30.07.2015 13:00

Большие мифы о маленьком зернышке. ФСКН России превращает предпринимателей в наркоторговцев?

Рейтинг: 0
Большие мифы о маленьком зернышке. ФСКН России превращает предпринимателей в наркоторговцев?

Уже третий год страна наблюдает за перипетиями «макового дела импортера Шилова». Как только ни называли журналисты свои статьи: «Маковый беспредел», «Маковый передел», «Погружение в макобесие», «Бакалейный наркотрафик», «Мак — пожизненное растение», «Макоконтроль»… Ранее жертвами уголовного преследования за продажу пищевого мака стали многие невинные люди. При этом тысячи других по-прежнему торгуют маком, не подозревая, что их могут за это посадить. Парадокс? Или коварный замысел? Кому это нужно? И что такое мак?

Пищевой мак всегда, при любой очистке, содержит естественные для него наркотические примеси, но их количество столь ничтожно, что они не могут влиять на психическое состояние человека. Съев булку или целый рулет с маком, вы не увидите галлюцинаций, и не станете наркоманом, хотя анализ и обнаружит опиаты в ваших биологических жидкостях. Это каждый знает по своему опыту, это подтверждают многочисленные научные исследования и десятки экспертиз по делам кондитеров и бакалейщиков. Мак – не наркотик, поэтому его нет в Перечне наркотических средств. Более того, Единая Конвенция о наркотических средствах не признает таковыми никакие части этого растения.

Тогда в чем дело? Может, в том, что службе наркоконтроля в России нужно оправдывать свое существование парадными отчетами о громких разоблачениях? А их легче придумать, чем вступать в реальную борьбу с настоящими наркоторговцами. Такое впечатление, что уже стали осваивать художественное наследие Лубянки по фальсификации уголовных дел. Так появился новый жанр – наркофантастика. Не литературный, к сожалению, а судебный. Когда не романы строчат, а дела шьют. Было когда-то всё это: «дела ветеринаров» – «дела химиков» – «дела «врачей». Теперь вот сочинили «дело бакалейщиков». С лихо закрученным сюжетом о злостном наркоторговце, который под видом пищевого мака ввозит в страну опасный наркотик, и распространяет не просто через торговые фирмы и магазины, а при помощи «членов преступного сообщества». Представляете, какое раздолье для наркотворчества? И для победных реляций… Страна большая, своего мака давно не производит. Можно начать с макромака – крупной партии импорта на таможне, и добраться до каждой маковой росинки в любом сельмаге. И поставщика, и владельца магазина, и кассира, можно и покупателя прихватить в СИЗО. Ученые возражают? Говорят, что пищевой мак – не наркотик? Подать сюда ученого! И на него дело заведем.

Так я оказалась фигурантом «макового дела». Химик по профессии, я заведовала химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИ сельского хозяйства. Институт вел селекцию условно безнаркотических сортов масличного мака, ратовал за возрождение в России промышленного выращивания мака, необходимого не только для пищевой и лакокрасочной промышленности, но и парфюмерии, медицины и кулинарии. Я выступала в Общественной палате за пересмотр ГОСТа на пищевой мак, которым было запрещено любое содержание сорной примеси. При этом ошибочно считала, что этот ГОСТ является нормативным документом, поскольку тысячи бакалейщиков привлекали к уголовной ответственности именно за его несоблюдение. Не ГОСТ, а погост какой-то. В природе не бывает абсолютной чистоты. Моя научная и правозащитная деятельность в интересах страны, видимо, стала раздражать ФСКН. 15 августа 2012 года меня арестовал вооруженный ОМОН ФСКН. Отказав в помощи адвоката, вывезли самолетом в Москву, долго допрашивали, заперли в СИЗО. А затем предъявили обвинение в… пособничестве контрабанде наркотиков! Ни больше, ни меньше…

Оказывается, за месяц до моего ареста на складе в городе Пушкино УФСКН по Москве (?) было арестовано около 160 тонн пищевого мака вместе с его владельцами - директорами фирм «МКМ», «Алка-Рус», «РКМ» и «РКМ плюс», занимавшихся ОПТОВЫМИ поставками бакалейных товаров (http://lenta.ru/articles/2012/09/28/mak). Весь мак был закуплен в Испании и Чехии, ввезен легально, имел все необходимые сертификаты соответствия требованиям стандартов производителей и стран Таможенного союза (ЕАЭС). Это не помешало сотрудникам наркоконтроля обвинить бакалейщиков в покушении на сбыт наркотиков, якобы замаскированных под пищевой мак. Не подумайте, что в каждом мешке был спрятан пакетик с наркотиком, вовсе нет. Наркотическими средствами эксперты ФСКН назвали сорную микропримесь различных растений, представляющую сотые доли процента от общей массы мака. Такая вот арифметика.

Меня обвинили в пособничестве контрабанде: я якобы сделала экспертизу партии мака, пересекшей границу в 2010 году, и дала заключение о его безопасности. Это ложь, поскольку я по поручению директора лишь подготовила проект ответа на официальный запрос импортера С.Я. Шилова о составе и способах очистки пищевого мака, о действующих нормативных документах и пр. (мак на экспертизу в институт не поступал, экспертизы институтом и мною в частности не проводились и не могли проводиться). Это были ответы института на вопросы человека, который, торгуя бакалейной продукцией, неожиданно столкнулся с обвинениями в наркоторговле. Шилов, видимо, сам хотел убедиться в абсурдности уголовного дела (вдруг ФСКН опирается на науку?). Но наука и ФСКН – суть вещи несовместны: результаты научных исследований службисты определили как пособничество наркобизнесу. Материалы уголовного дела не содержат ни одного заключения Зелениной по какой-либо партии мака. Выводы в письме института носят сугубо научный характер, их оценка является исключительной прерогативой ученого сообщества. За что же привлекли меня к уголовной ответственности? За единственный вывод, что ничтожная примесь коробочек мака и атрибутивных алкалоидов всегда находится в пищевом маке, но не превращает его в наркотическое средство.

За два с половиной года мой служебный роман с ФСКН разросся до 700 томов уголовного дела, в котором есть 180 заключений экспертов ФСКН и Минюста с общим выводом: «На экспертизу представлен пищевой мак. Семена мака наркотическим средством не являются». Ни в одной из экспертиз не доказано получение наркотических средств даже из килограмма пищевого мака в количестве, способном оказать психовоздействие на организм человека. Остается неразрешенной загадка, для чего некоторые наркозависимые лица покупают пищевой мак.

Для создания образа организованного преступного сообщества к уголовной ответственности было привлечено еще пять человек. В общей сложности – 13 человек, включая двух импортеров и двух продавцов в розницу. Предупреждаю продавцов и кассиров, что пищевой мак на полке – угроза для их свободы. Более половины участников обвиняются по 1-2 эпизодам покушения на сбыт…. ПИЩЕВОГО МАКА.

Я подавала многочисленные жалобы, доказывающие, что вменяемое мне преступление в пособничестве контрабанде и сбыту наркотиков существуют лишь в воображении следователей. За меня вступилось научное сообщество и правозащитники. В результате, 25 сентября 2012 года меру пресечения мне поменяли на подписку о невыезде. Спустя несколько дней из СИЗО выпустили и пятерых бакалейщиков.

Следом обвинение в пособничестве контрабанде и сбыту наркотиков было с меня снято, но добавлено явно надуманное обвинение в превышении должностных полномочий и совсем уже непонятное в соучастии в пособничестве преступному сообществу.

Брянский суд 27 января 2015 года вернул «маковое дело» в прокуратуру, обнаружив в нем множество процессуальных нарушений. При этом пятеро подозреваемых оставлены в СИЗО на неопределенное время, в том числе сын Шилова Роман, который находится в СИЗО с июня 2012года. Что превысило уже все сроки, предусмотренные законом. Некоторые процессуальные нарушения суд увидел, а отсутствие фактических оснований для обвинения не заметил. «Слона-то он и не приметил!» А потому, я повторяю вновь и вновь: не верьте маковой мифологии.

МИФ О ПИЩЕВОМ МАКЕ-НАРКОТИКЕ. Следствие полагает, что С.Я. Шилов импортировал опийные наркотики, а не ПИЩЕВОЙ МАК, соответствующий международным и российским требованиям. Первоначальная фантазия следствия, что Шилов покупал отходы фармацевтического мака с высоким содержанием наркотических веществ и маскировал его под кондитерский мак, опровергается материалами дела. Он не «маскировал» наркотики под мак, а наркоторговлю - под продажу бакалеи.

МИФ О МАКОВОЙ МАФИИ. С.Я. Шилов не только не взаимодействовал с людьми из «внутрирегиональной дистрибуции наркотиков», но даже не был знаком ни с кем из этой сферы. Не существует «торговых агентов шиловского ОПС», как не существует никакого преступного сообщества. Таких доказательств даже сфабриковать не удалось.

МИФ О МАКЕ ТЕХНИЧЕСКОМ И ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОМ. Вопреки утверждениям ФСКН, классификации растения мак на фармацевтический, технический и пищевой не существует.

МИФ О ЧИСТОМ И ГРЯЗНОМ МАКЕ. В науке и нормативных актах отсутствует градация пищевого мака на «чистый» и «грязный». Пищевой мак всегда, при любой очистке, содержит естественные для него примеси, включая наркотические.

МИФ О МАКОВЫХ ПРИТОНАХ. В материалах дела нет даже намека на организацию и содержание С.Я. Шиловым притонов. Они существуют лишь в воображении сотрудников органов ФСКН.

Жаль, что некоторые журналисты включаются в кампанию по поддержке явно сфабрикованных дел, способствуя травле и истерии. Мифотворцы забывают, что согласно статье 49 Конституции РФ, «Каждый обвиняемый в совершении преступлений считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда».
Не мешайте малому зерну справедливости бороться с мифическими, но обладающими колоссальной властью, чудовищами. Лучше помогите оболганным и незаконно осужденным.


Ольга Зеленина

541
Популярное
Лента новостей