13.09.2015 12:22

Ольга Зеленина: Меня преследуют за научное мнение

Рейтинг: 0
Ольга Зеленина: Меня преследуют за научное мнение
Продолжается уголовное преследование ученого-химика Ольги Зелениной за высказанное ею научное мнение о возможности содержания наркотиков в пищевом маке. О деталях ситуации Зеленина рассказала в интервью Lentachel.ru.
 
- Итак, Ольга Николаевна, напомните, с чего все началось?
- В 2011 году по поручению директора Пензенского НИИ сельского хозяйства, в котором  работала заведующей химико-аналитической лабораторией, я составила проект ответа института на вопросы предпринимателя Шилова, может ли быть мак без алкалоидов опия и какова  достижимая степень очистки.
ФСКН утверждает, что примесей быть не должно вообще. На этом основании служба привлекает бакалейщиков к уголовной ответственности при обнаружении лишь следов алкалоидов опия в пищевом маке. Я со ссылкой на научные данные указала, что примеси в пищевом  маке есть всегда. Спустя 11 месяцев, в августе 2012 года меня арестовали. Почти два месяца я провела  в СИЗО и вот уже третий год нахожусь под следствием.
 
- Непонятно, за что же Вас обвинили, за что посадили в CИЗО?
- В настоящий момент обвинение сформулировано по двум пунктам.
Пункт 1. Пособничество преступному сообществу лицом, не являющимся участником преступного сообщества. Якобы я представила информационное письмо для того, чтобы способствовать действиям преступного сообщества Шилова в совершении контрабанды и сбыта тысячных долей процента наркотических средств, якобы закамуфлированых под семена пищевого мака.
 
Пункт 2. Превышение должностных полномочий. Якобы, составив информационное письмо, я превысила должностные полномочия.
 
- И что же такого ужасного утверждалось в письме?
- Там утверждалось, что микропримеси наркотических веществ всегда содержатся в пищевом маке.
 
- Но разве это не общеизвестные факты?
- Да. Но для ФСКН принятие данных фактов приведет к обрушению обвинений по всем маковым делам против тысяч бакалейщиков по всей России. Поэтому мое научное мнение для ФСКН и является настолько неудобным, что меня нужно заставить замолчать. В этом и есть смысл начатого против меня уголовного преследования.
 
- Но Вы наверняка обращались с жалобами, ходатайствами?
- Таких жалоб и обращений многие десятки были. Я даже писала Президенту, и в Думу, и в Совет Федерации, и в Правительство писала… - все спускалось в ФСКН.
 
Самое важное здесь – подчеркнутое бездействие государства, несмотря на абсолютную очевидность несостоятельности предьявленного мне обвинения, в первую очередь с юридической точки зрения.
 
По Пункту 1 – пособничество преступному сообществу лицом, не являющимся участником преступного сообщества. Несостоятельность применения данной конструкции в отношении меня  в том, что не являясь участником преступного сообщества, подобное пособничество я могла совершить только в отношении конкретных преступлений, вменяемых преступному сообществу, то есть в отношении контрабанды или сбыта наркотических средств. Однако составлением научного письма невозможно способствовать ни контрабанде, ни сбыту. Контрабанде способствовать таким образом нельзя, потому что научные письма не входят в перечень документов Таможенного кодекса. Сбыту способствовать нельзя, потому что научное письмо не является значимым документом для каких-либо органов власти. Это не заключение эксперта, не какая-то официальная бумага. Это ответ на вопрос научно-познавательного характера. Никого ни к чему это письмо не обязывает, соответственно поспособствовать сбыту оно не могло. Поэтому составление научного письма не может быть квалифицировано как пособничество преступному сообществу лицом, не являющимся участником преступного сообщества.
 
По пункту 2 – превышение должностных полномочий может быть совершено только если обвиняемый является должностным лицом. Определение должностного лица дано в Уголовном кодексе. Я, как ученый-химик и заведующий лабораторией НИИ, под него совершенно не подпадаю. Я не являюсь представителем власти – то есть не обладаю обязательными для неопределенного круга лиц полномочиями; я не выполняю каких-либо организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, с которыми бы могли быть связаны мои действия по составлению научного письма. Я составляла проект ответа как ученый, и в нем содержится именно научное мнение, а не какое-либо распоряжение, приказ, заключение или иное проявление должностных полномочий.
 
То есть вменяемые мне действия не являются преступлениями в соответствии с уголовным законом. Составление научного письма не является преступлением.
 
- А в суд Вы обращались?
- Да. Однако суды исходят из того, что в рамках судебного контроля на стадии предварительного следствия они не вправе предрешать вопросы, которые будут предметом рассмотрения будущего, главного суда. Это довольно хитрый прием, которым в России функция судебного контроля за органами предварительного следствия сведена к нулю. Одно дело, если бы я обращалась в суд на стадии предварительного следствия с требованием оценивать собираемые следствием доказательства. Совсем другое дело, когда я указываю на очевидный порок самой основы предварительного следствия, а именно - тех правовых конструкций, которые сторона обвинения собирается доказывать в суде. Зачем ждать основного суда, если любому юристу очевидно, что даже при полном доказывании вменяемых мне деяний, эти деяния не являются преступлениями в соответствии с УК РФ? Этот вопрос для судов по моему делу так и остается без ответа на протяжении уже трех лет.
 
- Получается, Вас преследуют за мнение ученой?
- Вот именно, за мнение. Для позиции ФСКН по делам о пищевом маке моя научная позиция губительна. Поэтому против меня организовано уголовное преследование. Для меня представляется очевидным, что был вброшен первый пробный шар, за которым, в случае успеха, в Россию вернется черное время «лысенковщины». История, как известно, движется по спирали.
 
- А научное сообщество выступало в Вашу защиту?
- Конечно! Прежде всего коллективному публичному научному мнению я обязана своим освобождением из СИЗО. Коллектив института, в котором я работала, писал Президенту письмо в мою защиту. Н, видимо, мнения ученых выглядят тускло по сравнению с формулировками следствия. Вот, к примеру, дословный пассаж из обвинительного заключения. Процитирую дословно лишь один абзац из обвинительного заключения.
 
«В нарушение Концепции Национальной Безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. N 1300 (в редакции Указа Президента Российской Федерации от 10 января 2000 г. N 24), она (Зеленина О.Н.), посягнула на устои и интересы общества, состоящие в частности, в создании правового государства, принизив и ущемив принцип верховенства закона и равенства всех перед законом, а так же посягнула на устои и интересы государства, состоящие в том числе, в безусловном обеспечении законности и поддержании правопорядка, создала своими действиями предпосылки угрозы национальной безопасности государства, выражающиеся в криминализации общественных отношений, росте организованной преступности, создающие в частности внутреннюю угрозу национальной безопасности страны, а так же угрозу физическому здоровью нации, одним из критериев которой в соответствии с указанной концепцией, является рост потребления наркотических веществ, а кроме того, своими действиями создала условия, ущемляющие обеспечение национальной безопасности, одним из постулатов которой, в соответствии с требованиями указанной концепции, является неукоснительное и строгое соблюдение мер, направленных на предотвращение и преодоление угроз национальным интересам России всеми хозяйствующими субъектами, должностным лицом одного из которых она является, чем существенно нарушила охраняемые законом интересы общества и государства».

- Но это какая-то нелепость?!
- На основании вот таких «нелепостей» в каждом маковом деле в России суды прямо сейчас, возможно, запросто сажают людей на сроки, сопоставимые со сроками за измену Родине.
 
- Вам предлагали дать показания против Шилова?
- Еще при задержании мне прямо говорили, что если дам показания против него, то меня никуда не повезут.
 
- Вы рассчитываете на оправдательный приговор?
- Приговор должен быть оправдательным. Но больше хочется проявления  здравого смысла прокуроров. Обвинение не должно быть поддержано!
 
Отдел расследований

    

785

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей