07.02.2016 15:24

Захоронение радиоактивных отходов. Как это делают в Германии

Рейтинг: 0
Захоронение радиоактивных отходов. Как это делают в Германии

В конце января группа уральских журналистов посетила предприятие «Конрад» в Германии, где на километровой глубине готовится площадка для захоронения радиоактивных отходов (РАО). Для России этот опыт интересен тем, что в нашей стране РАО, включая высокоактивные, накоплено в десятки раз больше. Но у нас работа по подготовке мест захоронения РАО только началась.

Знакомство с Пайне  

Прилет в аэропорт Ганновера, поездка на автобусе по идеально ровной дороге в городок Пайне, где мы остановились в местной гостинице, дружеский ужин под темное пиво – так мы начали знакомиться с Германией. В Пайне, кстати, где мы успели прогуляться по тихим улочкам в расчете увидеть хотя бы одного злого сирийского беженца (надежды не оправдались), хорошо, наверное, жить на пенсии. Во-первых, в январе там почти нет снега. Все больше зеленая травка и листва на деревьях. Такая вот немецкая зима. Аккуратные, почти кукольные, домики, мало людей на улицах. Движение на трассе, разрезающей городок, есть, но не слишком оживленное. Cами жилые дома здесь в основном двухэтажные, с высокими крышами. В целом смотрятся они очень практично, без какой-либо вычурности. Одни красиво увиты зеленью, другие обошлись без этого. Большинство выглядят просто, даже стандартно, но с разными местными примочками у входа типа куклы в виде бабушки с биноклем на подоконнике (выше на входе в этот дом мы рассмотрели настоящую видеокамеру). Интересно, когда здесь нет туристов, местные жители пристально наблюдают за соседями? И что им удается увидеть? Здесь вроде бы и так никто ни от кого ничего не скрывает. Предельно невысокие заборы. Кое-где и заборов-то нет, их заменяет живая зеленая изгородь.
Жизнь в этом городке течет, судя по всему, неторопливо. Люди ходят неспешно, машины тоже скорость не превышают. Встречаются медлительные велосипедисты. Кажется, что еще километр – и ты сам уснешь на ходу. Уютные перекрестки, вокруг очень тихо. Местами на боковых улочках попадаются трещины и даже отдельные выбоины на асфальте - этакий признак немецкой провинциальности. Каких-то  ярких достопримечательностей нам по дороге так и не попалось. С другой стороны, подумалось, что в таких местах вполне можно встретить старость. В Челябинской области тоже есть свои симпатичные провинциальные городки со старыми зданиями типа той же Сатки. Но во-первых, частные дома там, конечно, не идут по качеству ни в какое сравнение с домами в небольших немецких городах. Во-вторых, помню, когда мы пару лет назад приехали в Сатку летом, чтобы посмотреть Сонькину лагуну, то были потрясены местными нравами. Метрах в 200 от главной городской гостиницы (мы ехали мимо на такси и разглядели картину мельком) прямо у дороги один местный алкоголик уложил другого шеей на ограждение и со всей силы заламывал ему голову так, что, казалось, сейчас ее оторвет. До сих пор переживаю, чем тогда там все закончилось.      
        
Конрад
 
     Конечно, мы в первый вечер в Германии совершенно не думали про то, что на следующий день спустимся на километровую глубину в громыхающих лифтах (хотя нас вроде бы предупреждали). А перед этим наденем на себя не только традиционные на предприятии «Конрад» комбинезоны, но и казенное нижнее белье под них, заботливо подготовленное сотрудниками немецкого предприятия. Белье с виду было очень смешное: чистое, конечно, но изрядно застиранное, неопределенного сероватого цвета. Женщины, участницы  нашей делегации, поначалу комплексовали, когда им сказали, что надо будет снять с себя все и нарядиться в такую вот казенную одежду. Но как потом выяснилось, в процессе переодевания быстро сориентировались и даже сделали исторический кадр, нарядившись в это шахтное нижнее белье и смело встав перед фотокамерой всей женской делегацией (еще до одевания комбинезонов). Мужчины оказались не столь креативны. И потом только пускали слюнки, пытаясь представить нюансы той фотографии (увидеть ее нам не довелось).
     Если говорить по существу, немцы основательно подошли к такому серьезному вопросу, как захоронение радиоактивных отходов. В Германии эксплуатируется сейчас девять реакторных установок. Было 17, но восемь уже остановлены. А к 2022 году все АЭС страны будут остановлены. Это не случайно, Германия сделала выбор на перспективу в пользу других способов производства энергии. А что делать с накопленными радиоактивными отходами?
Система распределения функций и обязанностей в столь сложной сфере поделена между различными ведомствами и организациями. В частности, федеральное правительство отвечает за окончательное захоронение РАО, министерство окружающей среды, сохранения природы и ядерной безопасности (а также находящееся в его ведении федеральное ведомство по радиационной защите) отвечает за выбор площадки для захоронения РАО, комитеты по ядерной безопасности, радиологической защите и обращению с ядерными отходами предоставляют свои рекомендации по всем возникающим вопросам. Компания GNS  отвечает за транспортировку и захоронение РАО. Компания DBE сооружает и эксплуатирует могильники. Федеральное управление по обращению с РАО занимается лицензированием пунктов захоронения РАО. Федеральный исследовательский институт занимается изучением геолого-геофизических вопросов в области окончательного захоронения РАО. Это не полный перечень ведомств и функций.
    К слову, сейчас в Германии реализуются три проекта по захоронению радиоактивных отходов с незначительным остаточным тепловыделением (к ним относится и «Конрад») и один по захоронению РАО с высоким уровнем тепловыделения и отработавшего ядерного топлива («Горлебен»).
На шахтах Конрад с 1965 по 1976 годы добывали железную руду. После закрытия рудника руководство компании и профсоюз инициировали исследования по оценке его пригодности для размещения захоронения РАО. Заявка регулятору была подана еще в 1982 году. Рассматривали ее безумно долго – целых 20 лет! За эти годы местные жители, которые были, конечно, не в восторге от идеи, подали 300 тысяч обращений в различные судебные инстанции. Но в мае 2002 года регулятор все же выдал лицензию на строительство могильника. Об этом уральской делегации журналистов рассказал Гюнтер Шахт, представитель Федерального агентства по радиационной защите (BfS). После выдачи лицензии прошло еще пять лет, прежде чем бывший железный рудник получил официально статус пункта захоронения РАО. Строительные работы на площадке после реконструкции шахт Конрад 1 и Конрад 2 стартовали в 2009 году. Стоимость строительства составила 900 миллионов евро. Но первые партии радиоактивных отходов поступят сюда лишь в 2022 году, в год закрытия последней АЭС. Если считать с момента подачи заявки в 1982 году, получается ровно 40 лет ушло на решение вопроса с захоронением! Будет ли в России этот процесс тянуться так же долго, сказать трудно. Но в том, что радиоактивные отходы надо хоронить с соблюдением всех необходимых правил и процедур, в этом сегодня сходятся во мнениях российские специалисты атомной отрасли и те же экологи. Так, участвовавший в поездке руководитель общественного фонда «За природу» Андрей Талевлин напомнил мне, что в России накоплено 500 миллионов кубометров жидких радиоактивных отходов. Из них почти треть – на нашем озерском «Маяке». С таким «богатством» надо срочно что-то делать. И немецкий опыт наверняка России пригодится. Поскольку по активности накопленные жидкие РАО – это как 15 аварий типа Чернобыльской.
 
300 тысяч лет можно жить спокойно
      Как нам рассказал уже в самой шахте представитель государственной компании DBE Йоханес Шнайдер, в эти тоннели высотой в семь метров радиоактивные отходы начнут поступать в специальных контейнерах. Потом их будут размещать в боковых тоннельных углублениях (мы осмотрели одно из них), после чего забетонируют. Причем, будет забетонировано, как я понял, не только непосредственно место захоронения, но и тоннели в целом. С учетом того, что тоннели на «Конраде» протянулись на 40 километров, рынок сбыта для производителей бетона намечается нешуточный.  
  Немцы тщательно просчитали необходимые затраты. Захоронение РАО начнется через шесть лет, а уже сегодня известно, что эксплуатационные затраты составят 18, 5 миллионов евро в год. На этапе планирования и проведения геологических изысканий (1997-2008 годы) затраты составили 930 миллионов евро. Без малого миллиард… Дорогое удовольствие, но крайне необходимое. По крайней мере если думать о защите окружающей среды всерьез. Сейчас специалисты говорят, что за ближайшие 300 тысяч лет можно быть спокойными. Радиация на поверхность отсюда не просочится. 
 
Горлебен
 
Самые опасные радиоактивные отходы Германии хоронят в Горлебене, где нам побывать не удалось (наверное, это к лучшему!). Здесь, в бывших соляных шахтах, собирают РАО с высоким тепловыделением. Геологоразведочные работы в этом месте обошлись дороже – в 1, 5 миллиарда евро. Тем не менее в 2000 году был введен мораторий на дальнейшие исследования, отмененный лишь девять лет спустя. В Горлебене построен опытный завод  по кондиционированию отходов. Но в целом перспективы проекта под вопросом. Ибо разгорелись жаркие споры относительно этого места. И правительство Германии стало искать другие площадки. Инициатива поддержана всеми основными политическими партиями. Альтернативную площадку ищут до сих пор. Поскольку стремятся по максимуму учесть мнение общественности, политиков и специалистов. А это ой как непросто…Никто, понятно, не хочет жить по соседству с могильником РАО. Даже при наличии самых высоких государственных гарантий. Окончательное решение по месту захоронения высокоактивных РАО будет в итоге принимать Бундестаг (немецкий парламент). В целом процедура выбора новой площадки включает в себя восемь этапов. А пока Горлебен все еще рассматривается в качестве кандидата для размещения захоронения. Однако на сегодня поставки радиоактивных отходов в пункт промежуточного хранения сюда временно прекращены. Между прочим, в поселке Горлебен до сих пор люди живут. Это буквально в паре километров от места захоронения РАО.

807
Популярное
Лента новостей