15.04.2014 15:30

Загадки и отгадки Томинского противостояния

Рейтинг: 0
Загадки и отгадки Томинского противостояния

До окончания первого этапа общественных обсуждений воздействия на окружающую среду Томинского горно-обогатительного комбината, строительство которого намечено в Сосновском районе, остаётся немногим больше недели.

Казалось бы, рутинная, техническая процедура, какой она чаще всего бывает на старте больших и малых строек, в Челябинской области вот уже полгода вызывает настоящие общественные страсти, которые накаляются день ото дня.
 
Эпизодические созывы на собрания жителей деревень Сосновского и Коркинского районов противниками строительства,  тусовка в социальных сетях, петиции губернатору и президенту с началом официальной процедуры общественных обсуждений дополнились протестными пикетами в центре Челябинска. Радетели за экологию без экономики подумывают даже о митинге и мечтают собрать на него человек 300.
 
Так думает эксперт
 
Челябинский политолог, кандидат политических наук Александр ПОДОПРИГОРА так оценивает происходящее:
«Неожиданное обострение ситуации вокруг Томинского проекта, бывшего «в прежнее царствование» любимым детищем региональных властей, не должно особо удивлять. Все прозрели как бы вдруг, внезапно увидев риски, связанные со строительством гигантского ГОКа в непосредственной близости от миллионного Челябинска и катастрофичного Коркинского карьера.
 
Это тот случай, когда региональные власти сами выступают в роли катализатора социального конфликта исходя из собственных, довольно прозаических соображений.
 
Не секрет что история с переселением посёлка Роза, сползающего в угольный разрез, самый большой в Европе, и жёсткая оценка бездеятельности правительства Михаила ЮРЕВИЧА президентом Владимиром ПУТИНЫМ стали одной из главных причин отставки прежнего губернатора области.
Понятно,  Юревич и его команда такого развития событий не ожидали и не желали. Однако средства областного бюджета и так были в полном распоряжении губернатора и планировались к использованию совсем в других режимах. Поэтому было принято решение использовать ресурсы едва ли не единственного попавшего в регион крупного инвестора для решения  проблемы Коркино.
 
Естественно, "работали с инвестором" как умели – использовали давление, угрозы. На самом высоком уровне были обещаны разные сложности, если на рекультивацию угольного разреза близ шахтёрского города не будет выделены очень серьёзные суммы. Инвестор посчитал и отказался. Проблемы не заставили себя ждать – они пришли со стороны всегда близких администрации Юревича экологов вроде Андрея ТАЛЕВЛИНА (друга регионального омбудсмена Алексея СЕВАСТЬЯНОВА, «человека Юревича»).
 
Непомерные аппетиты былой региональной власти волшебным образом совпадали с устремлениями совладельца Челябинской угольной компании Константина СТРУКОВА. Ведь именно он обещал  Путину относительно быстро закрыть все вопросы вокруг Коркино. Но по факту особого стремления полностью решить коркинскую проблему, закрыть и рекультивировать угольный разрез и таким образом выполнить прямое поручение президента  у него не наблюдается.
 
Это совершенно неожиданно,  но во всей неприглядности всплыло на недавнем совещании у временно исполняющего обязанности губернатора региона Бориса Дубровского и посвящённого как раз Томинскому проекту.
 Струкова, уверен, ещё ожидает нелёгкое объяснение с Дубровским».
 
 
Больше тысячи вопросов
 
А как же проходит официальная процедура общественного обсуждения, оценка воздействия на окружающую среду Томинского горно-обогатительного комбината?
 
Своё мнение высказали уже больше 1000 человек. Положительные отзывы о строительстве ГОКа связаны, прежде всего, с надеждой на новые рабочие места и развитием инфраструктуры территории. В основе негативных откликов опасение того, что налоги не дойдут до местного бюджета и не смогут улучшить жизнь здешних жителей. Но самое неприятное, по мнению людей, – будет уничтожен лес, загрязнены вода и воздух, ухудшится экология. Что и говорить, предварительная обработка антигоковскими активистами, которые в большинстве своём живут в Челябинске, не топят печи, не носят воду из колодца, а пользуются всеми инфраструктурными благами миллионного мегаполиса, чувствуется.
 
«Первый этап процедуры ОВОС (оценки воздействия на окружающую среду – авт.) продлится до 26 апреля,- рассказала начальник отдела охраны окружающей среды ЗАО «Томинский ГОК» Наталья ХОХРЯКОВА.- Мы должны скорректировать, усовершенствовать техническое задание на разработку предварительной ОВОС с учётом мнений населения. Каждую неделю - с понедельника по четверг - наши контролёры объезжают все 24 точки в Сосновском и Коркинском районах, где собираются предложения, проверяют наличие документов, журналов для предложений и даже такие мелочи, как есть ли там авторучки. Мы стараемся, чтобы материалы были доступны для понимания людьми даже с невысоким уровнем образования, ведём статистику количества и качества отзывов о проекте, а аналитики в постоянном режиме принимают решения по оптимизации диалога с общественностью.
 
Часто повторяются вопросы - как повлияет ГОК и его производственная деятельность на питьевую воду в скважинах, будут ли слышны взрывы, как близко к промышленному объекту можно будет строить жильё? Примечательно, что в отзывах нет замечаний к самому проекту технического задания на ОВОС. Полагаю, это связано с тем, что мы предложили людям для обсуждения проект технического задания, который предусматривает все варианты возможного воздействия  на окружающую среду - прямые и косвенные. А эти минусы свести к минимуму мы можем совместными усилиями».
Между прочим, такое открытое и широкое обсуждение материалов оценки воздействия на окружающую среду является нечастым прецедентом не только в России, но и в мире, даже в западных странах с их хвалёной экологической ориентированностью. А при строительстве российских предприятий, производящих медь, такое, по-моему, вообще происходит впервые.
 
Успех Томинского проекта его организаторы сегодня видят в продолжении разъяснительной работы с населением с использованием всех доступных форматов: от регулярных встреч с жителями, публикаций в местной прессе, наглядной агитации до экспертных обсуждений материалов.
 
Именно об этом неделю назад на совещании, посвящённом Томино, говорил врио губернатора региона:
«Мы специалисты, мы разговариваем на техническом языке и понимаем друг друга,- сказал тогда руководитель региона, сам металлург с большим стажем.-  Но все, кто будет знакомиться с этим проектом, тоже должны понимать, о чём идет речь. Нужно учиться разговаривать с людьми».
 
Пикет… он и есть пикет
А пикет в центре Челябинска против строительства Томинского ГОКа в минувшую субботу проходил так же, как и может проходить большинство подобных акций. Вроде защиты попранных прав сексуальных меньшинств или «стояние» в поддержку права жителей региона на получение ренты от использования в коммерческих целях светлого образа Челябинского метеорита.
 
Люди, спешившие мимо Алого поля в выходной по своим делам, на секунду умерив шаг, справлялись о цели манифестации, а потом большинство отправлялось дальше. Впрочем, были и такие, кто останавливался надолго. Иные даже подписывали какое-то воззвание и клали в карманы листовки, заботливо и во множестве подготовленные организаторами пикета.
 
Многие из пикетчиков, как пришлось убедиться, прирождённые пропагандисты. Они так живо описывали бедствия, которые сулит Южному Уралу Томинский проект, и другие задумки его организаторов, что в отдельные моменты, признаюсь, и сам начинал в это верить. Приводились и примеры успешного воздействия сплотившихся масс на коварные происки ненасытных олигархов. Краем уха довелось услышать, вот, мол, на Хопре активисты-общественники даже буровые установки пожгли. А близ деревни Томино тоже геологи работают, тоже бурят, определяя точные размеры здешнего рудного тела… Дальше следовала многозначительная пауза, не переводившая этот разговор в явно криминальную плоскость. Вот только о хопёрском скандале, когда тамошние активисты-общественники были уличены правоохранителями в вымогательстве крупных сумм с инвесторов в обмен на прекращение противодействия и о том, что после поимки  с поличным иных ревнителей природной чистоты тамошнее протестное движение так же неожиданно свернулось, как и началось, наши, местные пропагандисты предпочитали особо не распространяться.
 
Некоторые на Алое поле в прошлую субботу приехали в надежде разобраться в сути ситуации вокруг Томинского проекта. В их числе и житель деревни Глинка  Сосновского района (это километрах в пяти от будущей стройки), молодой механизатор Евгений ЧЕКАЛИН:
«Мнения приходится слышать разные,- рассказал собеседник.- Большинство моих земляков в возрасте особого энтузиазма от предстоящих перемен не испытывают, опасаются за то, что сломается привычный жизненный уклад. Да и с экологией далеко не всё ясно. Молодых односельчанан, за их сиюминутными заботами и нуждами, мне кажется, проблема ГОКа не так волнует. А лично мне всё же не по себе. Работаю механизатором на полях. Землица худо-бедно кормит. Когда выроют карьер и построят обогатительную фабрику, с привычным крестьянским трудом придётся расставаться. Нужно ли мне это, не станет ли от новой жизни только хуже, с этим и пытаюсь разобраться, именно для того я здесь. И уж поверьте, обязательно разберусь».
 
Ну что тут скажешь? В желании добросовестно разобраться ты, парень, обратился явно не по адресу.
 
По технологиям майдана?
 
Народа вокруг транспаранта с леденящим душу апокалипсическим пророчеством кучковалось не так и много. Временами сочувствующих акции было даже меньше, чем любопытных журналистов, которые, в погоне за возможной сенсацией, действительно сошлись и съехались во множестве.
Чуть поодаль, лениво переговариваясь и с любопытством посматривая на происходившее, стояло несколько полицейских нарядов. Но повод для вмешательства у правоохранителей в тот день всё-таки мог найтись.
 
«Так мы ничего не добьемся! Надо что-то делать! Этот РМК вообще надо сжечь!» Этот неожиданный выкрик вдруг нарушил дотоле спокойный ход пикета. Двое молодых людей, один из которых и был автором экстремистского призыва, моментально оказались под прицелами журналистских телекамер. Да и полицейские начали  вдруг напряглись и начали проявлять к возмутителям спокойствия неподдельный интерес. А потому этой парочке, чтобы не быть задержанной по столь скандальному поводу, не оставалось ничего иного, как быстренько затеряться в людской толпе у остановки. 
 
Едва ли  «герои» этой выходки останутся безымянными. За ними, да и за всем, что происходило на Алом поле, наблюдали не только полицейские. Два парня в неприметных серых куртках, стараясь ничем не выделяться, стояли в сторонке и изредка бросали в сторону пикетчиков профессиональные цепкие взгляды. А ещё один, по-видимому, их коллега, вообще уютно устроился в припаркованном через дорогу автомобиле и, приоткрыв боковое стекло, все два часа, которые длился пикет, добросовестно фиксировал происходившее на видеокамеру с мощным объективом.
 
В последнее время силовики, поначалу не особо вникавшие в хитросплетения нарастающего движения, наблюдают за противостоянием с всё возрастающим профессиональным интересом. Вероятно, не только автор этих строк нашёл любопытные сходства с по форме вполне мирным и законным протестом против  строительства ГОКа с вполне определёнными политическими технологиями. Это манера использования социальных сетей в интернете, не видимая только незрячему полувоенная структурированность, когда, десятки людей действуют одновременно, словно бы подчиняясь невидимой команде. Такое, знаете ли, мало походит на мирный протест масс в эпоху позднего Горбачёва или раннего Ельцина. Зато очень напоминает предысторию «арабской весны» в Египте, противостояния в Сирии и, конечно, украинского майдана.
 
Ведь и «цветные революции» начинались с вполне мирных протестов против несправедливости и коррупции или в защиту окружающей среды. Тема беспроигрышная и волнующая людей всегда. Но в одночасье, и достаточно резко, благие устремления трансформировались и превращались в нечто деструктивное, ломающее жизненных уклад в масштабах целых стран, а не только вокруг каких-то городов, деревень или промышленных объектов.
Если силовики установят хоть какую-то связь происходящего сегодня на Южном Урале с зарубежными, разумеется, неправительственными правозащитными и экологическими организациями (а этим, по моей неофициальной информации, они сегодня занимаются очень активно), всё станет предельно ясно.
 
Общественное и экономическое развитие не остановить. Думается, никому не придёт в голову загнать всех нас назад, в пещеры и вместо автомобилей пересадить верхом на лошадей или ослов? Вот и российский закон о защите окружающей среды ставит перед обществом цель не создавать проблемы экономическому развитию, а лишь минимизировать возможные негативные экологические последствия. Этим, думается, и следовало бы заниматься вместе и инициаторам Томинского проекта, и их нынешним оппонентам, по сути ратующим за то, чтобы регион жил в бедности. А ведь нищему, как известно, не в радость даже чистота.
 
« Учитывая экономическую составляющую Томинского проекта, трудно переоценить его значимость для Челябинской областив частности, и для всей страны в целом,- говорил неделю назад Борис Дубровский.- Это более тысячи новых рабочих мест, что очень важно для нас, значительные налоговые поступления в бюджет области – в размере примерно 30 млрд. рублей за весь срок реализации. Но при реализации таких проектов обязательным условием должно быть соблюдение всех экологических норм… Есть ряд вопросов, которые волнуют население и меня лично. В первую очередь, это вопрос взаимодействия с гражданским обществом. В 2012 году были проведены предварительные публичные слушания, но все, же чувствуется напряжение, и это объяснимо: ГОК будет построен в непосредственной близости от Челябинска, в Сосновском районе, где активно идёт жилая застройка. Люди не до конца понимают всех деталей проекта, поэтому нам нужно продолжить работу по его разъяснению и получить поддержку общества. Тем более что сам проект имеет федеральный статус и значение…»
Как говорится, не прибавить и не убавить…

523
Популярное
Лента новостей