Современный город как гражданский проект. Чему Челябинску стоит поучиться у Перми
-6°
Сообщить новость
01.09.2015 06:55

Современный город как гражданский проект. Чему Челябинску стоит поучиться у Перми

Рейтинг:
Рубрика: Общество
Современный город как гражданский проект. Чему Челябинску стоит поучиться у Перми

31 августа в рамках проекта «Открытая Россия» в Челябинске состоялась лекция директора Центра гражданского анализа и независимых исследований «ГРАНИ» (Пермь), члена экспертного совета по вопросам совершенствования системы государственного управления при Правительственной комиссии по административной реформе, члена Правительственной комиссии по координации деятельности Открытого правительства Светланы Маковецкой на тему «Городская гражданская культура: новые форматы. Технологии гражданских переговоров».

Маковецкая является признанным экспертом в сфере технологий гражданской деятельности, взаимодействия и формирования стратегических партнерств, гражданской экспертизы и мониторинга. Руководила 15-. исследовательскими и внедренческими коллективами по разработке механизмов участия российских граждан и неправительственных организаций в модернизации публичного управления.
На лекции прозвучало много интересных и актуальных мыслей. Особенно для Челябинска, которому предстоит работать в направлении, в котором Пермь уже преуспела — развитии городской гражданской культуры.
«В российской жизни сейчас не так много тем, начав которые, мы не начинаем ссориться вдрызг. Городская жизнь — фактически оставшийся островок здравого смысла, возможный вариант современного творчества, нестыдного способа самореализации. Это шанс для России в целом», - заявила Светлана Геннадьевна.
Гражданское общество — пульсирующее, в каждый конкретный момент равно оно количеству людей, которые ведут себя как граждане, действуют не только в собственных интересах, но и в интересах общественных.
Почему гражданская культура нужна и важна?
Потому что «только государство» сыграло свою роль. И может быть, уходит в прошлое. А у строителей вертикалей нескоро дойдут руки до каждого конкретного города. А также потому, что творчество и свобода снова начинает жить внутри городских стен.
«Новые горожане» занимаются и защитой общественных территорий, и защитой определённых социальных групп, и сбором средств на операции детям, и нефинансируемой защитой уязвимых групп населения (к пример, ВИЧ-инфицированных) и многим другим. Это могут быть даже любители хорового пения или клуб любителей Чака Паланика — любые общественные инициативы, которые каким-то образом украшают мир, создают культурное многообразие, помогают обществу, занимаются полезными делами. Возможно, организовывают субботники или футбольные матчи с бывшими заключёнными, чтобы помочь их реабилитации.
Почему именно город?
Город — посредник между нашим прошлым и нашим будущим, шлюз, пропускающий через себя и творящий что-то очень важное. Город — носитель новых практик, смыслов и людей, шанс на обновление, место практического многообразия и многотемья для гражданского участия. Это особенно пространство со-общественной жизни.
По словам Светланы Маковецкой, к современному гражданскому творчеству относятся более 40 новых гражданских практик: это и новые собственники, и благоустройство, городские жюри и советы, городская кооперация, городской гражданский контроль, новые городские СМИ, карты, сети. Это и вольные кафедры гражданского искусства: социальный стрит-арт, гражданские развлечения, создание творческих пространств, партизанинг (способ преобразования городского пространства, когда ты ни у кого не спрашиваешь разрешения и делаешь то, что считаешь красивым или полезным для города), и много другое.
«Знаете, какие мотивы актуальны для «новых горожан»? - рассказала Маковецкая на основании проведённых центром «Грани» исследований. - Это «минус скука», желание вернуть себе город, поиски городской демократии, желание почувствовать себя живым, расширить границы привычного, преодолеть отчуждение, найти сообщество и перейти от манифестов к воплощению. Но главный их призыв: МЫ ЕСТЬ!».
Человеку нужна среда для развития и успеха, а городу нужны ответственные самостоятельные горожане. Поэтому именно современный город — среда и предмет социального творчества, общее дело горожан и шанс на успешность.
Что даёт вовлечение горожан в новые практики?
В основном, это стимуляция ценностных изменений. Это и снижение дистанции между гражданами и властью, увеличение статуса самовыражения, появление многообразия форм самореализации, повод к повышению ответственности за свою судьбу и мир. А также, конечно, преодоление раздробленности морального порядка, преодоление апатии и цинизма, главенствующих в обществе, развитие стойких институтов и практик.
Что нужно для функционирования гражданского «активизма»?
«Безусловно, нужна городская гражданская грамотность каждого взрослого и ребёнка, муниципального служащего, депутата, бюджетника, предпринимателя. Нужны профессионалы, просвещённость, самодеятельность, ответственность, приличия — то есть мода на партнёрство, нужен образ, имидж и репутация городского хозяйства», - считает Светлана Геннадьевна.
Что нужно сделать, чтобы гражданский активизм чувствовал себя свободно и мог развиваться?
  • - находить формы общественного участия, включающие новогородской активизм.
  • - исключить клише «главных начальников, отвечающих за всё в городе».
  • - «городским профессионалам» преодолеть недооценку квалифицированных горожан и переоценку риска отсутствия у них стратегических идей городского развития.
  • - создать образовательную среду для строительства современного города, которая бы являлась практикой этого строительства.
  • - понять, что нельзя реализовать изменения города средствами, разрушающими саму основу города — разрушающими самостоятельность и ответственность горожан.
  • - инфраструктура: ICT-сервисы, справочники по темам, в том числе онлайн-справочники, сервисы для координации деятельности, обсуждения, возможности создавать и распространять видеоролики, клипы и т.д.
«На самом деле, распространённость активизма в России много шире, чем это принято считать. В России параллельно сосуществует несколько поколений, слоёв и стилей публичной общественной активности. Это практика с разными масштабами уникальности, - заметила на лекции Маковецкая. - Дело в том, что мало у кого из людей возникнет идея назвать свою добровольную деятельность, направленную на общественные интересы, осуществляемую публично и бескорыстно — гражданской активностью. Многие совершают гражданские поступки и не знают об этом. Таких людей почти никогда не видят СМИ, поэтому нам кажется, что их меньше, чем есть на самом деле».
После лекции корреспондент lentachel.ruпоговорил со Светланой Маковецкой:
- Что должно делать государство? Не является ли необходимость в гражданском активизме показателем того, что государство не справляется со своей функцией и не может организовать достойную жизнь гражданам без их вмешательства?
- У меня другой взгляд на этот вопрос. Всегда есть три конкурирующих способа решить любую проблему и создать общественное благо: бизнесовый, общественный и государственный — то есть мы можем сделать это сами, купить это у бизнеса и делегировать государству, которое это сделает. С моей точки зрения сильное государство как институт нуждается в обязательном порядке в конкурировании с сильным обществом и сильным бизнесом. И это не слабость государства. Это общество наконец-то начало взрослеть и отвечать за что-то самостоятельно. Это нормализация ситуации, другими словами. Для функционирования гражданского активизма государство должно разве что убрать барьеры для общественной деятельности. Люди не должны считать, что только дурак будет открывать общественные организации. На данный момент вменены такие правила администрирования, которые просто убивают содержание самой деятельности. Это административные барьеры, непрозрачное законодательство, маргинализация самого термина «общественная деятельность» как не патриотического и опасного деяния.
Но я не говорю, что всё государство этим занимается. Часть его, например, правительство, предлагает такое количество разнообразных предложений по со-управлению (от общественных советов до независимой оценки общественного контроля), что надо этим пользоваться. В этом смысле нормализация отношений зависит и от нас. Конечно, нужно пытаться понять, за счёт каких ресурсов могут существовать общественники. Если они делают что-то, вкладывая свои ресурсы, - какие-то издержки должно брать на себя государство. В том числе финансируя «третьи места», инфраструктуру и т.д. То есть надо следить за программами поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций и принимать во внимание эти попытки создать такой сервис, который позволяет людям не тратиться на содержание деятельности, а заниматься, собственно, самой деятельностью.
- Очень много слов про город. А что происходит с деревнями и сёлами? Как там развивается гражданский активизм и развивается ли?
- Особенность села в том, что — в отличие от города, где много разных субкультур — там на самом деле есть сообщество. И нужно восстанавливать самоуважение сообщества, нормализовать его практики, его ответственность. По возможности отдавать должное тем активным людям деревни и той прослойке сельской интеллигенции, которая много лет вкладывается в то, чтобы создавать площадки для взаимодействия, что-то объясняет людям, а потом из-за оптимизации учреждений остаётся без работы. И тогда исчезают площадки, где люди могут общаться кроме собственного дома.
И ещё одна вещь. Всё-таки у нас очень много сёл с депопуляцией населения. Нам нужна программа, которая позволяла бы гарантировать человеческие условия для тех, кто остаётся. Это сервисы, которые могут быть не только государственными. Я видела регионы, в которых, чтобы не закрывалась школа, когда нет учителей, районные учителя-физики на машине ездили по сёлам и преподавали один день в одной школе, другой — в другой. Есть разные формы. Наша задача — сделать так, чтобы везде, где теплится жизнь, у людей было чуть больше возможности самим что-то вложить и получить помощь. Скорее всего, это ТОСы (территориальные общественные самоуправления) в деревне — они могут и защитить от пожара, в них можно вкладывать в деньги. Они могут переложить где-нибудь печь, и там будут собираться люди — частично проблема будет решена.
Я много видела таких примеров в Архангельской области. Невероятный потенциал жизнелюбия у людей. Но они опустили руки, потому что у них есть ощущение, что, если ты живёшь в деревне, ты неуспешен. Конструкция «успешной общественной жизни» в деревне состоит из многих вопросов: какую дорогу нужно иметь, чтобы съездить посмотреть оперу и вернуться, как сделать так, чтобы дачники и предприниматели не вели себя как хищники на чужой территории, и т.д. Эти вопросы только государство не решит, их надо решать совместно.
- Что Вы можете посоветовать Челябинску для развития гражданской активности и гражданской культуры?
- Я бы советовала присмотреться к тому, что является точками роста у вас внутри. Они, скорее всего, не такие, как у нас. Вокруг чего у вас объединяются люди? Театры, экология или другое? Главное — не маргинализовать и не криминализовать это. Потому что это реальные точки активности. Если человек начинает заниматься экологией, к примеру, и ему открывают дорогу, он начинает заниматься впоследствии и детскими садами, и сбором батареек, и соседскими сообществами. У вас сильные медиационные сообщества. Развитие любых негосударственных сервисов, позволяющих людям и группам, находящимся в конфликте, не поубивать друг друга, а иметь посредников, места встречи — это то, что нужно. И не только Челябинску, а любому крупному городу.
Ева Полякова
Теги:
919

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей