+10°
Сообщить новость
23.10.2013 13:57

Вертикальная политическая интеграция, или реквием по правам частной собственности

Рейтинг:
Вертикальная политическая интеграция, или реквием по правам частной собственности
Этот доклад автор сделал еще три года назад, в 2010 году на международной конференции. Однако ситуация в России в отношении частной собственности с тех пор, увы, не изменилась. Поэтому имеет смысл вспомнить его еще раз. Россия явно проигрывает глобальную экономическую гонку. Власти страны никак не хотят признать, что без защиты интересов частной собственности экономический прогресс невозможен. Мы публикуем доклад с некоторыми сокращениями. 

В свое время, высокопоставленные государственные чиновники вслед за В.В. Путиным, наперегонки заявляли о значении частного сектора в экономическом развитии государства, его ведущую роль. Неоднократно в СМИ муссировался вопрос об уменьшении налогового и чиновничьего бремени в контексте деятельности частного бизнеса. Здесь нужно отметить то, что программа реформ, заявленных руководством страны в 2000 году, была либеральной. Она должна была обеспечить надежные гарантии прав собственности, возможности для развития бизнеса и предпринимательства, усовершенствование правовой и укрепление судебной системы. К примеру, И.Шувалов в интервью газете «Ведомости», от 15.02.2005 г. сказал: «Власти надо продемонстрировать, что госкапитализм – не наше будущее, что мы рассматриваем предпринимателей в качестве мотора общественного развития, что частная инициатива – основа рабочих мест, роста зарплат и удвоения ВВП». На встрече с руководством Торгово-промышленной палаты РФ 11.12.2007 г. В. Путин заявил: «Мы не собираемся создавать госкапитализм. Это не наш выбор, не наш путь». Но, несмотря на манифестации подобного рода, российское правительство во главе с правящей партией планомерно проводили в жизнь планы иного рода. А именно – формирование структуры государственного капитализма. Государство постепенно стало владельцем контрольных пакетов крупных промышленных предприятий, создало госкорпорации и холдинги, пролоббировало государственные банки. Государство стало самым крупным хозяйствующим субъектом. Наступила эра госкапитализма. 

В любом случае, по мнению многих исследователей (Поланьи К., Флигстин Н, и пр.) государство является необходимым и устойчивым институтом, создающим условия для эффективного экономического развития общества. Одной из основных его функций является защита прав частной собственности. Оно регулирует доступ физических и юридических лиц к ограниченным благам, упорядочивает претензии претендентов на права собственности, регламентирует способы и механизмы их получения. Государство, в таком случае выступает как институт, имеющий ресурс принуждения и имеющий преимущественное право в использовании этого ресурса, а значит, и в создании условий для экономического развития. Известно, что чем меньше защищены права собственности, тем меньше желания у людей осуществлять долгосрочные проекты. Более безопасно вкладывать короткие деньги и извлекать краткосрочные прибыли. Поэтому в процессе формирования государства процесс формирования ожиданий субъектов рынка, также меняется.

«Теоретически правители имеют естественный интерес в процветании своих стран, поскольку их личный доход зависит от общего благосостояния. Это заставляет их вводить и охранять систему прав собственности, которая обеспечила бы экономический рост. На деле владельцы средств принуждения всегда испытывают соблазн переопределить права собственности в свою пользу или даже взять как можно больше дохода, не предлагая ничего взамен. Чем меньше ограничения на действия государственной власти, тем с большей вероятностью это может произойти. Такая ситуация создает институциональную делемму: если политическое сообщество обладает достаточной властью и ресурсами, чтобы защитить права собственности в пределах своей юрисдикции (суверинитета), то оно обладает и возможностью манипулировать этими правами в свою пользу. По словам Д.Норта, «наличие государства необходимо для экономического роста; государство, однако, является источником вызванного действиями людей экономического упадка», - В.Волков, «Проблема надежных гарантий прав собственности и российский вариант вертикальной политической интеграции». Вопросы экономики. – 2010 г.

Отсюда следует, что обеспечение прав собственности может быть только тогда, когда существуют жесткие институциональные ограничения на действия государства, исключающие возможность произвольных действий со стороны государственной и политической системы. Но постольку, поскольку никакая власть добровольно не согласится на введение ограничений, возникают трудности решения этой проблемы. Логичен вопрос, - какие действия или условия могут привести к такому ограничению?

Исторической науке известно несколько ответов на этот вопрос: система распределения властей и перекрестного вето (Англия – создание независимого суда со статусом политической власти и расширение полномочий парламента); установление прямого политического контроля над государством и превращение его в «комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии» (К.Маркс); форма пакта о разделении властей и пр.

В дальнейшем, исследование проблемы обеспечения надежных гарантий приводит нас к некоторой параллели, просматривающейся между ситуацией в Южной Корее во времена военного режима Пак Чон Хи (1962 - 1978) и современным состоянием в России. Это так называемый «кронизм», или «капитализм для своих» плюс концепция вертикальной политической интеграции. В то время в Южной Корее основными финансовыми потоками управлял узкий круг правительственных чиновников и владельцев крупных промышленных холдингов (чеболей). Кроме того, военная верхушка обеспечивала гарантии права собственности владельцам конгломератов в обмен на ренту в виде взносов в фонд правящей партии и платежей коррупционного характера. 

В нашем случае имеет место наличие правящей партии, которая узурпировала власть в своих руках, превратив оппозицию в послушных марионеток. Им отведено определенное место в т.ч. и в экономической компоненте государственного поля, с возможностью принимать участие в дележке бюджетного пирога и накоплении капитала. Правящая партия с момента заключения так называемого «пакта 28 июля» укрепила свои позиции и на внутриполитической и на внутриэкономической арене. С того момента как она покончила с частью бизнес элиты – Ходорковский, Березовский, Гусинский и пр., - начался процесс ее капитализации, процесс перехода к прямому контролю государственными служащими партийного происхождения над крупнейшими экономическими активами. Дело усугубилось тем, что в 2004 году была упразднена политическая конкуренция, отменены губернаторские выборы, что привело к концу демократии в России и, как результат, к концу всяких гарантий частно-экономическому сектору. То, на что надеялось, и чего ожидало российское предпринимательство, а именно – судебная реформа и реформа государственной службы - были свернуты. Это указывало на то, что процесс распределения власти и превосходства права остановился. Вертикальная политическая интеграция стала набирать обороты, что в дальнейшем вылилось в российскую версию «капитализма для своих».

Последние события наших дней красноречиво повествует о том, что только бизнес, основанный на личных отношениях и участии в нем правительственных чиновниках и членов партийной элиты возможен как единственно эффективный. Демонстративная отставка Ю.Лужкова с поста мэра г. Москвы является наглядным примером того, как партийная элита не смогла поделить «Московский» пирог. Только Батурина и приближенные вместе с ней к правительству Москвы имели возможность вести крупный бизнес на территории столицы. 

Экономическая ситуация созданная политической интеграцией порождает возможности распоряжаться бюджетными средствами только в интересах правящей политической группировки. Причем, осуществлять его вполне легитимно, при государственной поддержке. Достаточно вспомнить, что закон об ипотечном кредитовании принят при единодушной поддержке в парламенте правящей партии. Действие этого закона повлекло за собой разорение средних домохозяйств. 

В таких условиях видится невозможным формирование малого и среднего бизнеса, в форме экономически независимого, самостоятельного, обеспеченного гарантиями права на свое существование института. В нашем случае частная собственность приобретает легитимность за счет близости к политической власти, а не традиционным путем – труд, деньги, энергия. А потому нет гарантий защиты прав собственности от самого гаранта – государственно-политической системы, которая может в любую минуту произвести экспроприацию, как самих прав, так и самой собственности.

Александр Савченков, Челябинск
2010 год 

 

260

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей