Женщины и Великая Отечественная война
-1°
Сообщить новость
04.02.2015 13:37

Женщины и Великая Отечественная война

Рейтинг:
Рубрика: Общество

Знакомство с этими двумя женщинами у меня произошло несколько лет назад. Сотрудники челябинского отделения Сбербанка готовили рассказы о женщинах -ветеранах Великой Отечественной войны, чей трудовой путь был потом связан с работой в Сбербанке, ранее — в сберкассах. Меня попросили встретиться с ними и так появились эти две истории из бесконечного цикла «У войны не женское лицо».

САМОЛЕТЫ ВРАГА В НОЧНОМ НЕБЕ ОНА ОПРЕДЕЛЯЛА ПО ЗВУКУ

У каждого, пережившего войну, она своя. У тех, кто был на передовой, ходил в атаки и дрался в рукопашной, мог погибнуть от пули, штыка, снаряда или бомбы, наверное, война была более страшным испытанием, чем для людей, работавших в тылу. Впрочем, не надо сравнивать: кто больше был героем. Не сейчас, спустя десятилетия, а именно тогда было сказано: тыл и фронт едины. Без их единства не было бы победы. А она, как поется в песне, «одна на всех».

Сейчас фильмы снимаются о войне не такие «ура-патриотичные», как в годы войны и в послевоенные годы. Многое говорится такого, о чем раньше молчали. Про то, чем в войну занималась старший сержант Антонина Шведова, кажется, книги не написаны и фильмы не сняты, а потому это одна из малоизвестных страниц войны.

С 1942-го года и до конца войны Антонина служила в ПВО. На Северо-западном фронте, в Ленинградской области, под Балагое. До фронта было несколько километров. Задачей наблюдательного поста , которым командовала Шведова, было во время докладывать о перемещении всех самолетов, пролетавших в сторону советского тыла. Девушки забирались на специальную вышку или на крышу дома и следили за небом, прислушиваясь к тишине или к артиллерийской канонаде, чтобы различить гул самолетов. Нужно было доложить; наши или вражеские пролетели самолеты, и какие - бомбардировщики или самолет-разведчик. Эта информация давала возможность советским летчикам время, чтобы приготовиться к воздушному бою. Ночью определять фашистский самолет приходилосьпо звуку. Задача сложная и очень ответственная. В случае ошибки нашего пилота могли принять за вражеского и встретить огнем на поражение. Безнаказанно такая «оплошность» в те суровые годы для девушек бы не прошла. К счастью, ничего подобного у них не случалось, говорит Антонина Александровна. И вспоминает шутку тех лет про ПВО: «Пока война, отдохнем». Кто был автором высказывания, бывший сержант не знает, но саму шутку запомнила надолго.

Сколько пролетело самолетов над их головами? Сотни, тысячи? Тогда их никто не считал. Летали и вражеские, и наши летчики. Между наблюдательными постами было несколько километров. Соседку по службе за все годы войны Антонинаа знала только по голосу в телефоне, никогда вживую не видела. А летчиков девушки увидели и вовсе только в конце войны, когда их пригласили на танцы. Почти как в известном фильме «В бой идут одни старики».

Родителям в Кыштым Антонина писала не часто и главным образом о том, что все у нее нормально. Чтобы не волновались. Из дома получила большую посылку, в которой были валенки. Жуткие ленинградские морозы блокадных лет всем теперь известны. Валенки те давно износились, а память о них живет. Как и о хромовых сапогах, которые сшил ей местный сапожник за два литра водки. Водку девушкам, как и положено, выдавали, но пили они ее мало. Антонина не пила вовсе. Тогда «сбросились» все на сапоги для своего сержанта.

Однажды утром старшина разбудил всех:

- Вставайте, война закончилась. Скоро поедете домой.

Многие однополчанки Антонины вскоре разъехались, кто куда. Больше Антонина Александровна своих девушек не встречала. А сама она с мужем приехала в Кыштым…

Александр Федорович был командиром взвода, в котором служила Антонина. В конце войны командир части дал «добро» на их брак. Свадьбы, да и вообще шумного застолья, у них не было. Зато была семья. Муж дослужился до капитана, после войны они сменили несколько мест службы. Когда умер отец Антонины, они с мужем приехали к матери в Кыштым.

Знакомство с военной историей Антонины Шведовой подсказало: дорога на войне у каждого была своя. Дорога Антонины Шведовой прошла между фронтом и тылом. Она не видела лица врагов, как и лица тех, кто ковал победу в тылу. Ей не приходилось укрываться в блиндаже от падающих бомб, но именно она и ее фронтовые подруги предупреждали о приближении вражеских бомбардировщиков…

У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО

Еще раз показала нам это история Галины Панкрушевой.

Название известной документальной повести «У войны не женское лицо» раз и навсегда внесло в наше сознание этот факт: война – не женское дело. Лучше бы, конечно, чтобы раз и навсегда она перестала бы быть и мужским занятием…

Челябинка Галина Панкрушева на войне провела считанные дни, но они навсегда изменили ее дальнейшую жизнь.

В 1941-м она с родителями жила в частном доме на улице Сталина, ныне Российской. Работала связисткой на почте.

Ночью ей принесли повестку из военкомата: срочно явиться. Через 24 часа Галя с группой таких же молоденьких девушек ехала в Уфу, откуда их потом перевезли в Куйбышев. А потом и в Москву, где жили и учились навыкам военной связи в одной из школ. Кроме этого, вместе с москвичами рыли окопы. Была поздняя осень. Седьмого ноября Галина с подругами вышли на парад, тот самый, войска с которого отправлялись на фронт, на защиту Москвы. Через три дня и Галину с подругами отправили на фронт.

Реальная война началась для нее с …окружения! Был страх, который испытывает каждый солдат в первые дни войны. Страх у девушек был особым: их предупреждали, что если попадут к врагу, те над женщинами будут измываться особо жестоко.

Вдвоем с подругой, отбившись от основной части, бродили они по лесным дорогам, пока случайно на них не выехал автомобиль.

- Сидайте, девчата, — позвал украинский парень. Он и вывез девушек к своим.

Служить связистки стали в штабе. А штаб в те месяцы жестоких боев под Москвой был одной из самых «горячих точек». Его постоянно бомбили. Одной из таких бомб Галина была сильно контужена. Оглохла. И еще у нее, видимо, от сильнейшего стресса стали шататься зубы.

- Меня направили в госпиталь, — вспоминала, спустя годы, Галина Павловна, — отвезти должен был солдат родом из Златоуста. Получил несколько дней отпуска, должен был помочь добраться мне до госпиталя в Москве, а сам потом добираться на Урал. Я напросилась поехать вместе с ним. Так оказалась в родном Челябинске, у родителей.

В дороге произошло важное для контуженной девушки событие: на одной из станций сильно загудел паровоз и она заплакала. Заплакала от неожиданной радости: услышала гудок, значит - снова слышит.

Провожатый, прощаясь, дал девушке чашку на память, Галина долго из нее пила, пока эта память о войне не разбилась.

Отец её работал в конюшне на заводе. Поехали с ним в поликлинику.

- Плохи, девица, у тебя дела…

- Делайте дочери зубы, только золотые, — сказала врачу мама девушки, — ей еще замуж нужно выходить.

Зубы вытащили без уколов, они не держались. Лечили десны. Семья копила деньги – продавали картошку, другие продукты со своего двора. Потратили три тысячи рублей, очень большие в то время деньги.

По ночам Галина вскакивала и начинала кричать: «Прячьтесь, бомбят!». Это когда мимо в ночной тишине проезжал трамвай…

Родители пытались устроить дочь на лечение в госпиталь. Но там были одни мужчины-раненые и ни одной женщины. В госпиталь девушку не приняли. Тогда нашли бабку-знахарку, она лечила заговорами, давала какие-то снадобья. И что вы думаете? Выходила девушку!

Мама грустно говорила:

- Галина, ты родилась не в рубашке, а в шапочке.

- Где же эта шапочка, мама? – спрашивала дочь.

- Теленок, наверное, съел.

В 1945-м Галина встретилась с будущим мужем Евгением Панкрушевым. Он пришел с фронта инвалидом – на одной ноге. Мама спрашивала дочь, зачем такой нужен. Дочь отвечала вопросом: «А если бы я пришла такой?»

Евгений часто приглашал девушку в кино, куда попасть в послевоенный год было очень сложно. Но для него всегда находилась контрамарка. Галина знала, что он из уважаемой в городе семьи – брат Евгения был секретарем горкома партии.

Вскоре поженились. Родилась дочка Людмила. С 1949–го года Галина стала работать в сберкассе. От той поры осталась газетная фотография – Галина рядом с клиентом сберкассы, выигравшим пять тысяч рублей, огромную сумму по тем временам. В сберкассе она проработала четверть века.

Про День Победы вспоминает так: «Это праздник со слезами на глазах». Когда мы слушаем, как Лев Лещенко проникновенно поет эту песню, думаем про слезы радости от победы. Но когда я слушал рассказ этой женщины давно уже преклонных лет о своей военной жизни, понял, что слезы эти могут быть и просто от той боли, которую причинила война.

Мероприятия с празднования Дня Победы Галина Павловна по телевизору старалась не смотреть. Накатывала боль к горлу, женщина начинала плакать. Под старость болячки войны отдались все с новой и новой силой.

Внучка-врач говорила:

- Бабушка, это все у тебя от контузии..

5 мая накануне 65-й годовщины Дня Победы Галине Панкрушевой исполнилось 90 лет.

Подготовил Сергей Белковский

Теги: ветераны
602

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей