Челябинская область готовится к взятию новых высот: интервью с директором АИР Анатолием Лобко
+7°
Сообщить новость
04.07.2016 12:41

Челябинская область готовится к взятию новых высот: интервью с директором АИР Анатолием Лобко

Рейтинг:
Рубрика: Общество
Челябинская область готовится к взятию новых высот: интервью с директором АИР Анатолием Лобко

Либеральная общественность не перестаёт критиковать власть, не предлагая ничего конструктивного и не пытаясь найти с ней диалога. Бизнес-сообщество тоже не отстаёт от интеллигенции в своей критике властных структур. Меж тем, власть заинтересована в бизнесе и готова вести с ним прямой и открытый диалог. Об экономических проблемах и путях их решения рассказал корреспонденту Lentachel.ru директор Агентства инвестиционного развития Челябинской области Анатолий Лобко.

- Для начала, хотелось бы узнать про инвестиционную привлекательность нашего региона. В разных источниках можно найти информацию о том, что Челябинская область входит то в десятку, то в двадцатку наиболее привлекательных регионов для инвесторов. По каким критериям оценивается инвестиционная привлекательность региона?

- Тут происходит в некотором роде подмена понятий. С этого года Агентство стратегических инициатив (АСИ) формирует  рейтинг освещённости темы инвестиционной привлекательности регионов  в средствах массовой информации.Это, на самом деле, очень важный фактор, и по этому показателю(публичности) мы входим в пятёрку лидеров.

Несколько другой вопрос – именно рейтинг инвестиционной привлекательности регионов, который также ведет АСИ. И если тема освещённости СМИ просматривается в текущем периоде, то рейтинг инвестпривлекательности ведётся с определенным временным лагом (отсрочкой).Эти результаты озвучиваются на Петербургском экономическом форуме.

Опросы по этому рейтингу проводились ещё в ноябре 2015 года и, по некоторым направлениям, продолжались до конца первого квартала 2016 года. Мы сохранили позиции во второй группе регионов – группе «Комфортные условия ведения бизнеса». Но надо четко понимать, что положение в рейтинге зависит от множества факторов:работа территориальных представительств федеральных органов власти, таких как налоговая инспекция, Росреестр, Кадастровая палата,а также показатели, определяемые возможностями регионального бюджета - качество дорог, финансовая поддержка малого бизнеса и т.д.

Очень большой блок работ зависит непосредственно от чиновников регионального, муниципального уровня, и от их диалога с бизнесом.

- Что нужно сделать, чтобы подниматься в этом рейтинге на более выигрышные позиции?

- В качестве примера можно посмотреть на наших коллег-соседей – Тюменскую область, которая сделала серьёзный, качественный шаг. Чтобы был положительный результат, в первую очередь, работу необходимо систематизировать и координировать.Необходимо, чтобы каждое отдельное ведомство вело свою деятельность, понимая, что происходит за «соседней стенкой», осознавая, насколько конкретно его работа повлияет на результат рейтинга в целом.

Вообще все мероприятия по тематике инвестиционного рейтинга нужно воспринимать как проекты. И для управления проектами – логично – долженсуществовать проектный офис, занимающийся контролем сроков икачества, т.е. единый координирующий орган, и я считаю, что его нужно создавать.В идеале ответственный человек и вообще вся его команда должны находиться вне «системы», быть незадействованными в политических расстановках, чтобы это не влияло отрицательно на другие задачи деятельности. На мой взгляд, нужна структура, которая будет заниматься исключительно тематикой инвестиционного климата в разрезе национального рейтинга.

Необходимо также мотивировать чиновников на достижение запланированного результата. Существует большой объём работы институционального характера, например, по муниципальному инвестиционному стандарту, направленный на создание комфортных условий для реализации проектов непосредственно в муниципальном образовании. Вообще значительный объём процессов в инвестиционной фазе проходит в муниципалитете: земельные, градостроительные вопросы. Поэтому от муниципального уровня зависит очень много.

- А что касается оценки в рейтинге непосредственно вашей деятельности?

- Наше агентство отвечает за конкретные показатели: работа региональной структуры по привлечению инвестиций и работе с инвесторами, и региональный инвестиционный портал, где у нас, кстати сказать, хорошая динамика. У АИР есть планы и задачи, поставленные губернатором, понятная оценка нашей деятельности. При составлении рейтинга же опрашивают бизнес-сообщество, часть из которого нас не знает, часть просто не находится в фазе инвестирования со своими проектами. То есть мы зачастую находимся с ними в разных плоскостях деятельности, а они же потом выставляют нам оценку.

Есть и другая трудность – унас порядка 200-300 обращений, и до 40 «клиентов» мы ведём непосредственно, но эту информацию никто не запрашивал. Таким образом, мы делаем вывод на ближайшую перспективу, что модель нашей работы нужно в большей степени подстраивать под методику составления рейтинга инвестиционной привлекательности регионов. Важно, чтобы и другие ведомства сделали аналогичные выводы.

- Получается, АИР технически не может принять участие во всех механизмах, влияющих на инвестпривлекательность области?

- Мы занимаемся, в первую очередь, сопровождением инвестиционных проектов. Блок инвестиций состоит из многих аспектов: законодательство, оформление разрешительной документации, вопросы финансового характера. Отдельную и сложную тему составляет работа с ресурсоснабжающими организациями: в этом процессе большое количество стейкхолдеров (участников, заинтересованных лиц),с которыми мы находимся во взаимодействии.

– Когда вы говорите о работе с инвесторами, создается впечатление что агентство ориентировано на инвесторов, имеющих небольшой опыт «вхождения» в регион, которые только начинают свою работу. Но существуют крупные инвесторы, у которых механизм «вхождения» в регион уже отработан, схема полностью обкатана. Существует ли у вас градация? И какие особенности работы сними?

- Если человек первый раз находится в инвестиционном процессе, то жизнеспособных проектов у него меньше, чем у более опытной команды. Вероятно, он мало взаимодействовал с «властью», вот эти проблемы мы решаем.

Если же говорить о таких «монстрах» как, например, ИКЕА, то у них процессы отлажены. Тем не менее с таким опытным игроком работы не меньше. Они чётко отслеживают возможные риски, в том числе политические. Имея большой опыт работы, они знают, где им могут «подложить свинью».

Когда мы сопровождали эту сделку, компания ИКЕА уделяла внимание таким тонким деталям с целью нивелирования возможных рисков в перспективе, какие новичок просто не заметил бы. Запуск реализации проекта ИКЕА у нас – первый проект компании в России с 2008 года. В борьбе за этот проект мы обошли многие крупные регионы: скандинавская компания выбрала нас по сумме проработанности правовых и технических вопросов (улыбается). Скажу без лишней скромности, наша команда решила эту задачу. За что особое спасибо вице-губернатору Руслану Гаттарову, а также губернатору Борису Дубровскому, который держал этот вопрос на контроле.

- Вы рассматриваете Челябинскую область как сугубо промышленный регион, который и должен остаться таковым, или возможны варианты?

- Челябинская область всегда была промышленной, в наших интересах, чтобы она оставалась таковой. Одно дело - окружающая среда, другое – рабочиеместа, надо сопоставлять такие вещи. Большинство нашего населения занято на крупных предприятиях. Я не говорю о том, что надо ограничиться только промышленностью, но, согласитесь, если наши металлургические гиганты остановятся, ничего хорошего не будет. На данный момент структура экономики промышленная, но мы работаем над изменением её структуры, диверсификацией, привлечением инвестиций в регион. Большую роль в этом играет имидж региона и существующие предпосылки. Мое видение следующее: необходимо проводить рыночные исследования, отраслевые обзоры, понимать, к чему идёт бизнес. А бизнес идёт к рынкам сбыта, ресурсам и компетенциям.

Самое эффективное – учитывая девальвацию рубля, существующие тренды в краткосрочной и среднесрочной перспективе, статьи импорта и экспорта – организовать все таким образом, чтобы предприятия, которые импортируют продукцию, локализовали производство в нашем регионе. Нужно выявить на основе анализа конкретные хозяйствующие субъекты. Это либо российские компании, либо иностранные. В первом случае им нужно занимать возможные рыночные ниши, которые сейчас заняты импортом. Во втором – привлечь иностранного игрока, который локализует производство на территории России.

– Как это всё выглядит на практике?

- Возьмём для примера  «РИФ-Микромрамор». Нами была проделана большая работа с Федеральным фондом развития промышленности, сейчас компания находится в стадии заключения кредитного договора.

Есть конкретный выпускаемый продукт – мелкодисперсный мрамор, применяемый в химической промышленности и производстве бумаги. Эта продукция к нам импортировалась из Турции и Греции. В то же время у нас в области есть месторождения мрамора плюс солидное логистическое преимущество (продукция востребована в Сибири и Казахстане). Самый главный момент – валютная ситуация, которая априори создаёт более выгодные условия для работы предприятия в России.

Есть рынок, мы видим, какая доля рынка на текущий момент занята импортом, и работаем с компанией, у которой есть возможность для развития и занятия соответствующей рыночной ниши, вот такие компании и надо «затаскивать» к нам в регион. При содействии АИР области они получают льготный займ (5% годовых) от Фонда развития промышленности России и строят в Агаповском районе новый завод с высокотехнологичным производством, тем самым занимая существующую нишу. Для нас важно, что при этом они создают порядка 70 рабочих мест для населения.

– А если бы для реализации этого проекта мы привлекали иностранную компанию, не поддерживая при этом местную?

– Иностранные компании зачастую работают на собственном капитале и за счёт собственного финансирования, это несомненный плюс, это позволяет за короткий промежуток времени реализовать проект. Пример: не так давно мы встречались с представителями компании «Дюккерхофф», которая владеет «Суховолжским цементом», сейчас она также владеет Коркинским заводом.

Всё зависит от того,в какой перспективе размышлять. Вот есть у нас завод в Коркино. С  одной стороны, в него вкладываются зарубежные инвестиции. Но владельцы иностранные, капитал иностранный, очевидно, что геополитика влияет на бизнес-решения.

А поддерживая наше предприятия, мы работаем и на создание среднего класса, который с наибольшей долей вероятности реинвестирует капитал в страну. Лучше всего в нашем регионе (улыбается).  Но с иностранным инвестором работать в плане финансовой составляющей проще, так как их возможности зачастую больше возможностей российских частных компаний.

– В чём вы видите основную проблему для развития производства в регионе?

– По моему мнению, основная проблема – слабая доступность финансовых ресурсов. К сожалению, капитализация предприятий и условия кредитования бизнеса в России оставляют желать лучшего. Ставки кредитные дорогие. Для решения проблемы финансирования государство и создает на федеральном уровне такие организации, как Фонд развития моногородов, Фонд развития промышленности (теперь он существует и на региональном уровне), а также Корпорация поддержки малого и среднего предпринимательства. Мы создаём возможности для развития региональных предприятий.

Как мы видим, инструментарий для решения сложных экономических вопросов обширен. Вопрос в том, сможет ли бизнес-сообщество в полной мере воспользоваться предоставленными возможностями, и как быстро это произойдёт. Анатолий Лобко убежден, что благодаря ориентированности региональной команды во главе с губернатором на поддержку предпринимательства, в регионе планомерно создаются хорошие условия для ведения бизнеса.

Ева Полякова

1345

Если вы стали очевидцем какого-либо события или просто обнаружили важную новость, присылайте ее нам

Не забудьте подписаться на нас в соцсетях:

Популярное
Лента новостей