+15°
Сообщить новость
05.02.2015 13:37

Профессор Альберт Байбурин: Строители должны быть заинтересованы в создании безопасной и качественной продукции

Рейтинг:
 Профессор Альберт Байбурин: Строители должны быть заинтересованы в создании безопасной и качественной продукции
Чему научил челябинский метеорит, появившийся над Челябинском  два года назад и наделавший тогда так много шума? Каковы составляющие безопасности современных зданий и почему «кадры решают все» на строительной площадке? Обо всем этом – беседа с  доктором  технических  наук, профессором кафедры «Технология строительного производства» Южно-Уральского государственного университета (национальный исследовательский университет) Альбертом Байбуриным.
 
- Альберт Халитович, стоит напомнить, что вы стали автором уникальной статьи про уральский метеорит, разошедшейся по многим сайтам в интернете. Вы постарались взглянуть на эту космическую историю с точки зрения безопасности наших зданий.  Как появился у вас такой материал?
 
- 15 февраля 2013 года я приехал на трубопрокатный завод, нужно было обследовать цех «Высота 239» на предмет промышленной безопасности. На заводе я увидел последствия взрыва: повыбивало многие сэндвич-панели стеновых ограждений.  Вместе с сотрудниками цеха  посчитали ущерб – оказалось,  что повреждения получили около 15 %  панелей южного фасада цеха, куда пришла ударная волна. Современные легкие конструкции на такие воздействия оказались не рассчитанными. Вместе с тем железобетонные и каменные стены не пострадали. Наш университетский городок тоже сильно пострадал:  были выбиты рамы, разбиты стекла, поранились люди.
 
Что же  произошло с другими зданиями в Челябинске? Стал по горячим следам ездить, смотреть.   Собрал интересную информацию, которую потом и опубликовал.
 
Понятно, что воздействие космических объектов в строительных проектах не учитывается.  Хотя бы потому, что вероятность падения метеорита очень мала (примерно, раз в 100 лет для небесных тел такого размера). А падение космического тела в городскую среду практически невероятно. Поэтому  о таком факторе внешнего воздействия при проектировании зданий не задумываются.  Впрочем, есть исключения. Например, такие ответственные объекты, как дворец спорта «Трактор», ледовый дворец «Уральская молния», торгово-развлекательные центры по нормам должны быть рассчитаны на чрезвычайные воздействия природного и техногенного характера, в том числе и такие, как  взрывы и террористические акты. Можно сказать, что ответственные объекты в Челябинске выдержали воздействия  метеорита. В здании «Уральская молния» часть конструкций покрытия была деформирована без обрушения. Это отметить очень важно, потому что в период строительства ледового стадиона на нашем  факультете велось много споров о надежности этих конструкций большого пролета. Были проведены статические испытания модели, которые доказали, что прочность и жесткость конструкции покрытия обеспечены. Получается и динамические испытания, которые «организовал» метеорит, несущие конструкции выдержали.
 
В Челябинске было единственное серьезное разрушение части здания склада концентратов на цинковом заводе площадью 600 квадратных метров.  Восточная стена здания вывалилась на Свердловский проспект. Впрочем, можно сказать, что и здесь повезло, потому что рядом расположен склад серной кислоты. И если бы это случилось там, то … Вспомните выброс брома на вокзале, сколько было неприятностей от этой аварии.
Метеорит еще раз напомнил об ответственности строителей за качество работ. Сниженный в результате дефектов уровень безопасности во много раз увеличивает ущерб при чрезвычайных ситуациях. Оцените официальные данные о последствиях ЧС на Южном Урале: взрыва космического тела над Челябинском и наводнения на юге области. В первом случае повреждения получили около 5000 гражданских и промышленных зданий, во втором – 2315 жилых домов, 7 дамб, 141 км дорог, 14 мостов. К сожалению, достоверный прогноз подобных чрезвычайных ситуаций невозможен. Однако оценить способность зданий и сооружений, противостоять таким воздействиям, и, следовательно, предвидеть ущербы и риски возможно. Плановые обследования технического состояния объектов не дают нужного результата: показатель риска аварии остается за рамками нормативного обследования. Нужен новый действенный механизм противостояния авариям, стихии и ущербам. Таким механизмом является экспертиза конструкционной безопасности с количественным определением уровня риска аварии и последующим страхованием этого риска. Именно в этом направлении сегодня ведутся дискуссии в научных кругах, строительном сообществе и на различных уровнях властных структур.
 
- Альберт Халитович, много разных суждений существует о безопасности, качестве и строительном контроле в постсоветский период.
 
- По сравнению с  90-ми годами отношение строителей к этим вопросам, несомненно, изменилось. В те годы вся система контроля перестала эффективно работать,  ослаб государственный надзор, «расцвело» незаконное строительство.  Позднее стала реформироваться нормативная база, что усложнило проектирование, привело к правовому нигилизму. Сейчас дела обстоят лучше. Вопросам безопасности и качества уделяется больше внимания. Строители осваивают новые технологии, стали чаще обращаться к ученым. И наша исследовательская база преобразилась. Когда наш вуз получил статус национального исследовательского университета,  было закуплено много уникального оборудования, позволяющего проводить исследования на современном уровне.  Только по нашей кафедре приобретено больше 15 новых приборов. В лаборатории кафедры смонтирована климатическая камера объемом 24 кубических метра, позволяющая испытывать конструкций на температурные и силовые воздействия, определять параметры их тепловой защиты.
 
- Вы являетесь экспертом в области промышленной безопасности…
 
- По федеральному  закону на опасных производственных объектах периодически нужно проводить экспертизу безопасности зданий и сооружений. Выполняя работу эксперта по промышленной безопасности, посетил много цехов на разных предприятиях Челябинска и городов области. И не только Челябинской. Выполняли работы на предприятиях Свердловской и Курганской областей, исследовали цеха в Ижевске на металлургическом предприятии «Ижсталь».
 
Общее впечатление – сильный износ конструкций цехов, особенно кровель. Главная проблема – постоянные протечки кровель с повреждением конструкций. Следствие – частые аварии в виде обрушения покрытий зданий. Аварии происходят, в основном, в зимнее время, когда на кровлях скапливается снег.
 
Но начинал я не с этого. После учебы в ЧПИ и аспирантуры защитил кандидатскую диссертацию по зимнему бетонированию, разработал новые способы раннего нагружения монолитных конструкций. В 1991 году началось государственное лицензирование строительной деятельности. Специалисты нашего факультета определили критерии оценки строительных организаций и качества работ, чтобы на основе этих критериев выдавать лицензии. Я принимал участие в этих работах, в составе комиссий по лицензированию посещал стройки. Короче, жизнь заставила заняться вопросами качества строительства.
 
Потом было строительство взлетно-посадочной полосы в аэропорту Челябинска в 1996-1997 годах. Строили ее югославские специалисты, а наш факультет осуществлял контроль со стороны заказчика (администрации области). Кафедра строительных материалов контролировала качество бетона, а наша кафедра вела строительный контроль. Надо отдать должное: югославы работали хорошо. Полоса успешно прошла сертификацию. По результатам этой работы появились интересные данные, которые были опубликованные в моей первой монографии.
В 2000-е годы Госстройнадзор  обратился к нам за помощью, чтобы совместными силами осуществлять проверки возводимых гражданских зданий в городе, оценивать качество и безопасность конструкций. Вместе с ними провели эту интересную работу. Накопилась статистика по качеству возведения многоэтажных гражданских зданий: крупнопанельных, монолитных, кирпичных.
 
- Они сложились «кирпичиками» в  вашу докторскую диссертацию. А каковы были главные выводы вашего анализа?
 
- Да, эти материалы явились основой докторской диссертации. Главный вывод – качество строительства неудовлетворительное. Здесь уместно вспомнить публикацию конца 80-х годов в газете «Челябинский рабочий» – средний уровень качества по главку «ЮжУралстрой»  тогда оказался  0,78, то есть 22 процента брака. По нашим данным получилось от 0,62 до 0,75. То есть с точки зрения качества мы нисколько за четверть века не продвинулись. По панельным зданиям качество оказалось самое низкое, из-за того, что в них много стыков, швов, связей. Их устройство – трудно контролируемые работы, в которых сосредоточено до 50% дефектов. Характерно, что монолитные здания без швов и стыков показали самое высокое качество. Кстати, и цена на рынке  на данную продукцию соответствует – монолитный квадратный метр дороже панельного.
 
Оценивали систему контроля качества и в самих строительно-монтажных организациях. Критерии использовали сходные с требованиями международных стандартов по управлению качеством ИСО 9000. Оценивались такие элементы, как роль руководства, уровень квалификации, качество документации, обеспеченность средствами контроля, проведение испытаний, качество работ и т.д. (всего около 30 критериев). Провели анализ 15-ти крупных подрядчиков – оказалось, что чем больше в строительной компании занимаются организацией и управлением, чем серьезней относятся к вопросам строительного контроля, тем качество работ на стройке выше. Отсюда и вывод, каким бы простым он не казался: нужно заниматься качеством в каждодневной работе, в том числе внедрять стандарты управления. Это, несомненно, принесет свои плоды.
 
Строительный процесс  – очень сложная социо-технологическая система. Нужно обеспечить высокую надежность и безопасность продукции, а это невозможно без организационно-технологической надежности самого процесса строительства (по срокам, стоимости, качеству).  Надежность современной техники считается высокой при уровне 99 процентов и более. В космической технике и авиации высокая надежность достигается резервированием систем, автоматикой и блокировкой человеческих ошибок.  В строительстве нормальным считается уровень надежности в 60...70 процентов. Почему? Потому что на стройке главную роль всегда играют люди. Вывод: для повышения безопасности и качества нужно делать упор не на технику и технологии, а на повышение ответственности и технологической дисциплины исполнителей, формирование высококвалифицированных кадров. 
 
Информационная справка.
По данным Госстройнадзора России, на 80% строящихся объектов допускаются значительные и критические дефекты при возведении несущих конструкций, снижающие их прочность и устойчивость. На 15% проверенных зданий они угрожали безопасному ведению работ. В среднем в год на территории страны приостанавливается строительство более 700 объектов, около трети из них – по причине угрозы аварии. На устранение проектных недоработок и строительных дефектов тратится от 5 до 16% от сметной стоимости строительства. По данным Национального объединения строителей, в 2014 году на территории России было зарегистрировано 228 аварий на строительных площадках, травмировано 263 человека.
 
- Строительная наука как-то реагирует на эти обстоятельства? Сигнализирует, куда надо двигаться строительному сообществу?
 
- Конечно, строительная наука сигнализирует о тревожных фактах отклонений нормативного уровня безопасности зданий и сооружений. Фактическая вероятность аварии зданий с учетом человеческих ошибок превышает теоретическую вероятность примерно в 40 раз по оценкам европейских ученых и 8…70 раз по данным опыта эксплуатации объектов в СССР. По нашим данным, вероятность аварии гражданских зданий в современной России превышает допустимый риск в 20...40 раз. К сожалению, в техническом регламенте о безопасности зданий и сооружений отсутствует количественный критерий риска аварии, нет предельно допустимых значений уровня риска (как, например, в нормах пожарной безопасности), тем самым предмет технического регулирования не обозначен.
 
Недопустимо низкий уровень безопасности строительства требует разработки новых критериев оценки качества работ, основанных на методологии риска и анализе безопасности возводимых конструкций. К сожалению, техническое регулирование безопасности недостаточно обеспечено соответствующими документами, несмотря на наличие технического регламента и обязательных нормативных документов для достижения целей безопасности. Поправить ситуацию может разработка более конкретного регламента с указанием количественных характеристик безопасности и принятие соответствующих стандартов СРО, регламентирующих риск-ориентированные методы контроля качества и обеспечения безопасности. И самое главное: строители должны быть заинтересованы в создании безопасной и качественной продукции. С этой точки зрения проблема безопасности переходит в область социально-экономических систем, которая включает в себя техническую подсистему безопасности. Обязательными аспектами обеспечения безопасности становятся защита от человеческих ошибок, ответственность исполнителей и контролеров, моральная и экономическая заинтересованность в качественной работе.
 
Сотрудниками архитектурно-строительного факультета ЮУрГУ разработаны методы оценки безопасности и качества капитального строительства. Они могли бы лечь в основу нормативных документов по безопасности: комплексный метод оценки качества и безопасности; риск-ориентированный метод строительного контроля; метод оценки конструкционного риска аварии объекта. Ученые факультета опубликовали статьи, учебные пособия и книги по этой тематике. В ЮУрГУ действует школа конструкционной безопасности, читаются лекции, работают аспиранты.
 
- В большинстве случаев за авариями на стройках стоят грубые ошибки людей. Напрашивается вывод – одними техническими или технологическими мерами нельзя обеспечить безаварийное строительство.  Работать по совести – это было бы замечательно, конечно. Но это из разряда пожеланий.  Если на стройке работают гастербайтеры за тарелку супа, ждать качества работ не стоит. И диссертаций  для понимания этого писать не нужно. Ждать, когда все строители станут сознательными и профессиональными? Путь может быть очень долгим … Наверное, должен быть контроль – постоянный и качественный.
 
- Да, конечно. Для этого в сегодняшнем строительстве и принят многоступенчатый контроль. Кстати, с  советского времени он особо не изменился – это  самоконтроль рабочих, затем  проверка бригадиром, мастером, геодезистом, специалистами строительной лаборатории и службы качества подрядчика.  Дополнительно предусмотрен строительный контроль заказчика, авторский надзор проектной организации и, наконец, государственный строительный надзор. Важно, чтобы все участники процесса относились к своим обязанностям ответственно,  тогда эта многослойная «сетка» контроля не пропустит серьезные дефекты и явный брак.
 
Повторюсь, сама система строительного контроля не изменилась, но в ней появились дополнительные рыночные механизмы. Это саморегулируемые организации, которые вместо государства выдают допуски к строительным работам. Каждая СРО должна контролировать своих членов и может выпускать свои стандарты. Другой рыночный механизм – страхование. Но к сожалению, оно у нас практически не влияет на безопасность. Страховки выдаются формально, без соответствующих проверок, страховой экспертизы. На Западе  страхование – мощное средство обеспечения качества и безопасности в  строительстве. Перед тем, как заключить договор страхования, проводится тщательная экспертиза с оценкой всех составляющих риска аварии. Размер страхового взноса привязывается к уровню риска возможной аварии. Это и является для подрядчика дополнительным стимулом качественной работы.
 
- Альберт Халитович, даже из нашего с вами разговора понятно, что теория и практика часто расходятся. Чему тогда Вы  учите студентов в университете? На чем в своих лекциях делаете акценты?
 
- Все, о чем мы беседовали с вами, говорю и студентам на занятиях. Учу, что от них будет зависеть, каким будет качество работ и безопасность будущего объекта. Мы готовим, прежде всего, мастеров и прорабов, именно они руководят рабочими на стройке и первыми отвечают за качество работ. Пытаюсь, чтобы они это прочувствовали, находясь еще в стенах университета, сделали частью своего мировоззрения важную идею о том, что безопасность жильцов дома, который они будут строить, напрямую зависит от них.
 
- Вы упомянули про СРО. Знаю, что с саморегулируемой организацией  сотрудничаете давно и постоянно. Расскажите об этом.
 
- Когда создавалась новая нормативная база для строительства, СРО «Союз строительных компаний Урала и Сибири» и сотрудники нашей кафедры активно участвовали в этом процессе. Кафедра разработала несколько стандартов по зимнему бетонированию для СРО и Рекомендации федерального уровня. Зимнее бетонирование напрямую связано безопасностью возводимого объекта, потому что, если бетон заморозить до срока, то это может привести к аварии здания и человеческим жертвам (как это случилось в 1994 году при строительстве монолитного дома по ул. Чичерина).
Я и мои коллеги по кафедре были приглашенными членами жюри многих конкурсов, которые проводило СРО. Посещали стойки города, приобретали практический опыт, участвовали в оценке строительных компаний. Надо отдать должное СРО «Союз строительных компаний Урала и Сибири», которое много внимания уделяют повышению качества работ, в том числе через проведение конкурсов, издание и внедрение новых стандартов.
 
- Какие планы и задачи у ученых кафедры в нынешнем году, связанные с практическими проблемами действующих строительных производств?
 
- Планы такие есть, но их осуществление пока под вопросом в связи с кризисом. Можно говорить лишь о предварительных договоренностях. Речь идет о заводе ЖБИ-1, который приобрел в Италии технологическую линию по производству новых строительных конструкций. Договорились, что кафедра разработает для завода технологические карты на монтаж зданий из новых конструкций. Преддоговорные работы велись с компанией «Стройком»,  которая планирует строительство энергоэффективных домов из арболитовых блоков системы «Теколит». Им нужен стандарт по применению нового строительного материала.
 
Аспиранты и магистры кафедры начали исследования на объектах завода «Бетотек» холдинга «УМР»,  предлагающего панельные дома по финской технологии.  В Челябинске сейчас строятся два 26-этажных жилых дома по этой технологии.  На выходе предполагается технологический регламент на монтаж с учетом зимних условий. Но главная наша забота в новом году – это, конечно, подготовка инженерных и научных кадров для строительной отрасли. Кафедра продолжает обучение бакалавров, специалистов, 35 магистров и восемь аспирантов. 
 
Беседовал Сергей Белковский
 
Справка. Байбурин Альберт Халитович – доктор  технических  наук, профессор кафедры «Технология строительного производства» Южно-Уральского государственного университета (национальный исследовательский университет), автор 126 научных работ, в том числе 5 монографий, 3 патентов, 17 учебных пособий.
Теги:
571

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей