30.09.2015 10:22

Алиби сенатора Цыбко подтверждают 160 членов Совета Федерации

Рейтинг: 0
Алиби сенатора Цыбко подтверждают 160 членов Совета Федерации

Окончание. Начало -    http://lentachel.ru/articles/51193

  
Сегодня мы завершаем публикацию материалов расследования, проведенного сенатором от Челябинской области Константином Цыбко по поводу предъявленного ему обвинения в получении взятки. Член Совета Федерации на основании официально полученных материалов дела бывшего сити-менеджера Озерска Евгения Тарасова (он получил срок за хищение бюджетных средств) смог проследить судьбу всех 17, 5 миллионов рублей, в получении которых обвиняют Цыбко.
 
27 декабря 2011 года сенатор Константин Цыбко, согласно версии следствия, получил от экс-мэра Озерска Евгения Тарасова 5 миллионов рублей. В это же самое время сенатор Константин Цыбко находился на пленарном заседании и новогоднем банкете Совета Федерации, что подтверждают 160 членов Совфеда. Кому в предновогодней суете мог померещиться в Озерске Константин Цыбко?
 
После суда, оказавшись в тюрьме за мошенничество, бывший глава администрации Озерска Евгений Тарасов вдруг резко поменял свои показания. Его версия о передаче всех денег Цыбко в Озерске потерпела фиаско, когда доказали, что в указанные периоды времени Цыбко в Озерске не находился. После этого Тарасов неожиданно «вспомнил», что последнюю часть взятки – 5 миллионов рублей – он передал Цыбко не в Челябинской области, а в Москве. Якобы забыв об этом эпизоде ранее, Тарасов вспомнил его в 2014 году, спустя три года. Причем, в мельчайших деталях.
 
Из показаний Евгения Тарасова: «К дому Цыбко К.В. я поехал на такси, и из-за пробок мы приехали примерно через два с половиной часа. То есть примерно около 12 часов 30 минут. Я помню, что на Ермолаевский переулок мы с водителем выехали со стороны Тверской улицы. Однако непосредственно с Ермолаевского переулка во двор дома Цыбко К.В. заехать не смогли, так как там был запрещен поворот налево. В связи с чем нам пришлось проехать дальше и повернуть налево на следующем перекрестке, то есть объехать вокруг дома. Я помню, что мы остановились, немного не доезжая до железных ворот, ведущих во двор дома Цыбко К.В., таким образом, что дом Цыбко К.В. был с левой стороны, а с правой были Патриаршие пруды и парк. Я отпустил водителя и около часа ждал приезда Цыбко К.В., гуляя по парку и вдоль дома».
 
А теперь обратимся к расшифровкам прослушки. В 12.04 Цыбко звонит Тарасову, чтобы узнать прилетел он или нет, Тарасов звонил ранее и спрашивал, будет ли у сенатора возможность встретиться с ним 27 декабря:
Тарасов: Да, Кость.
Цыбко: Алло, ну что, прилетел?
Тарасов: Да-да, в Москве, конечно.
Цыбко: В Москве. Ну, смотри, на сколько? Часа на три, на полтретьего?
Тарасов: Ну, давай, хорошо.
Цыбко: Давай, как у меня заседание закончится, я тебе сразу наберу.
Тарасов: Все, договорились. Хорошо.
Цыбко: Давай.
 
В этот день они так и не встретились. После пленарного заседания у сенаторов начался банкет, на который были приглашены известные артисты Николай Басков и Надежда Бабкина. Когда Цыбко перезвонил Тарасову, чтобы сказать, что задерживается, Тарасов был уже в аэропорту. Звонок зафиксирован в 16.45. Тарасов мог больше четырех часов ждать Цыбко во дворе его дома.
 
Согласно показаниям Тарасова, «Цыбко К.В. приехал на автомобиле Мерседес S класса темного цвета примерно около 13.30». При этом по телефону Цыбко сказал Тарасову, что освободится в полтретьего-три. То есть в 12.04 Тарасов звонит Цыбко, узнает, что Цыбко занят еще порядка трех часов (а в этот момент Тарасов уже подъезжает к дому Цыбко), высаживается около дома сенатора и ждет. Вдруг Цыбко появится раньше? Ожидая больше часа, Тарасов ни разу не звонит сенатору, чтобы удостовериться в том, что тот приедет. По словам Тарасова, он появляется в 13.30. А в 13.20 в Совете Федерации, в другом районе Москвы, делают общее фото. В середине стоит Валентина Матвиенко. А в предпоследнем ряду слева – сенатор Константин Цыбко!
 
Согласно данным билинговой системы, Цыбко не покидал здания Совета Федерации до вечера. При этом Тарасов, неожиданно вспомнивший об их встрече, спустя три года подробнейшим образом описывает и то, как он ехал к дому Цыбко, и то, как передавал деньги, что сказал Цыбко, как потрогал его за руку. Тарасов, всю жизнь проживший в Челябинской области, с удивительной точностью указывает названия переулков, не знакомых даже коренным москвичам, помнит все дорожные знаки, встретившиеся ему на пути. А после передачи взятки Цыбко, по словам Тарасова, еще и позвал его в клуб. «Вид у него был очень довольный», — говорит Тарасов. Пойти в клуб Тарасов отказался, а Цыбко, по его словам, пошел. В клуб. В два часа дня! И это вместо того, чтобы вернуться на новогодний прием с участием председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко. Ни один сенатор не пропустил этот вечер, и камеры пресс-службы Совфеда это зафиксировали.
 
Почему-то обвинением принимаются показания Тарасова, у которого нет ни одного свидетеля. При этом следствие не берет во внимание алиби Цыбко, «обеспечивает» которое весь состав Совета Федерации, материалы прослушки, спутниковые данные о местонахождении сенатора, фото- и видеоматериалы пресс-службы Совета Федерации.
 
Тарасов утверждает, что в телефонном разговоре Цыбко назвал ему свой домашний адрес. Но мы видим этот разговор, который длился всего несколько секунд. Другого разговора в деле нет. Неужели, если бы обвиняемый действительно назвал адрес или обозначил какие-либо условия встречи, намекнул на передачу денег, следствие не использовало бы эту вескую улику?
 
Накануне отъезда в Москву Евгений Тарасов действительно собирал обналиченные деньги. Своим подельникам он сказал, что «собирает для Москвы», не уточнив для кого именно.
 
27 декабря рано утром предприниматель Лариса Разенкова, помогавшая чиновникам реализовывать мошенническую схему, звонит заместителю Тарасова Валентину Гунину:
Разенкова: Ну, все, Тарасов доволен?
Гунин: Ну, я его не видел, я передал водителю.
Водитель Тарасова, Коля, привез эти деньги жене Тарасова уже 27-го числа, когда Тарасов был в Москве. Тарасов изначально знал, что не повезет эти деньги с собой в Москву, и сумма, которую обналичили накануне, была не пять, а два миллиона.
Разговор Тарасова с женой Ириной Торлиной 27 декабря в 16.28.
Торлина: Жень, ну, я один Коле отдаю, правильно?
Тарасов: Ир, ты вот безмозглая что ли? У меня уж по-другому слов нету. Не надо было при Коле ничего считать. Взяла бы сама посчитала, потом Коле позвонила бы, отдала, Ирин. Я же тебе нормально объяснил.
Торлина: А я ничего не делала.
Тарасов: Коля что ли рядом с тобой?
Торлина: Нет.
Тарасов: Понятно. Один да, один бери себе, один отдай потом Коле.
Торлина: Угу-угу. Все, я поняла.
Тарасов: Все, давай. Мне телефон нужен.
 
В обвинительном заключении, которое подписал старший следователь по особо важным делам при Председателе Следственного комитета России Александре Бастрыкине, генерал-майор юстиции Николай Тутевич, значится, что 27 декабря 2011 года «Цыбко К.В. лично получил от Тарасова Е.В. в качестве оставшейся части взятки в виде денег 5 000 000 рублей».
 
В этой связи появляется вопрос к следователю: кто же тогда был на заседании Совета Федерации? Кто на фото с Валентиной Матвиенко? И почему Тарасов вспомнил о том, что летал в Москву, передавал взятку сенатору во дворе его дома (такое, согласитесь, случается нечасто), только спустя три года, оказавшись в тюрьме, ведь до этого он был уверен, что все деньги передавал в Озерске. Будет ли пересмотрено дело Тарасова, ведь на своем суде он ничего не сообщил о предновогодней встрече и дал ложные показания, зная, что за это предусмотрена уголовная ответственность? Правовую
оценку этому доказательству даст уже Генеральная прокуратура.
Что касается того, куда ушли 17, 5 миллионов рублей, украденных Тарасовым и компанией из бюджета Озерска (и по утвержденяим Тарасова, переданных потом в виде взятки Цыбко), то в предыдущих публикациях мы проследили судьбу 15 миллионов рублей. Сенатор Цыбко тех денег точно не касался. Деньги были распределены. как мы помним, следующим образом:
1, 5 миллиона рублей - главе Озерска Калинину,
1 миллион - советнику главы города Зюсю,
3 миллиона - бывшему заместителю директора по коммерции филиала бюджетного учреждения ВНИПИЭТ в Озерске Степанову,
5 миллионов - известному нынче в Челябинской области высокопоставленному должностному лицу (его фамилия следствию известна),
3 миллиона рублей преступники положили якобы в автомобиль еще одного известного лица (которое, в отличие от всех остальных, не допрашивалось и признательных показаний в получении денег не давало),
1, 5 миллиона - самому Тарасову. 
Именно такое распределение похищенных средств подтверждается данными прослушек разговоров участников преступной группы. Есть и иные доказательства, на которые мы также указывали в публикациях. Куда теперь добавить эти последние пять миллионов рублей, вопрос. Поскольку и этих денег сенатор Цыбко, как мы видим, не касался тоже.Но в сумме получается уже даже больше, чем ему вменяют.  
Не 17, 5 миллионов рублей, а все 20 миллионов...
 
Отдел расследований
 

 

477
Популярное
Лента новостей