Другой город
Челябинск
Понедельник 25 сентября, 2017 13:13 +5°
Новости в Челябинске
18.09.2013 08:41

Турчинки без перчинки

Турчинки без перчинки
О том, как берег Средиземного моря напомнил о женской красоте и помог испытать  радость  от того, что Сбербанк всегда рядом…в Турции
 
Как-то, отдыхая на озере Увильды, на Южном Урале, собрал свои летние впечатления в  «копилку» , миниатюры назвал  «Увильдинками». Нечто-то похожее по жанру появилось на берегу Турецком. Бродил по берегу шумного моря, словно собирал камешки –  так камешек за камешком собрались мои «турчинки».
 
Татуировки на песке
 
Море упиралось в горизонт, сливалось с небом. Берег тянулся долго и далеко, прошагать вдоль него пешком захочется едва ли… Пляж за пляжем, отличие одного от другого по цвету зонтов. В небе парашютисты, сидят парами, парят на длинном тросе за катером. Страшно им там, на высоте? Не скажут, не узнаем, пробуем посадить себя в их «кресло» - не тянет. Пусть летают, нам и здесь хорошо.
 
Сентябрь. Бархатный сезон. Днем – 36. В море – 28. Плюс, разумеется.  Отдыхающих – целый город. Солнечный город голых людей. Не совсем уж голых по меркам пляжа, бывают и голее. Не здесь. Мы в городе Сиде, лететь в него  – до Анталии.
 
Взгляду хочется красоты. Женской. Тела.  Ищешь – все напрасно. Русской речи почти нет, не встретишь – иди хоть часами мимо  пляжных рядов. Мало русских в здешних местах и в здешнюю пору. Причин не знаем. Констатируем. А как следствие – много бесформенных импортных тел разного возраста. В татуировках – на спине, под коленкой, на руке – от плеча до локтя. Смотрится ужасно. Им же кажется – прекрасно. Иначе бы не делали.
 
Вспомнилась почему-то Миледи из «Трех мушкетеров», красавица, скрывавшая лилию на своем плече. Времена прошли, пришли иные – лилии и розы на показ. Но взгляд воротится, особенно, когда носителям их  «под» и далеко «за».
 
В Турцию взял с собой книжку рассказов своего одноклассника Вадима Лобанова «Истории сожительства желаний с обстоятельствами» - Вадим подарил мне ее как раз накануне отлета. Пригодилась. Читал миниатюрки с удовольствием. В одной встретил созвучное наблюдение про  татуировками на женском теле.  Как говорится, художник видит далеко и глубоко, где бы он ни жил и не творил. Это – о рассказах Лобанова. Вот цитата в тему: «Сколько же татуированных старух лет через двадцать-тридцать будут рассказывать внучкам про тело – храм души? И что будет убедительнее – слова или нелепые картинки на бабушке?».
 
Сбербанк всегда с вами рядом в Турции
 
Без денег плохо. Особенно, когда они есть, а «взять» не можешь…
 
Замечательные слова – Сбербанк всегда рядом. Особенно их ценность понимаешь далеко за пределами Отчизны. Без денег плохо. Впрочем. об этом уже говорил…. Раньше меняли рубли на доллары или евро и так , с «бумажками» приезжали на отдых за рубеж. С эпохой пластиковых карт все стало проще и удобнее. Рубли перед  поездкой можно не менять, взять с собой пластиковую карту Сбербанка, размером всего-то с обычную визитку, но с ней ты – король. Или – почти король, все зависит от ее «толщины»…
 
 Правда, чтобы обрести свое царство, нужно найти свой банкомат. В Турции это банкомат  Денис банка. Для тех, кто не знает – это наш Сбербанк в Турции. Ассы шопингов и поездок в Турцию дали важный совет: нигде не снимать с карточки Сбербанка, только - в Денис банке, там без комиссии. А в других банкоматах  комиссия может перевалить за десять процентов. Спасибо им за ценный совет.
 
И мы искали Денис банк. В старинном городе Сиде. А накануне – в соседнем с ним городе Манавгаме. И нашли – близко полицейский участок, мечеть и огромный турецкий базар. Но – грустная картина: двери банка были закрыты, не работал и просившийся на улицу банкомат. За стеклом что-то, видимо, нужное  делал, сидя за   столом,  служащий банка. Постучали – попросились внутрь, показав пластиковую карту. Работник сложил руки крестом, обрубив нам надежду на получение наличных. А наличка была нужна – для базара и вообще для «общего развития».
 
 В этот раз не повезло. Зато на следующий день, купив все, что было надо в магазине Мигрос в городе  Сиде, и, расплатившись за товары картой Сбербанка, по соседству встретили отделение такого долгожданного Дэнис банка. Как в России, проделали все нужные манипуляции с картой и получили в руки запрошенную сумму наличными. Без комиссии. За стеклом банка висел плакат: Сбербанк всегда рядом с вами в Турции. Была гордость и радость. За то , что ВСЕГДА. И за то, что -   РЯДОМ.
 
О последнем хорошо бы позаботиться заранее, до приезда в Турцию, составляя маршрут перемещения и помечая на этой «карте» места, где есть банкоматы Дэнис банка. Кто куда, а я в Сберкассу. Не знаю, как у нас в России, а на турецкой земле эта формула работает. Проверил на себе. И сделал несколько снимков на память – для будущего путеводителя…
 
Гора и солнце
 
Это монументально – гора и солнце. На востоке говорят – если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе.
 
Я на востоке? В Турции есть восточные базары, значит я на востоке. Не на Дальнем, он у нас – в России. На -  ближнем. И горы здесь Тарусские, тянутся вдоль страны, высотой за три тысячи километров. Уральские, родные мои, горы ниже своих  турецких братьев. Это факт. А  вот впечатления.
Каждое утро, в пол-седьмого,  встаю и выхожу встречать новый день. Встречать солнце. Такая картина масло, как сказал бы герой известного российского детектива из  Одессы . Кажется:   по белесому небу кто-то начертил очертания гор - линия шагает то вверх, то резко вниз, потом все снова повторяется – и так сколько видит глаз.
 
Смотрю и жду, когда в  белесое небо начинают бить лучи желто-оранжевого цвета. Словно от прожектора. Их сначала появляется два-три, потом  становится все больше. Минут десять длится это световое шоу. А потом над горой – каждое утро всегда в одном и том же месте одной и той же горы-  зажигается эта величественная и самая главная на Земле «лампа». Силы немереной. Гора покрывается чем-то белым, кажется , что погружается в туман. Но то не туман – то свет солнца. Он заливает гору все больше и больше, опускаясь в предгорье, и ползет  на соседние горы, делая их слегка синеватыми. Так что Синегорье – это изобретение не только уральских поэтов…
 
Само солнце становится  видно плохо – без очертаний, они расплываются. Белое и яркое, больше двух секунд на него смотреть становится  нельзя. Глаза закрываются от нестерпимого света.. Все становится белым-бело. Наступает новый день на белом свете. Так ведь и говорят: белый свет.  Убедился – точно говорят. Происходит это примерно в семь утра.
 
Горы кажутся вечными, могучими на расстоянии нескольких километров от меня в роли зрителя.. Вспоминаются картины Мартироса Сарьяна – похожие горы Армении оставил он на своих полотнах.
 
А потом солнце начинает свой обычный путь. И мы – свой . Завтрак. Купание в бассейне, затем поездка на море, где снова купание. Отдыхаем и стараемся затормозить время. Чтобы вместить в него как можно больше полезных для души и тела впечатлений. Но солнце идет своим маршрутом и в восемь вечера его уже не будет, турецкая земля погрузится в темноту, какая у нас на Урале бывает лишь в эту сентябрьскую  пору  глубокой ночью.
Стрекочут кузнечики или кто-то похожий на них. На чистом небе полно звезд. Вот и Медведица над головой. Как и на Урале. Горы погружаются в ночь, и их словно уже нет. До утра. Когда они снова встретятся с солнцем. На том же месте. Завтра снова встану встретить белый свет. Надо хорошенько выспаться.
 
Развалины
 
Сюда приезжают посмотреть на них – на старые развалины. Это в Сиде. Упустить такую возможность – непростительно, значит тоже едем. Остановка «центр города».
 
Вспомнилась наша песня: а я еду, а я еду за туманом, за туманом  и за запахом тайги. Сколько иронии было по этому поводу, мол, за туманом едут только дураки…
 
Вот еще одна поэтическая формула: вкладывайте деньги в воспоминания, вкладывайте деньги в чудеса. Сказал наш советский поэт Николай Доризо. Хорошо сказал – точно. Люди, становясь туристами и оказываясь в далекой стране, ищут эти воспоминания и эти чудеса – настоящие или придуманные, уже не столь важно. А раз есть спрос – сохраняются и развалины .Со школьных лет одним из самых любимых был учебник истории древнего мира – с героями Эллады, древностями Египта. Среди таковых реликвий мировой истории – сохранившиеся древности турецкого города Сиде. Они разбросаны по городу и там, где их застал современный город, берегутся и сохраняются .Это  – древние крепостные стены и башни города, сохранившиеся после землетрясения, руины фонтана «Нимфеум» и коринфские колонны храмов Аполлона и Артемиды.
 
История города Сиде  начинается с седьмого века до нашей эры. Для нас , приехавших с Урала, где 250-300 лет городу большой срок – это как космос, только уносящий не вперед, а – назад. В прошлое.  Первые поселения были основаны здесь греческими колонистами. Город был захвачен пиратами, и долгое время Сиде являлся центром Южно- Средиземноморской работорговли. За самыми красивыми рабынями приезжали работорговцы в Сиде со всех концов света.
В период римского владычества город становится центром искусства и культуры. Современный Сиде - это  уютный курорт, популярный среди туристов из разных стран мира. Сиде отличает мягкий климат с небольшой влажностью и фешенебельные отели, расположенные на южном побережье Средиземного моря с золотистыми пляжами в изумительно красивых бухтах. Так утверждает путеводитель.Все верно – так оно и есть…
 
Дочка Вероника, ей скоро будет шесть лет, смотрела на древние развалины этого города  и спрашивала: как были дома эти построены, кто их строил, ведь помогать людям могли только лошади, а камни эти такие тяжелые и большие. Рассказал про людей-рабов, что много их, наверное, погибло, пока строились такие огромные сооружения. Это навеяло грусть на ребенка, и мы пошли по узкой улице старой части города к набережной, где в бухте стояли разные красивые корабли…
 
Где-то Оскар средиземноморский ждет своих звезд
 
Русских за «турецкие дни» встретил всего –ничего, между тем были среди них  челябинцы.  И это были интересные встречи.
 
О том, что челябинцы покупают недвижимость за рубежом – общеизвестно. В том числе и в Турции. Довелось побывать  в одном из таких комплексов – шесть домов, по три жилых этажа, четыре квартиры на этаже. В квартире все, что нужно для комфорта – кухня в студии, газовая плита, стиральная машина, кондиционер. Правда, отопления зимой нет. Если надо, греет кондиционер горячим воздухом. Но Турция – страна для лета и бархатного сезона. Внутри такого поселка настоящий оазис – ухоженные дорожки, цветы и пальмы. Их здесь гораздо больше,чем на улицах курортного города.  И – большой бассейн, общий  для всех обитальцев жилого комплекса. Вокруг него концентрируется жизнь, рядом бар и мини-маркет.
 
До моря – несколько километров, а без моря и Турция не нужна, с квартирой в ней. Это хорошо понимали те, кто создавали такие поселения. Каждый час бесплатный автобус отвозит желающих и на море и в ближайший город, где и банки, и базар и супер-маркеты… И каждый час – по расписанию – забирает, чтобы без хлопот доставить назад. Такой сервис.
 
На турецкой земле вспомнилось  про предложение  младшему брату Игорю Белковскому, художнику-живописцу, принять участие в проекте под названием ОСКАР. Он где-то рядом, в районе Анталии.Но сайт  турецкого ОСКАРА легко найти в интернете. Квартиры в этом жилом комплексе, называемом «резиденция ОСКАР», такие, как были у звезд Голливуда тридцатых-пятидесятых годов. Дизайн проекта от известного историка моды Александра Васильева. А художественное оформление – живописец Игорь Белковский. Предполагается, что внутри интерьеров должны появиться портреты Мэрлин Дитрих и других легендарных обитателей Голливуда, написанные специально для этого проекта . Игорь написал немало портретов звезд, правда российских, есть среди них и обладатель настоящего голливудского Оскара. Поэтому Игоря  не случайно называют «звездным художником». А Оскар на Средиземноморье как раз и ждет своих обитателей, желающих почувствовать себя звездой.
 
Вот, впрочем, более точная информация о турецком ОСКАРЕ…Осенью 2012 года Александр Васильев совместно со строительной корпорацией «SAMUT»(Анталья/Турция) приступил к реализации своего нового проекта — дизайн и строительство новой резиденции в Анталии.
 
«Для меня проект Оскар в Анталии — это, прежде всего,  интересная работа над дизайном. Мы прониклись идеей воссоздать атмосферу Голливуда 20-х — 50-х годов, где каждый дом будет декорирован в духе того времени и посвящен отдельной голливудской звезде, - отмечает А. Васильев, - При работе над этим проектом, я уделю особое внимание парадному въезду, ландшафту и помещениям общего пользования, так как назначение проекта — создание особого микроклимата, где каждый сможет почувствовать себя звездой…».
 
 И еще – свежий слайд-фильм из картин Игоря Белковского встретил недавно в Яндексе, любопытное творение получилось, спасибо его автору. Вот ссылка
 
Восточный базар
 
Про восточные базары написано много. Зрелище это, правда,   яркое, побывать на нем стоит. Особенно нам, людям не из теплых краев, хоть и с Южного Урала. Чтобы достаточно дешево запастись зеленью, овощами и фруктами. Причем,  всем свежим, ароматным, привлекательным на вид. Если это виноград, то  - мясистый, не водянистый. Если зелень, то крепкая и рослая. Персики – в руках тают, так и просятся в рот.
 
О ценах. Выбрали охапку шпината, вышел по две лиры за килограмм, лира – 17 рублей. Виноград – по 2,5 лиры за килограмм. Гранаты – килограмм по одной лире. Инжир – 3,5 лиры за килограмм. Сливы – по лире за килограмм. Оливки – шесть лир за килограмм. Разные виды – выбирай. Не в консервных банках, а на вес…Так набралась полная тележка, специальная сумка на колесиках, с какими у нас ходят на рынки уральские бабушки. В этом плане техника здесь далеко тоже не ушла – такие авоськи на колесиках встречаются в базарные дни в руках местных жителей.
 
Было интересно сделать фотосъемку – много очень колоритных лиц. Местных крестьян и крестьянок, кроме турецкого, они никак не говорили. Общим с заморскими покупателями был у них  язык жестов. Кстати, есть что вспомнить по этому поводу. У турецкого дедушки в овечьей папахе брали домашнюю брынзу. Несколько видов – что выбрать? Поняв, наше замешательство, дедушка, показав на один из видов своей продукции, приложил  пальцы рожками ко лбу и сказал «му-у». Мы поняли: брынза из коровьего молока… Снова пальцу у лба, но уже «бе-е-е». Выбрали брынзу из козьего молока.
 
А вот на фотокамеру люди реагировали очень настороженно, особенно женщины. Одна бабушка запричитала, увидев направленный в ее сторону объектив камеры, закрыв лицо ладонями. Я поспешил ее утешить: не вас хочу сфотографировать, а зелень, что перед вами. Она поняла и не возражала – сделал несколько кадров. Рады фотографу оказались только несколько мальчишек, встреченных  рядом с базаром. Они катались на велосипеде. Увидев меня, оказались рядом. Стали показывать на себя, мол, нас сними, фотограф. Слово «фотограф» было единственным, что они могли сказать на понятном мне языке. Но этого оказалось достаточно: мальчишка, что был самый старший, проделал несколько трюков на велосипеде, демонстрируя свое умение, потом повел меня жестами к мечети, она стояла рядом, и попросил, жестом же, сфотографировать его на ее фоне.
 
Черепаха говорила по-английски
Не знаю: есть ли в Турции черепахи. Ящерицы точно  «да» - снуют под ногами и по каменным стенам домов, мелкие и похожие на доисторических чудовищ, с полруки длиной.
 
- Папа, смотри – настоящая черепаха.
 
Вероника радостно показала рукой на каменный горбик , через секунду из него выглянула голова, посмотрев по сторонам и увидев нас уже достаточно близко от себя, нырнула в каменное убежище.
 
Черепаха была настоящей. То есть живой. Размером с большую тарелку, весом килограмма два.  Откуда она взялась перед нашими окнами? Приползла – но для этого нужно было преодолеть несколько ступенек каменной лестницы, что для этого животного было вряд ли по силам. Черепашку увидели и наши соседи – пожилая английская пара. Посчитав, что на разговорном уровне владеем английским, спросили у них про черепаху – откуда она? Пожилой английский джентльмен в шортах и по пояс голый ответил на хорошем английском. Но мы ничего не поняли. Мы словно говорили на разных языках, увы, такое бывает…
 
Вероника сбегала за едой для черепахи, принесла лист салата из холодильника и крупную виноградину. Присела на корточки перед неожиданной гостьей – черепаху раньше она видела только на картинках и в мультфильмах.
 
- Папа, она разговаривает?
 
- Никогда не слышал, может только зашипеть, если рассердится.
 
Вероника испугалась на мгновение и протянула руку с зеленым листиком салата. Черепаха не спеша придвинула к нему свою голову, откусила раз, другой, вскоре листика не стало.
 
- Смотри, ест, - обрадовалась дочка,- А виноград – будет?
 
Виноградина размером с мелкое яблоко лежало перед черепахой. Взять целиком и съесть его у нее не получалось. Но виноград, видимо, пришелся древнему созданию природы по вкусу, и оно стала откусывать и есть. Через минуту и виноградного мячика не стало.
 
- Папа, давай возьмем ее к себе.
 
- А если у нее маленькие детки, они останутся без мамы, ты же этого не хочешь?
 
Вероника не хотела и согласилась. На прощание погладила черепаху по панцирю – от хвостика до головы, голова от этого запрыгнула к себе в норку-домик. Вероника помахала ей рукой, черепаха медленно поползла по коротко подстриженной траве дальше…
 
Потом ее занес в комнату английский джентльмен. Это была их черепаха, они ее выпустили погулять. Наш английский не позволил нам это понять сразу . А покормить ее наши соседи разрешили, тут мы ничего не нарушили.
 
Среди турецких впечатлений у Вероники останется и эта встреча с черепахой, уверен в этом. Как в моем детстве осталась встреча с черепахой в огороде у дедушки с бабушкой, их дом был на Пожарном переулке, сейчас там Торговый центр. В Челябинске, конечно…
 
Рука в трещине земли
 
Мы живем на горе. Впереди -  предгорье. Оно длится несколько километров и упирается в настоящие горы. Предгорье – это поля, кажущиеся желтоватыми и зеленоватыми, иногда на них видны маленькие фигурки людей. Там что-то выращивается. Там – местные крестьяне. А дальше у большой горы собираются в кучку белые очертания домов, по ночам они дают о себе знать огоньками в темноте. Там деревни. Но все это другая жизнь, с которой турист встречается разве что на восточном базаре, когда покупает свежую зелень и фрукты.
 
Взяв фотокамеру и надев панаму, спустился с горы на проселочную дорогу, чтобы открылся другой вид – не сверху вдаль, а снизу… Земля, конечно же, здесь страдалица. Трещины на дороге вдоль поля – особое зрелище. Такие, что ладонью в них легко можно «войти». Их много, трещин на сухой земле. Как же она становится кормилицей?
 
Нашел ответ и на этот вопрос. Слева и справа от проселочной дороги были поля, где заметно лежали зеленые полосатые мячи. Арбузы. А мимо них проходил, прячась в скупой траве,  шланг для полива. Без воды жизни нет. Для жизни одного солнечного тепла и света мало.
 
Напоследок посмотрел снова на трещины под ногами. Вода сюда не попадает. По крайней мере, здесь ее не было очень давно. На небе снова – ни облачка, где все облака? А скоро – поздней осенью в здешних краях начнутся дожди, ливни, поля затопят и они превратятся в мелкое озерцо, которое простоит в таком виде до наступления следующего жаркого сезона. Так что, можно сказать, прошелся я по поверхности будущего озерца…
 
Старинные развалины с колоннами, песчаные пляжи и теплое море, архитектурные красоты отелей и изыски ландшафтного дизайна – это Турция, повернутая лицом к туристу. Дополнит ее образ земли с трещинами ,словно морщинами на лице старухи. Этот образ мог бы остаться незамеченным, если бы не свернул с гладкой туристической дороги на проселочную. Чтобы не пропустить и другую Турцию.
 
День прилета – день отлета
 
Из Челябинска ночью поехали в Кольцова. Двести километров дороги оказались непростым испытанием для пятилетнего ребенка. Утром, преодолев все обязательные для аэропорта процедуры, полетели в Стамбул. Кажется, это длилось часов пять – не меньше. Затем, в стамбульском аэропорту просидели часа полтора, дожидаясь следующего своего рейса – до Анталии. Еще полтора часа. Вышли из аэропорта – попали в другой мир, в другой климат. Жара. Челябинскую одежду свернули и запрятали в чемодан. Еще километров пятьдесят в автобусе до места. Вероника легла головой мне на колени и крепко заснула. Когда устроились, обрадоваться не успели – дочка стала вялой и захотела лечь. Приложив руку к ее лбу, испытал жар – внутри себя. Достали термометр и он подтвердил худшее – температура была под сорок, никогда такой удочки раньше не было. Что случилось? Жена достала лекарства, взятые из дома на такой случай, хотя в то, что он наступит, никто из нас не верил. Случилось. Где здесь аптека пока не знали. Что , если придется вызывать врача? И крутился в голове худший вариант – если завтра температура не нормализуется, придется и врача вызывать и думать о возвращении домой. Хотя как это будет практически сделать пока не представлял. Как говорится, не дай бог каждому оказаться в такой ситуации. И не забудьте про необходимые, отправляясь в дальний путь. И будьте здоровы вместе со своими детьми…
 
Поздно вечером, пропотев после лекарств и выспавшись, дочка проснулась. Со страхом поставили ей термометр – радость была большей, наверное, чем в Челябинске, когда сделали шаг в отпуск. Температура ушла…
 
Что это было и от чего? «Папа. У меня это был стресс», - поставила сама себе диагноз Ника. Большое количество незнакомых людей в неизвестной одежде и говорящие все на непривычном языке, встреченные в аэропорту Стамбула шокировали ее. И сама дорога до Турции ей представлялась не такой длинной. Думала, что это будет по времени, как до Миасса, где летом мы часто бывали у знакомых.
 
… Море в честь прощания с нами подарило волны высокие и сильные, каких до того мы не видели. И по небу плыли облака, то и дело закрывая солнце, словно давая нам небольшую передышку…
 
Последний день на море. Это чувствовали все, а еще рядом с нашим шезлонгом на пляже стоял новенький чемодан. На него то и дело косились отдыхающие из евросоюза и думаю догадывались – мы из «Раши». Это было все равно. Было грустно. И все запоминалось особенно крепко, на что еще вчера не обратили бы внимание. Когда закончилось последнее купание, на глазах у Вероники появились слезки. Чтобы отвлечь ее от грустных мыслей, предложили на последние турецкие лиры купить на пляже рожок с шариком мороженого. А потом, предложили ей – по традиции бросить в море монетку , чтобы вернуться сюда снова, есть такая традиция. Дочка обрадовалась – сначала мороженому, потом этой традиции. В кармане оказалось только две с половиной лиры – две монетки по лире и одна пол-лиры. Пришлось сообщить: если выполним ритуал. То на мороженое, увы, уже не хватит. Я огорчился, менять доллары из-за мороженого не хотелось.
 
- Пойдем к морю, оставим ему нашу монетку, - решила Ника, а мороженое я поем уже в Челябинске.
 
Сергей Белковский
 
 

 

606
Смотрите также
Новости дня
Подписаться на уведомления