04.03.2014 16:49

Объединение Верховного и Высшего арбитражного судов – это фактически ликвидация последнего

Рейтинг: 0
Объединение Верховного и Высшего арбитражного судов  – это фактически ликвидация последнего

Предстоящее исчезновение в России Высшего арбитражного суда юристы и предприниматели встретили в штыки. Почему так произошло, редактору Lentachel.ru объяснил управляющий юридической фирмы "СпецЮст" Александр Целых.

- Александр, давайте разберемся. Так ли уж много оснований для беспокойства? Вроде бы ничего по сути не меняется. Кстати, напомните, каковы официальные мотивы объединения Верховного суда и Высшего арбитражного.

- Формально называется такой повод, как «достижение единообразия в судебной практике Верховного и Высшего арбитражного судов». Однако в Госдуме не смогли внятно объяснить и обосновать причины. При ближайшем рассмотрении выясняется, что такое объяснение, как единообразие практики - от лукавого, поскольку такую цель необходимо добиваться не упразднением высшего экономического, т.е. высшего специализированного суда, а иными методами. Да и сам по себе вопрос соотношения судебной практики Верховного и Высшего арбитражного судов не является проблемой и уж точно не может быть поводом для упразднения ВАС РФ. Кто-то из моих коллег-юристов совершенно правильно заметил, что достижение единоо
бразия в судебной практике (особенно для разных направлений судебной системы), путем упразднения Высшего арбитражного (экономического) суда - это как «стрельба по воробьям из пушки». В мире есть разные подходы к построению судебных систем, и во многих странах высшие суды разделены. Для России специализация была оправдана. Фактически происходящее в России сегодня - политическая инициатива, направленная на ослабление самостоятельности и независимости судебной ветви власти, особенно арбитражных судов. Иными словами, это инициатива, направленная на повышение контролируемости и управляемости судебной властью: всегда легче «координировать» один высший суд, чем два. В России есть такой тренд в последние несколько лет – усиление президентской власти, «завинчивание гаек».
В судебной системе всё больше ослабляют независимость судей, особенно арбитражных.

- Все-таки каковы причины для тревоги у юристов и бизнеса?

- Предстоящее объединение судов (фактически упразднение Высшего арбитражного суда) негативно скажется на бизнесе. По сути, это возврат к советской монопольной судебной системе. Тогда, по моему, госарбитраж был подчинен Верховному суду. После развала СССР началась судебная реформа. Теперь происходит откат назад.

- Значит, в начале 90-х судебная реформа реально началась?

- Да. И она была направлена на повышение независимости судей. Был введен принцип несменяемости судей. Тогда-то и появился Высший арбитражный суд. А также появился Конституционный суд.

- Однако потом  реформа остановилась…

- Да, к концу 90-х началось явное торможение. Для молодых судей стали вводить испытательный срок,  из-за чего появилась зависимость судей от председателей судов, квалификационных коллегий.  В «нулевые» негативные моменты продолжились,  в т.ч.  исказился принцип равенства статуса всех судей.  Так,  статус председателей высших судов РФ и высших региональных судов общей юрисдикции  стал явно «завышенным» по сравнению с иными судьями данных судов,  при том,  что в системе арбитражных судов такого не было.  Раньше было ограничение сроков для председателя Верховного суда – не более двух сроков подряд. В 2010 году это ограничение отменили. Планка предельного возраста в 70 лет для председателя Верховного суда тоже была отменена. А вот в арбитражной системе такое ограничение для председателя осталось. И по срокам пребывания в должности, и по возрасту. Для председателя же Конституционного суда эти ограничения тоже сняли. Значит, глава Высшего арбитражного суда оказался в заведомо «ущербном» положении по сравнению с двумя другими «ветвями» судебной власти. Теперь же речь о фактической ликвидации Высшего арбитражного суда.

- Чем плоха такая ликвидация?

- Для бизнеса это плохо тем, что меньше станет или вообще исчезнут либеральные и экономически обоснованные правовые позиции в правоприменении. Особенно в спорах с государством. До недавних пор государство и бизнес спорили в арбитражном суде на равных. Кроме того, стоит отметить технологию и принципы проведения судебных процессов,  делопроизводство в судах. В арбитраже они на порядки выше. В том числе открытость и гласность процесса,   определенность, открытость  и стабильность правовых позиций,  электронное правосудие (когда документы можно подать в арбитражный суд через Интернет),  видеоконференцсвязь.  В судах общей юрисдикции во главе с Верховным судом (который в несколько измененном виде и хотят поставить во главу всех судов, в т.ч.  арбитражных) ничего подобного нет.  Многие справедливо оценивают качество процесса,  делопроизводства,  открытости и гласности,   определенность и стабильность правовых позиций  в судах общей юрисдикции на очень низком уровне,   как «прошлый  век» и «темный лес».   Что будет в арбитражах теперь,  пока не понятно.   Лишь бы то плохое,  что есть в судах общей юрисдикции,  не потянуло на дно все достижения системы арбитражных судов. Скорее всего,  специализация по экономическим спорам в новом Верховном суде не будет на том высоком уровне, какой сейчас демонстрирует Высший арбитражный суд,  ведь  понятно, что смешение  всего в новом Верховном суде, т.е. уход от специализации не является фактором повышающим качество,  а значит и качество судебной практики по экономическим спорам и ее открытость,  определенность, стабильность и единообразие только пострадают;   в хозяйственных спорах появится больше неопределенности.

- Но в чем проблема, если объединяются только Высший арбитражный суд и Верховный? Нижестоящие арбитражные суды останутся.

- Нижестоящие арбитражные суды после упразднения Высшего арбитражного суда могут перестать применять правовые позиции, формировавшиеся более 20 лет! при самостоятельности Высшего арбитражного суда,  либо новый Верховный суд отменит  или изменит эти правовые позиции,   а они крайне важны для бизнеса,  для инвесторов,  для стабильности экономического оборота,  в т.ч.  в сфере налогов.   В системе судов общей юрисдикции всегда очевиден уклон в пользу государства. А в новой высшей судебной инстанции всё будет валиться в одну кучу. В результате высшая инстанция не сможет столь же качественно и оперативно рассматривать экономические споры и формировать единообразную практику по ним.  Хотя и предполагается создание отдельной коллегии по экономическим спорам. Но она все равно будет подчинена общему, единому (т.е. не имеющему экономической специализации, а значит и менее эффективному в части  экономических споров) Президиуму и Пленуму Верховного суда.

- Если ущербность решения об объединении так очевидна, может, через некоторое время его отменят? За последние годы мы были свидетелями законодательных качелей, когда решения быстро принимались и быстро отменялись.

- Не исключено. Но последствия могут оказаться необратимыми даже в этом случае. Уже сейчас из Высшего арбитражного суда идет отток судей и работников его аппарата,  а  это наиболее  квалифицированные  юристы и судьи по части экономических, налоговых и иных споров,  разрешаемых арбитражными судами. 

- Как реагируют юристы? Пытались протестовать?

- Да, объединения юристов и юридически фирмы уже высказывались против ликвидации Высшего арбитражного суда. Составлялись открытые письма на имя президента страны, различные обращения…  Проходило обсуждение в Общественной палате. Но пока это не принесло результата.

- Как реформа отразится на работе юристов? Сузится фронт работы?

- В части надзорной инстанции в Москве действительно сузится фронт работы для юристов,   поскольку, вероятнее всего,  достучаться до высшей судебной инстанции,  обобщающей в себе все направления судебной системы,  станет сложнее.  В остальном же,  в части судебной арбитражной практике  может усилиться  неопределенность.  В таких условиях придется готовить больше документов, вырастет объем работы по доказыванию своей позиции.  В целом работать будет сложнее. И стоимость услуг юристов для бизнеса возрастет. Понятно, что мы все равно продолжим работу.

- Объявленная реформа уже идет?

- Да. Поправки в Конституцию по этому поводу уже приняты.  К осени объединение судов будет завершено. К концу года появится первая практика.

- Если в российскую политику вернется реальная политическая конкуренция, это может способствовать отмене решения о ликвидации Высшего арбитражного суда?

- Пожалуй. Но это лишь предположение. Пока же проводимая реформа усиливает президентскую власть и в то же время делает более зависимым от государства бизнес. 

- Что заставило президента пойти на ликвидацию Высшего арбитражного суда?

- Наверное, проблемы с бюджетом, сбором налогов. Начинается ужесточение и «завинчивание гаек» в налоговой политике,  которое отчасти и проявляется в виде упразднения Высшего арбитражного суда,  ведь последний был элементом либерализма,  справедливости, равноправия и объективности в спорах между государством и бизнесом,  особенно по налоговым отношениям.  Но указанные тенденции в политике  могут привести к уходу капитала из страны, отъезду предпринимателей, ухудшению инвестиционного климата.

- К чему на практике приведет ликвидация Высшего арбитражного суда?

- Судебная практика арбитражных судов может еще более «рассредоточиться» по федеральным округам на основе практики соответствующих Федеральных арбитражных судов округов (это вторые по иерархии суды  в системе арбитражных судов,   которые не ликвидируют  (пока )))    Иными словами,   может произойти децентрализация  арбитражной судебной практики,   и  в каждом федеральном округе  (а их в России семь) будет своя арбитражная практика,   и  появятся признаки законности  «московской»,  «поволжской»,  «уральской»,  «сибирской» и т.д.   К чему это приведет?  Во-первых, это будет ударом по единому экономическому пространству страны и по так необходимым бизнесу и инвесторам принципам  правовой определенности и стабильности экономического оборота.   Во-вторых, разная практика в разных округах будет способствовать не единству судебной системы, а противоположному процессу. В-третьих,  могут появиться/усилиться коррупционные факторы в арбитражных судах:   качественная и количественная эффективность работы  «общего», «единого» Верховного суда в части надзора по экономическим спорам  (т.е. надзор за  нижестоящими арбитражными судами)  может резко ухудшиться, поскольку уход от специализации высших судебных инстанций и смешивание всего в «одно тесто»  однозначно может понизить качество работы надзорной инстанции,  и  вероятность того,  что любое дело будет реально  (а не формально) рассмотрено  в надзорной инстанции резко уменьшится,   что будет понятно нижестоящим судам,  особенно ФАС округов,   которые в связи с этим будут чувствовать себя более вольготно.    Не хотелось бы всего этого. Но высока вероятность, что печальные прогнозы или часть из них сбудутся.

702
Популярное
Лента новостей