01.02.2016 20:03

Бывший примером получил урок воспитания

Рейтинг: 0
Бывший примером получил урок воспитания

Мы продолжаем публикацию полных версий материалов журнала «Востребованные профессии. Учитель», выпущенного при содействии Челябинского педагогического университета. Сегодня представляем Ивана Иоголевича. Его победа в российском конкурсе «Учитель года» в 2005 года стала настоящим событием для Челябинска.

 «Термин «одаренные дети» – это от нашей ограниченности, от того, что не до каждого ребенка можем дойти, помочь развить его способности». 
Иван Иоголевич
 
Урок Иоголевича на конкурсе «Учитель года» в 2005 году по теме «Равномерное прямолинейное движение» был признан жюри лучшим в России. Как стать таким учителем? Иван Александрович утверждает, что как педагог (а он тогда преподавал в лицее № 31) учился у талантливых... учеников. Начинал работу в школе еще студентом второго курса пединститута. Прошел вместе с детьми весь путь в постижении физики. «Ни один вуз, никакие курсы повышения квалификации такого дать не могут! – говорит Иоголевич. – Есть образовательные стандарты, которые гласят, что главное – учебный процесс. Есть ученик со своими возможностями и интересами. И есть учитель – тоже со своими человеческими особенностями. С одной стороны, мы должны соответствовать стандартам, с другой – работаем с тем, что в стандарты не вписывается. Наиболее ценный опыт в нашем лицее – разрешение этой проблемы».

Придя в школу, Иоголевич больше занимался воспитательной работой: организовывал коммунарские сборы (была в Челябинске такая традиция, созданная легендарным педагогом Владимиром Караковским), работал классным руководителем, заместителем директора по воспитательной работе.. Но однажды подошел к директору и сказал: «Освободите, дайте возможность заниматься физикой!» Что мог бы ответить директор? «Кто ты такой, чтобы не быть классным руководителем?! Все так работают, и ты будешь!». Директор 31-го лицея Александр Попов решил иначе. Учитель конкретного предмета – физики – важнее, чем классный руководитель или замдиректора по воспитанию. Наука воспитывает сама. В результате Иван стал физиком, который готовит чемпионов мира, выполняет престижную работу наблюдателя от России на мировых олимпиадах.
 
В журнале «Национальный проект «Образование» про него написали так:
«Зачем учитель входит в класс? Чему он научит детей? То, что педагогическая наука называет целеполаганием, Иван Александрович усвоил давно. Но учитель физики Иоголевич знает и несомненно большее: в педагогике он должен быть искренним. Знает, к каким высотам он должен вести учеников, не лишая их свободы выбора. Ответственность же учителя, по мнению Ивана Александровича, состоит в том, чтобы помочь ребенку вписаться в мир, обрести в нем высокий смысл. Поэтому его ученики, образованные и талантливые, легко находят свое место в жизни. Основой педагогического мастерства Иван Александрович считает умение вести диалог с учеником через парадокс открытия. Диалог этот побуждает к собственным открытиям в области физических явлений. И его эксперимент с зеркалами на уроке мастерства покорил российское учительство в Калининграде, где проходил конкурс «Учитель года»-2005. Система зеркал Иоголевича помогла увидеть многоцветную оптику картины А.Иванова «Явление Христа народу».

Ученики Ивана Александровича пять раз становились победителями международных олимпиад (Артем Воронов – в 1997 году в Канаде, Евгений Панов – в 1999 году в Италии и в 2000 году в Англии, Кирилл Королев – в 2001 году в Турции, Антон Попов – в 2006 году в Сингапуре). 

Брать интервью у Ивана Александровича Иоголевича и легко, и трудно. Вопросов к нему масса, но за последний год ему подобных вопросов задавали сотни.

– Звание лучшего учителя России заметно выделяет вас из числа коллег.

– Думаю, это некорректно сформулировано. Я всего лишь победитель конкурса, на котором присутствовали далеко не все лучшие учителя. И потом, конкурс – игра по определенным правилам... Тем не менее полученное звание ко многому обязывает. Хотя по-прежнему самое главное – то, что ты делаешь на уроке, вдали от посторонних глаз… Сейчас говорят о том, какой должна быть школа в ХХI веке. На этот вопрос нельзя получить ответ, сидя в кабинете. Нужно постоянно находиться в поиске.
 
– Лаборатория экспериментальной физики – это что за проект? 

– Сегодня школа идет в основном по направлению компьютеризации. Компьютеры, Интернет, автоматизированные рабочие места... Но при изучении таких предметов, как физика, химия, без эксперимента говорить не о чем. Я часто сталкиваюсь с учащимися из других школ. Так вот, без эксперимента они не понимают даже самых элементарных, базовых вещей. Понятия, законы усваиваются чисто формально… На сегодня кричаще необходима специализированная лаборатория, в которой школьники могли бы выполнять весь комплекс работ, вести исследовательскую деятельность (у нас очень много победителей всероссийских научных конференций, международных конкурсов исследовательских работ). В такой лаборатории можно готовиться к олимпиадам высокого уровня. Раньше на таких олимпиадах мы побаивались выполнения экспериментов. Эксперимент невозможно освоить за одно-два занятия – здесь нужна систематическая кропотливая работа. Наша база могла бы поддерживать режим такой работы, но не хватало площади.

– Идет ли речь о ведении серьезной исследовательской работы в школе или эксперимент должен существовать на уровне некоего наглядного пособия?

– Система образования, сложившаяся в пятидесятых годах, очень эффективная. Но есть современные требования. Раньше считалось, что человек должен получить одну профессию на всю жизнь. Если он решил стать инженером, должен усвоить фундаментальные знания по физике и математике. Сегодня же человек должен быть готов к перемене жизненного уклада, мобилен. Значит, весомую роль играют не только полученные знания, но и способность к получению новых знаний, а это меняет подход к обучению в целом. Есть предметы, освоение которых развивает человека. Те же физика и математика.

– Нужны ли детям вообще дополнительные занятия, спецкурсы, кружки, факультативы?
– Дополнительные занятия нужны обязательно. Они ставят ученика перед проблемой выбора, заставляют его занимать активную позицию по отношению к процессу обучения. Были разные периоды в организации работ со школьниками во внеурочное время. Сначала это было дело сугубо добровольное: дети, зная, что спецкурсы ведут вузовские преподаватели, бегом бежали на такие занятия. Потом от принципа добровольности пришлось отказаться. Мы начали жестко квотировать: один-два спецкурса для обязательного посещения. А потом мы заняли позицию активной пропаганды (рассказ учителей, для чего нужен такой спецкурс, примеры выпускников – чего достиг тот или иной ученик, посещавший дополнительные занятия), и это дает оптимальный результат.

– Отличаются ли ученики 31-го лицея уровнем общей культуры? Есть ли здесь что-то, что можно назвать фирменным почерком лицея в деле воспитания?

– Несомненно, мы можем говорить об определенной системе воспитания школьников, которая как бы и не выделена в особую графу. В иных школах планы воспитательной работы сплошь состоят из списков мероприятий уровня уроков патриотизма. У нас же процесс воспитания связан непосредственно с обучением. Создание какого-то внутреннего стержня, который можно назвать проявлением общей культуры, происходит ежедневно, во время каждого урока. Наши ученики считают себя частью одного общего целого, потому-то и приводят выпускники сюда своих детей, а иные уже и внуков, что чувствуют нерасторжимую связь с этим местом, с духом, царящим здесь.

– Можете ли вы припомнить какой-нибудь знаковый эпизод, который мог произойти только в тридцать первом лицее?

– Однажды я где-то задержался по дороге на урок и зашел в класс примерно через минуту после звонка. С удивлением обнаружил, что детей нет. Лишь услышав шорох, пригляделся повнимательнее и увидел ботинки, торчащие из-под шторы, и еще пиджак, зажатый дверцей шкафа. Начал извлекать ребят из их убежищ: кого из-под парты, кого с подоконника. Потом, естественно, стал выяснять, с чем такое поведение связано. Они сказали, что в начале урока зашел директор Александр Евгеньевич Попов, увидел, что учителя нет, и сам посоветовал детям спрятаться, чтобы для меня был сюрприз и заодно урок как учителю, опаздывающему на занятия. Такое могло быть, наверное, только в 31-м лицее.

– Правда ли, что когда ваш класс, тот, в котором вы сами учились, писал выпускное сочинение, одна ваша одноклассница выбрала тему «Человек, являющийся для меня примером» и написала про вас?

– Говорят, правда. И для меня это было примером того, что можно быть лидером в классе и оставаться в то же время обычным человеком, хорошим товарищем, самим собой в конце концов. 

– Школа стала другой по сравнению с той, в которой когда-то учились вы. Как, по-вашему, она стала лучше? Вернее, есть ли ощущение продвижения вперед?

– Да, безусловно, движение вперед есть – это абсолютно точно.
 
Из книги «31-й – это имя»
 
724
Популярное
Лента новостей