24.01.2014 11:25

Программа ИМЯ НА СТЕНЕ продолжилась Александром Чижевским

Рейтинг: 0
Программа ИМЯ НА СТЕНЕ продолжилась Александром Чижевским

Все мы ходим по улицам нашего Челябинска – мимо его домов. На стенах некоторых их них встречаем мемориальные доски. Это доски памяти. Но всегда ли мы поднимаем голову и останавливаемся на минутку, чтобы прочитать, что написано на этой доске?
      
Увы. Между тем, как много интересного о человеке и об истории нашего города могли бы рассказать эти каменные доски, если бы могли говорить. За них это сделаем мы, начиная цикл рассказов «Имя на стене». Это будет и дань памяти тем людям , кому они установлены. А еще возможность узнать много интересного и нужного о своем родном крае и его людях. И здесь есть немало поводов для гордости. А без этого невозможен современный патриотизм.
 
Местом в интернете, где осуществляется программа ИМЯ НА СТЕНЕ стал сайт Военно-спортивного фонда УРАЛ, председателем правления которого является Денис Девяткин, депутат городской думы.
 
Здесь уже в специальном разделе появились рассказы о жизни и танках Жозефа Котина, об устоявших памятниках скульптора Льва Головницкого.
В начале февраля великому ученому и нашему земляку, хотя и поневоле, Александру Чижевскому  исполнилась бы очередная дата рождения, есть повод рассказать об этом человеке. Хотя он принадлежит к тем людям, о которых нужно вспоминать и про которых нужно не забывать — без повода.
 
Потому что таких людей – единицы на весь мир. На целый ХХ век.
Еще в 1939 году первый международный конгресс по биофизике и биокосмологии в Нью-Йорке избрал его почетным президентом и выдвинул на соискание Нобелевской премии. В принятом меморандуме отмечалось, что для своих современников он олицетворяет монументальную личность Леонардо да Винчи.
 
Публикуем фрагменты из этой публикации.
 
…Шли первые недели нового, 1942 года. Александр Леонидович писал очередную главу своих воспоминаний. О том, как остался "вольным казаком", похоронив отца в калужской земле, о сообщении в "Правде" (1929 год), что ученый Чижевский приглашен в Америку для чтения лекций и консультирования научно-исследовательских работ по аэроионотерапии, но ему не позволили выехать из страны. Он вспоминал события 1930 года, когда в Москву по поручению сената США приехала доктор Кэтрин Андерсен-Арчер – "прекрасная американка". Какие теплые строки посвящены ей!
      
Те, кому посчастливилось встречаться с Чижевским, рассказывают о красоте и изысканности манер Александра Леонидовича. И еще, вспоминают его современники, ходил он всегда с тросточкой, высокий, прямой. Был очень чистоплотен. Например, говорят, что в пути из Москвы до Челябинска Александр Леонидович не снимал белых перчаток. Женщины всегда восхищались им – последним представителем знаменитого дворянского рода Чижевских. Его прадед Никита Васильевич участвовал в походах Суворова и Кутузова, имел больше сорока ранений.
     
 Будучи в Челябинске, Чижевский писал о себе: "Всю мою жизнь я могу ясно и четко разделить на две неравные и несходные части: до революции и после нее. Тут два быта, две жизни, два мира…" И два, прямо скажем, разных отношения к науке. В одном современном источнике нахожу: "Загранкомандировки запрещали тогда (в тридцатые годы) по любым, даже самым пустяковым поводам. У Чижевского же на то были очень веские причины. На свою беду он доказал, что вспышки на солнце провоцируют войны и прочие катаклизмы. В том числе… революции!"
      
Выходит, рабочий класс может сидеть сложа руки и ждать, когда солнечная активность разожжет пожар мировой революции? Вот уж открытие не ко времени и не к большевистскому двору!
 
Вечером 21 января 1942 года, когда в Челябинском драмтеатре шло заседание, посвященное памяти Ленина, Чижевского неожиданно арестовали. Глубокой ночью его вывели во двор. В руках у него был узелок с носовыми платками, воротничками к рубашке, запонками и подушечкой-думкой. Шли недолго. "Порог нового жилья" был в каком-то километре ходьбы. Обратная дорога составила 16 лет: за челябинской тюрьмой последовали ИвдельЛАГ, шарашка в Кучине, КарЛАГ, карагандинская ссылка. И только в 1958 году после всех мытарств и страданий он вернулся в Москву.
      
Познакомимся с фрагментами "дела N 14141" НКВД СССР. Это "дело" страницу за страницей переписывал мой отец, Владимир Васильевич Белковский, фотограф и журналист. Увлекшись судьбой Чижевского, он выпустил о нем книжку-малютку в своей уникальной серии "Душа и тело", собирался написать документальную повесть об ученом, основу которой составили бы страницы "дела".
      
Из протокола допроса от 2 февраля 1942 года.
      Вопрос: "Следствием установлено, что одна из форм проводимой вами антисоветской работы – контрреволюционная агитация, которую вы часто применяли в кругу своих близких знакомых. Почему вы отрицаете хотя бы это?"

      Ответ: "Никакой контрреволюционной агитации я никогда не вел и не думал ее вести".

      Вопрос: "Нами установлено, что вы на протяжении ряда лет высказывали контрреволюционную клевету о Советской власти, ВКП(б) и современной действительности. Расскажите об этом".

      Ответ: "Никогда на Советскую власть и ВКП(б) я не клеветал и не думал клеветать. Допускаю, что могли у меня быть отдельные высказывания против отдельных личностей, которые тормозили мои работы".

      Вопрос: "Расскажите подробнее, какие разговоры у вас были против отдельных личностей и против кого конкретно они были направлены?"

      Ответ: "Я высказывался крайне отрицательно об отдельных лицах, занимавших в свое время ответственные государственные должности, как-то… Поскольку эти лица на протяжении ряда лет препятствовали развертыванию моих научных идей, то я начиная с 1933 года крайне резко высказывался против них и их действий".

      Чем больше читаешь страницы дела, тем больше недоумеваешь: за что человека, причем великого человека, которым надо бы было гордиться, обрекли на страдания и тюремное заточение? С сегодняшней точки зрения, "дело" Чижевского, кажется, не стоит и выеденного яйца. Времена сильно изменились, но Александр Леонидович жил в свое время. А времена, как известно, не выбирают…

      Но он не только страдал в эти дни. В челябинской тюрьме, потом в Ивдельском лагере только за 1943 год Чижевский написал более сотни стихотворений.
      В смятенье мы, а истина -
      ясна,
      Проста, прекрасна, как лазури
      неба:
      Что нужно человеку? Тишина,
      Любовь, сочувствие и корка
      хлеба.

      Чижевского называют "Леонардо да Винчи ХХ века". Многие его научные идеи будут осознаны и получат дальнейшее развитие в нынешнем тысячелетии. Человечество его не забудет. Оно помнит Луи Пастера, Илью Мечникова, Дмитрия Менделеева. В этом ряду находится и имя Александра Чижевского.
 
Полностью материал можно прочитать на сайте ВСФ Урал в специальном разделе ИМЯ НА СТЕНЕ.
 
 
Сергей Белковский
 

831
Популярное
Лента новостей