07.09.2015 09:53

Неожиданный поворот в деле Цыбко: кто на самом деле получил похищенные с ММПКХ Озерска деньги

Рейтинг: 0
Неожиданный поворот в деле Цыбко: кто на самом деле получил похищенные с ММПКХ Озерска деньги

Завершено расследование уголовного дела сенатора от Челябинской области Константина Цыбко. В соответствии с фабулой обвинения, выдвинутого против члена Совета Федерации, в период с ноября по 27 декабря 2011 года в качестве взятки за назначение  Евгения Тарасова главой администрации Озерска (состоялось в мае 2011 года) Цыбко якобы получил 17, 5 миллионов рублей, похищенных и обналиченных перед этим  с муниципального предприятия ММПКХ Озерска. Спрашивается, каковы доказательства по этому громкому  делу?

Как выяснилось, всё обвинение строится на показаниях осужденных в особом порядке (то есть без исследования доказательств) бывшего главы администрации  Озерска Тарасова и его бывшего зама Гунина. Иных доказательств  в ходе трех лет доследственной проверки и предварительного следствия в деле не появилось. Об этом уже поставлена в известность глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, а также руководство партии «Единая Россия», администрация президента России.

Оказавшиеся в распоряжении нашей редакции документы свидетельствуют: на самом деле деньги из похищенных в Озерске средств получали совсем другие люди. Есть ощущение, что организуя преследование Цыбко, следствие по делу  …выгораживало высокопоставленных должностных лиц Озерска, а также других заинтересованных чиновников Челябинской области. Материалы, которые мы публикуем сегодня, были в распоряжении региональных Следственного комитета и регионального УФСБ более четырех лет. Однако никаких действий по ним предпринято не было!  Прежде всего речь идет об оперативных данных из материалов уголовного дела Евгения Тарасова и Валентина Гунина (глава администрации Озерска и его заместитель), которое было рассмотрено судом 25 апреля 2013 года. Условиями мягкого приговора стали правдивые показания подсудимых в рамках досудебного соглашения, заключенного с прокурором области Войтовичем, об обстоятельствах хищения и получателях похищенных денежных средств. Тарасов и Гунин заявили суду, что все похищенные деньги (17, 5 млн р) якобы передали члену Совета Федерации Константину Цыбко. В рамках досудебного соглашения ими были даны подробные показания с указанием сумм, дат, мест и обстоятельств передачи денежных средств. Упоминается пять случаев (в декабре 2011-январе 2012 года) передачи денежных средств на территории городов Озерска и Челябинска. Правда, относительно первого же случая передачи похищенных и обналиченных денежных средств показания Тарасова и Гунина противоречат друг другу. Так, Тарасов заявил, что передал в черном пакете сумму 6-8 миллионов рублей (точнее сказать не может) в коридоре администрации Озерска. А Гунин – что ровно 8 миллионов рублей он положил в картонной коробке в багажник служебного автомобиля Константина Цыбко. Как минимум один из них, получается, лгал. К сожалению, ни прокуратура, ни суд не заметили явного противоречия в показаниях. Аналогично прокуратура и суд не обратили внимания на тот факт, что Константин Цыбко в период, когда деньги (напомним, предварительно похищенные и обналиченные) попали в распоряжение Гунина и Тарасова, сенатор с ними не встречался и вообще не посещал  Челябинскую область! Что подтверждается данными авиа- и жд перевозчиков, а также геолокацией его мобильного телефона и иными объективными доказательствами. Следствие в настоящее время эти доказательства не опровергает.
      
Константину Цыбко удалось официально получить все материалы уголовного дела Тарасова и Гунина, из которых было неопровержимо установлено не только то, что указанные деньги на самом деле не передавали сенатору. Выяснилось также, кто на самом деле получал похищенные Тарасовым и Гуниным средства муниципалитета.
    
Мы начинаем серию материалов, в которых расскажем жителям Челябинской области, а в особенности озерчанам, о некоторых особенностях борьбы с коррупцией в Челябинской области. Как известно, борьба с коррупцией – одно из приоритетных направлений для президента страны Владимира Путина. В частности, в марте нынешнего года глава государства на расширенной коллегии МВД говорил, что у правоохранительных органов достаточно полномочий для привлечения к ответственности взяточников, невзирая на их должности и прежние заслуги -  http://www.1tv.ru/news/crime/279030
В рамках нашего расследования мы используем в том числе оперативные материалы (прослушки и результаты наружного наблюдения), полученные, подчеркнем сразу,  официально сенатором Цыбко как третьим лицом при апелляционном рассмотрении уголовного дела Тарасова и Гунина. Итак, приступим…
 
Фигуранты 1 и 2
В ночь со 2 на 3 декабря первые деньги, похищенные из бюджета муниципального предприятия ММПКХ Озерска были обналичены и доставлены упомянутым Гуниным в номер гостиницы «Урал» Озерска, где проживал Тарасов. Именно там проводилось распределение «добычи». Надо сказать, начиная с 27 октября 2011 года, оперативные сотрудники ФСБ Озерска вели прослушивание телефонных переговоров и наружное наблюдение за участниками хищения. Поэтому  им легко удалось зафиксировать не только факт физической доставки денежных средств от «обналичников» Тарасову, но и записать все телефонные переговоры, сопровождавшие этот криминальный процесс. В том числе разговор между Тарасовым и Гуниным, в котором преступники называют фамилии лиц, кому необходимо передать похищенные деньги, и суммы. Озерчане будут немало удивлены, узнав, что первые в списке получателей оказались …глава Озерска Александр Калинин и его советник по информационной политике Сергей Зюсь. При этом Тарасов за несколько дней до этого (как следует из прослушанных разговоров) сообщил лично Калинину о дате и сумме поступления обналиченных денег.
Фрагменты телефонных разговоров (в номере гостиницы «Урал») от 3 декабря 2011 года прилагаем.
 
Из разговора Гунина и Тарасова 30.11.2011 в 10.41:
Тарасов: - Нет, ты подожди, хочу сейчас, вот чтобы потом не было у нас это с тобой. Ты мне, когда пришел, и сейчас мне сказал, что в пятницу будет вечером, правильно, вся сумма?
Гунин: - Да,да.
Тарасов: - Я пошел вниз к Калинину, сказал об этом. Что в пятницу вечером там часиков в 9, в 10…
 
Из разговора Гунина и Тарасова в гостинице "Урал" 3.12.2011:
Гунин: Короче, здесь купюрами всяческими. Ну, там, в основном-то, крупными – по тысяче. Пятитысячных… (говорит неразборчиво).
Тарасов: - Так, значит, нам что надо сейчас?
Гунин: - У меня пакетов много здесь.
Тарасов: А, давай, трешку откладывай сразу. Ой, да, трешку в одну сторону, два с половиной в другую сторону.
Гунин: - Так-с, получается, по сколько у нас здесь?
Тарасов: - Пятьсот по пять.
Гунин: - Так, это три. Что, в пакет сразу?
Тарасов: - В пакет. Конечно.
Гунин (шуршит пакетом): - Так, три. Тут как раз было пять с половиной тысячами.
Тарасов: - Два с половиной, да? Это с собой забирай, два с половиной, этому, отдашь. Зюсю прямо сейчас.
Гунин: - Зюсь как раз там в администрации, и Калинин там приехал.
Тарасов: - А у них же штаб сейчас там.
(Тарасов звонит по сотовому телефону: «Да, Валентин Викторович сейчас привезет, Вы на работе? А-а, ну, сейчас, сейчас прямо подъедет».
 
 Оперативные сотрудники ФСБ Озерска были шокированы. Дело в том, что Калинин до 2010 года был начальником городского отдела ФСБ Озерска, то есть их начальником. Может быть, поэтому преступники в тот момент не были задержаны с поличным? Бездействие следствия привело, увы, к продолжению преступной деятельности и дальнейшему расхищению денег ММПКХ в течение декабря 2011 года. Что, как легко догадаться, многократно увеличило ущерб, нанесенный муниципалитету.
 Интересный факт: несмотря на явные доказательные оперативные материалы, ни Калинин, ни Зюсь в течение нескольких лет ни разу не допрашивались по этим обстоятельствам! У нас нет разумного объяснения этому. Зато отметим, что Константин Цыбко неоднократно направлял имеющиеся у него доказательства получения Калининым и Зюсем похищенных денежных средств в правоохранительные органы. Но результат получился в корне иным. Уголовное дело было возбуждено в отношении самого Цыбко.
     В марте 2015 года сенатор в очередной раз направил эти материалы в управление по противодействию коррупции администрации президента России, руководству партии «Единая Россия», а также губернатору Челябинской области. Из администрации президента, «Единой России» и от губернатора с сопроводительными документами эти материалы были направлены в правоохранительные органы разных уровней. Только после этого 13 апреля 2015 года следствие впервые допросило Калинина и Зюся по вышеуказанным обстоятельствам. Правда, допрос вышел несколько необычным. Показателен первый, явно наводящий вопрос, который задает следователь Лавров обоим фигурантам в начале беседы: «Имели ли место факты в 2011 году, при которых бывший глава администрации Озерского городского округа Челябинской области Тарасов занимал у Вас денежные средства?». Такие подсказки, можно предположить, ставили своей целью вывести из-под удара главу Озерска и его севетника.
 Калинин и Зюсь признаются, что в декабре 2011 года они получили от Тарасова и Гунина указанные в прослушке денежные средства, похищенные перед этим, как мы уже знаем, с ММПКХ Озерска. При этом оба неожиданно «вспоминают» (по истечении четырех лет), что перед этим якобы давали Тарасову в долг: Калинин – 1, 5 миллиона рублей, а Зюсь – миллион. Отметим, что Зюсю было на тот момент всего 26 лет. Он был рядовым клерком администрации с невысокой зарплатой. В администрацию Зюсь пришел сразу после окончания вуза. И вряд ли мог отложить столь крупную сумму с легально заработанных денег за первые годы работы. И уж тем более вряд ли мог с легкостью передать сумму, эквивалентную более чем 30 тысячам долларов США, в долг. По-своему удивительны и признания Калинина, который 1, 5 миллиона рублей держал, как он показал на допросе, в наличной форме у себя дома! Кадровые чекисты обычно так с деньгами не поступают. Даже обыватель, не имеющий опыта работы в спецслужбах, отнесет такие деньги в банк, а не будет рисковать хранить их дома. Да и доходы Калинина как руководителя отдела ФСБ, а потом главы Озерска  вряд ли позволяли столь легко раздавать своим подчиненным в долг крупные суммы. Впрочем, а был ли долг Тарасова перед Калининым и Зюсем? Ведь несмотря на длительное наблюдение за Тарасовым и Гуниным, сотрудники ФСБ НИГДЕ не зафиксировали факты получения ранее Тарасовым займов от Калинина и Зюся. Однако у следствия почему-то не возникло никаких сомнений в правдивости истории, рассказанной чиновниками озерской администрации. Просто посмотрели в их кристально честные глаза… и поверили на слово.   
     Еще один интересный факт – Калинин не только являлся прямым руководителем и подписывал трудовой контракт с Тарасовым как главой админ, зарплата которого была около 100 тысяч рублей в месяц. Как следует из показаний 25 депутатов Озерского городского собрания, именно Калинин предложил депутатам поддержать кандидатуру Тарасова на должность главы администрации города. Можно сказать, лоббировал назначение. Допрошенные депутаты, принимавшие решение об избрании Тарасова, в показаниях заявили, что сенатор Константин Цыбко, напротив, ни разу не общался с ними ни лично, ни по телефону по вопросу избрания Тарасова главой администрации. Большинство депутатов вообще видели Цыбко только по телевизору. Такие же показания дали и члены комиссии, сформированной из представителей администрации области, «Росатома» и муниципального собрания, рассматривавшие кандидатуру Тарасова на соответствие требований закона для вынесения на обсуждение городскому собранию. По странному (или не странному?) стечению обстоятельств только сам Калинин заявил, что якобы Константин Цыбко высказывал мнение о хорошем уровне образования Евгения Тарасова. То есть, как показалось Калинину, тем самым лоббировал кандидатуру. Но в соответствии с действующим законодательством Цыбко как член Совета Федерации в рамках конкурсной процедуры избрания Сити-менеджера не имел никаких полномочий. И возможности служебного воздействия на Калинина у него не было тоже, с чем впоследствии согласилась и Генеральная прокуратура. А это юридически вообще исключает квалификацию взятки в отношении и сенатора. Зато есть вопрос – почему Калинин оказался в числе первых, кому Тарасов посчитал необходимым передать часть похищенных денежных средств?
      Принципиально важный момент… В период проведения конкурса на замещение должности главы администрации Озерска, формирования конкурсной комиссии (29 апреля 2011 г) и подачи Тарасовым документов для участия в конкурсе ( 5 мая 2011 г) Константин Цыбко не посещал Челябинскую область, не общался ни с кем из депутатов и членов комиссии по телефону и вообще находился за пределами России в отпуске. Что также подтверждено следствием.
     Голосование за кандидатуру Тарасова происходило 12 мая 2011 года в Озерске. Как следует из загранпаспорта Константина Цыбко, он прибыл в Москву днем 11 мая. И не только не посещал Озерск 12 мая, в день голосования, но и не связывался по телефону ни с кем из участников процедуры.
В следующем материале мы также с приложением оперативных материалов расскажем читателям об остальных реальных получателях украденных Тарасовым и Гуниным  с ММПКХ Озерска денег.  О фигурантах 3, 4 и 5. Кто они? Терпение, друзья, скоро всё узнаете.
    Константин Цыбко, отдадим ему должное, не только собрал доказательства своей непричастности, но и провел полноценное сенаторское расследование как член Совета Федерации  от Челябинской области. И в результате собрал доказательства того, куда исчезли похищенные деньги. Эти данные вообще-то были в распоряжении следствия много лет, следователи обо всех получателях предмета хищения. Знали и не предпринимали никаких мер. Почему? Потому что был получен заказ валить всё на Цыбко? Валить, невзирая на отсутствие доказательств? Кто мог оформить такой заказ, спрашивается?
    И Калинин, и Зюсь утверждают, что не знали источник происхождения полученных от Тарасова средств. Но узнав о том, что полученные ими  (якобы в погашение долга) деньги были перед этим похищены из муниципального предприятия, не выразили желания вернуть полученное бюджету, как того требует законодательство Российской Федерации. В Гражданском Кодексе – статьи 166, 167, 169 - даже гражданско-правовая сделка, совершенная с целью, противной основам правопорядка и нравственности, признается ничтожной. Все, полученное по сделке, должно поступить в доход Российской Федерации. А Уголовно-процессуальный кодекс прямо говорит, что при установлении места нахождения предмета хищения он должен быть изъят у лиц, им обладающих. Почему тогда деньги у Калинина и Зюся до сих пор не изъяли?
    Правда, уже возникли иные последствия этой истории. После получения губернатором Челябинской области документов от сенатора Цыбко с упоминанием роли Калинина в вышеописанной истории фамилия главы Озерска исчезла из списков участников праймериз «Единой России»…
Продолжение следует
 Отдел расследований
 
796
Популярное
Лента новостей