18.02.2016 17:34

Экология – тоже национальная безопасность

Рейтинг: 0
 Экология – тоже национальная безопасность

Тема экологии особенно актуальна для регионов Уральского федерального округа, заявил вчера в Челябинске на выездном заседании Совета безопасности России заместитель секретаря Совбеза Владимир АЗАРОВ.

В округе накоплен значительный объём отходов потребления — более 11 млрд тонн, а перерабатывается менее 1%. Особенно это касается Челябинской и Свердловской областей. По загрязнению атмосферного воздуха одним из самых неблагополучных городов России является Челябинск.

На территории Челябинской области находится около 200 горнодобывающих и перерабатывающих предприятий, подчеркнул полпред президента в УрФО Игорь ХОЛМАНСКИХ. Из-за этого сформировались серьёзные экологические проблемы. В области накоплено более 3 млрд тонн отходов, 80% из них — это отходы от добывающей промышленности. Более половины территорий региона загрязнено этими отходами. По словам полпреда, сложная ситуация сложилась вокруг Коркинского разреза, а производство в Карабаше известно далеко за пределами федерального округа. Холманских добавил: он считает, что для исправления ситуации сил региональных властей недостаточно. Требуется помощь и содействие от профильных органов исполнительной власти страны. По мнению полпреда, нерешённые экологические проблемы становится угрозообразующим фактором для развития региона. В качестве характерного примера выступающий назвал обеспокоенность населения вокруг проекта строительства Томинского ГОКа. Он назвал организации, спекулирующие на естественных стремлениях населения жить в экологически благополучных условиях «деструктивными элементами» и заявил, что деятельность этих «экологов» «никак не связана с охраной окружающей среды».

Не без «помощи» этих «деструктивных элементов» возникло определённое социальное напряжение в отношении нового проекта Русской медной компании на Южном Урале, строительства в Сосновском районе комбината по добыче и обогащению медной руды. Губернатор региона Борис ДУБРОВСКИЙ, чтобы понизить градус общественного напряжения, был вынужден изыскивать дополнительные средства в и без того дефицитном региональном бюджете 2015 года, чтобы организовать проведение повторного экологического аудита Томинского проекта.

Впрочем, ещё до начала заседания Совбеза пресловутых «экоактивистов» ждало большое разочарование. На заседание не смог приехать руководитель этой структуры Николай ПАТРУШЕВ. А ведь именно на него, судя по всему, были рассчитаны запланированные к федеральному мероприятию протестные пикеты. Задумка не сработала. На заседании Совбеза другие чиновники высокого ранга дали уже известные и, в общем, нелицеприятные оценки всей этой антигоковской кампании. Теперь совершенно ясно, что реализация проекта будет продолжаться своим чредом, в полном соответствии с российскими законами и с приоритетами экологической безопасности.

Но если ситуация с Томинским ГОКом становится предельно понятной, а экологический контроль проекта более чем строгим, этого, к сожалению, нельзя сказать о многих действующих предприятиях региона. Ведь именно они, а не будущий ГОК отравляют сегодня экологию Южного Урала. Это из-за их выбросов в атмосферу и иного воздействия на окружающую среду УрФО и Челябинская область в частности заслужили столь жёстких оценок экспертов и членов Совбеза России.

Ситуация вполне закономерна: Урал, так называемый старопромышленный район России, несколько веков является центром металлургии страны. В годы советской индустриализации, и особенно после начала Великой Отечественной войны, когда на Урал перебазировались тысячи предприятий с территорий, находившихся под угрозой захвата нацистами, было не до экологии. Речь шла о судьбе страны. Да и после окончания войны экологии в СССР должного внимания не уделялось ещё несколько десятилетий. Последствия этого ощущает сегодняшнее поколение россиян.

Полпред президента в УрФО был абсолютно прав, сказав на заседании Совбеза о том, что с тяжёлыми экологическими последствиями от деятельности предыдущих поколений Челябинская область и Урал в целом самостоятельно не справятся. Необходима помощь и поддержка федерального центра. Эта мысль далека от привычной многим позиции, чуть что выпрашивать денег у Москвы. Историческая правда говорит о том, что природа Урала «заболела» ради общих интересов страны. Получается, и «лечить» окружающую среду ныне надо всем вместе.

На выездном заседании Совбеза в числе проблемных были названы Коркинский угольный разрез и предприятие «Карабашмедь». При внешней похожести экологических проблем на производствах, одному из которых минуло 80 лет, а второе перешагнуло вековой рубеж, их решение принципиально разнится.

Предприятие, ныне разрабатывающее Коркинский разрез, сегодня пребывает в стадии банкротства. И хотя здесь продолжается добыча угля и даже проводятся кое-какие мероприятия по рекультивации, они в принципе не могут решить проблему. Это изначально не планировалось при разработке проекта в начале 30-х годов XXстолетия. Разве кто-то думал в годы первых советских пятилеток о том, что через много десятилетий соседствующий с угольным разрезом Челябинск будет задыхаться дымом от самовозгорающихся углей, а специалисты и чиновники всех уровней будут ломать голову над тем, что же делать с самой глубокой в Европе «дырой», контуры которой видны даже из космоса? Для того чтобы это безобразие даже не ликвидировать, а просто привести в более или менее приемлемый вид потребуются миллиарды и миллиарды рублей. Этих денег нет не только у собственника. Их не найти даже в не очень обильном ныне областном бюджете.

Экологические эпитеты в отношении Карабаше по большей части носят эмоциональный характер. Ни в одном серьёзном научном или административном документе не зафиксировано, что это «самый грязный город планеты» или «зона экологического бедствия». В России есть, как минимум, несколько территорий, в сравнении с которыми экологические проблемы Карабаша, как говорится, отдыхают. И это не голословное утверждение, а данные научных исследований. Тем не менее, жителям региона и в особенности местным от этого не легче. Проблема существует, и серьёзная.

За последние десятилетия Карабаш не раз переживал трудные времена. На заре эпохи рыночных реформ градообразующее медеплавильное производство останавливалось. За время простоя население города сократилось, по самым скромным оценкам, вдвое. И лишь в 2004 году, с момента, когда управление заводом взяла на себя Русская медная компания, в старинном городе металлургов жизнь оживилась. Новый собственник вложил в коренную модернизацию производства, в общей сложности, около 11 млрд рублей. Полностью была заменена устаревшая, антиэкологическая технология производства. Сегодня уже можно говорить о том, что частный инвестор обеспечил в Карабаше не только занятость населения и поступление налогов во все уровни бюджета. Справедливо рассуждать и о минимизации вредного воздействия на окружающую среду от текущей производственной деятельности. Но как быть с наследием прошлого, с высокими отвалами горной породы, которые в течение десятилетий являются визитной карточкой Карабаша, и в которых содержится значительная часть из тех 3 млрд тонн отходов Челябинской области, о которых на заседании Совбеза говорил уральский полпред? Эту проблему не может, да и не обязан решать нынешний собственник медеплавильного производства. Она не по силам и областным властям. Будет ли услышан призыв, который прозвучал на заседании Совета безопасности в Челябинске, считать эту проблему общегосударственной?

529
Популярное
Лента новостей