Они куда практичнее в такую погоду.
  
Палаточный лагерь выглядит внушительно: палатки просто огромны, военных немерено, есть еще деревянные душевые и переездная баня, а неподалеку полевая кухня. Я насчитала не меньше пяти боевых машин.
   
Бесцельно бродим в окрестностях и выясняем «что-где-когда», встречаю знакомого фотографа, за которого цепляюсь, как клещ. Он говорит, что там, впереди, есть помост для журналистов, а фотографов повезут на место учений, дальше от лагеря, на специальной машине. Мне хочется с ними, поэтому стараюсь не отставать.
   
Пока ожидаем окончания совещания высоких военных чинов, у нас есть свободное время. Небо расчистилось, ненадолго выглянуло солнце. Фотографы и операторы снимают, а я брожу по лагерю. Останавливаюсь рядом с группой военных и спрашиваю, тыча пальцем в ближайшую палатку:
 – А это столовая?
 – Нет, просто палатка.
 – А где вы едите?
 – Да где придётся, – смеются они.
 – А где штаб?
 Снова смеются, теперь громче.
 – Нельзя говорить, стратегическая военная тайна!
  
Военные здесь всегда смеются, когда у них что-нибудь спрашиваешь. То ли в самомо деле вопросы им кажутся  смешными, то ли потому что девушка вопросы задаёт. А может, просто настроение у всех хорошее.
 – Такие большие палатки сворачиваются? – спрашиваю у двоих, сидящих рядом с чем-то, похожим на танк.
 – Конечно. Вот так, – показывают размер, широко разводя руки.
 – Тяжелые?
 – Ну, двое унесут, – и снова смеются.
У другого солдата спрашиваю про названия боевых машин. Он говорит, что не это не танк, а БМП. Спрашиваю, в чем разницу. Говорит, что не знает. Как не знает, если здесь служит?
   
Один из фотографов подключается к беседе и растолковывает мне, что БМП – это боевая машина пехоты. На ней пулемёт, а не пушка, а внутри она может перевозить до 10 человек. Танк же не настолько вместительный. Полагаю, что между ними есть ещё масса отличий, но мне и этого знания уже достаточно.
 
На БМП покататься не дают. Автомат подержать - тоже. Говорят, начальство ругается. Зато позируют солдаты охотно. И непременно с улыбкой. А вот товарищи в форме с надписью «полиция» на спине сворачивают палатку, перекидывают друг другу какие-то мешки и дают понять, что их фотографировать не надо.
 
Наконец, совещание военных начальников окончено. Дают сигнал к началу показательных выступлений. Я, конечно же, далеко от желанной машины для фотографов. Знакомый добежать туда успевает, а я – нет. Автобус полиции, на котором так хотела поехать, закрывает двери и проезжает мимо. Кто-то кричит мне в спину «Прыгай на ходу!», но я решаю поступить разумней. Следом идёт машина скорой помощи, машу ей рукой, складываю ладони в просительно-молитвенном жесте, и добрый водитель тормозит. В итоге на учения я еду с двумя женщинами из Нязепетровской больницы, которые здесь на всякий случай, вдруг кто-то получит совсем не учебную травму.
   
Мы едем по глубокой колее прямо за одной из БМП. На броне сидят солдаты. Они стараются выглядеть крутыми парнями. Вдруг раздаётся взрыв, которого неподготовленным гражданским тяжело не испугаться. Загорается дымовая шашка (значит, машину подорвали) и солдаты бросаются в атаку на учебных террористов, засевших в кустах поодаль. Поле наполняется грохотом, звуками автоматной очереди, криками, дымом от шашек. Мы с женщинами увлечённо смотрим в окна, инстинктивно дёргаемся при громких взрывах.
 
– Глянь, как они, ну глянь! – восторженно повторяет та, что постарше.
Когда основное действо перемещается поближе к огромным кустам, в которых, судя по всему, и засели учебные террористы, я вместе с водителем выбираюсь из машины. Он хочет поговорить с солдатом, который вылез из БМП и курит, а я – пробраться к фотографам, чтоб уехать обратно с ними.
  
Наглые фотографы уже успели сбегать на высоту, поползать за солдатами, которые залегли в траве. Теперь фотографы снимают боевые машины пехоты. Минут через 15 всё заканчивается. Надеюсь, что наши доблестные военные победили террористов. Вся колонна разворачивается и едет обратно в лагерь. По пути нас обгоняют БМП, раскидывающие комья грязи. Я удивляюсь, как солдаты на броне умудряются не упасть при такой шальной езде.
 
Полёта двух вертолётов мы так и не дождались, как и приезда губернатора. Организаторы во всём винят погодные условия. Пара журналистов, которым важны были именно комментарии главы региона, выглядят расстроенными. Остальные атакуют военных чинов и простых солдат, задают им вопросы или снимают 20-секундную сцену. Лагерь сворачивается на глазах, от былой стройности палаточных рядов не остаётся и следа, уезжают машины различных ведомств. Разбредшихся на месте лагеря журналистов собирают в автобусы, обещая отвезти на обед, после которого нас ждёт долгая четырёхчасовая дорога домой.
 
Мария БАКАЧ

 

515

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей