Другой город
Челябинск
Суббота 24 июня, 2017 05:17 +10°
Новости в Челябинске
Новости дня
29.12.2016 18:26

Владимир Зубарев: есть сложная ортопедическая обувь, а есть типовая

Владимир Зубарев: есть сложная ортопедическая обувь, а есть типовая

В последние месяцы вокруг Челябинского протезно-ортопедического завода сложилась непростая информационная обстановка. Сообщают о выемках документов, проверках со стороны ряда ведомств. Но от работы этого предприятия во многом зависит жизнь тысяч инвалидов в регионе. Что же все-таки происходит? Директор предприятия Владимир Зубарев согласился ответить на наши вопросы.

Рейтинг: 0

Протезно-ортопедический завод сохраняет традиции

- Владимир Иванович, предприятие стабильно работает?

- ФГУП «Челябинское протезно-ортопедическое предприятие» работает стабильно, не сомневайтесь. Мы существуем с 1938 года. Предприятие отлично знают и люди, которые пользуются нашими изделиями, и федеральные ведомства, и  надзирающие структуры. С будущего года произойдет преобразование, которое касается не только нашего предприятия. Мы будем преобразованы в челябинский филиал ФГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие». Но на стабильности работы это не скажется. 

- Кто они, потребители вашей продукции?

- Мы работаем с инвалидами 1, 2 и 3 группы. Выпускаем протезы, ортезы, ортопедическую обувь. Номенклатура продукции широкая. Первичных пациентов  принимаем в срочном порядке и быстро протезируем. Иначе могут начаться необратимые процессы. Делаем лечебно-тренировочный протез, который выдается на год. Только потом делаем постоянный протез. Для первичного протезирования на предприятии есть стационар. Пациенту делают протез, учат им пользоваться, помогают психологически подготовиться к новой жизни. Такой порядок.

Кто и почему стоит в очереди

- Предприятие государственное. Кто обеспечивает его финансирование?

- До сих пор нас финансировали через Министерство социальных отношений Челябинской области и Фонд социального страхования (ФСС) – это для тех, кто получил травмы на производстве. С будущего года, как я понимаю, финансирование будет вестись у всех таких предприятий, как наше, только через ФСС.

- Но завод не напрямую получает деньги, а через аукционы?

- Да, мы действуем в рамках общих правил. Участвуем в аукционах, многие выигрываем. У нас есть преимущество – опыт работы за столько лет, квалифицированные специалисты, каких поискать. 

- Какой объем финансирования нужен, чтобы обеспечить необходимой продукцией всех нуждающихся в регионе  инвалидов?

- Около 300 миллионов рублей. Не уверен, что нас профинансируют в полном объеме. Сами знаете, какая непростая ситуация с бюджетом.

- Сколько инвалидов из Челябинской области стоят в очереди на получение протезов, ортопедической обуви и прочего?

- Около двух тысяч человек ждут изготовления протезов. Еще порядка пяти тысяч человек в ожидании ортопедической обуви.

- И давно люди ждут своей очереди?

- Некоторые с 2014 года. 

- Как-то можно ускорить процесс?

- Только увеличением финансирования. По-другому никак.

- Правильно понимаю, что общее количество инвалидов, с которыми работаете, больше, чем упомянутые семь тысяч человек?

- Конечно. У нас на учете более 30 тысяч инвалидов. Мы делаем для них протезы рук и ног (каждые два года заменяем), корсеты, бандажи и многие другие изделия. Ежегодно выдаем нуждающимся новые пары ортопедической обуви.

Обувь бывает типовая и сложная

- В прессе появились публикации, рассказывающие, что на челябинском протезно-ортопедическом предприятии проходят выемки документов, усилились проверки со стороны различных ведомств. С чем это связано?

- Нас каждый год проверяют различные ведомства, это нормально. Министерство социальных отношений, налоговики, прокуратура, даже антимонопольная служба. Но в последнее время действительно проверок больше. Дело в том, что появились публикации, в которых наше предприятие стали необоснованно критиковать. Появилось и  заключение экспертов ОНФ о якобы некачественной обуви, которую мы изготавливаем на деньги бюджета. Мне кажется, те, кто нас ругает, просто не разобрались в вопросе. Предприятие обвинили в банальной перепродаже. Мол, купили изделие за рубль, а продали за 10. Конечно, на самом деле все не так. Мы предъявляем ортопедическую обувь по среднерыночной цене. И наша продукция всегда соответствует требованиям заключенного госконтракта. Это легко проверить. Почему-то никто из жалобщиков (их немного) не обратился ни к нам на предприятие, ни в министерство социальных отношений. Если бы инвалиды обратились с претензией к нам, мы бы сразу отреагировали и устранили недостатки. Если бы пришла жалоба в министерство, оттуда бы пришли к нам с проверкой. Однако жалобщики пошли другим путем и стали поднимать шум в прессе. Некоторые из них, как выяснилось, используют наши изделия с 2014 года. Два года у них, получается, не было никаких претензий, а тут вдруг они внезапно появились. Создается впечатление, что все эти жалобы были кем-то спровоцированы.

     Попробую объяснить про ортопедическую обувь. Можно взять полуфабрикат пары обуви (такие полуфабрикаты делают разные производители) и доработать непосредственно под запросы клиента. Но это так или иначе типовая обувь. А есть сложная ортопедическая обувь, которая изготавливается только в индивидуальном порядке в зависимости от заболевания. Когда у пациента "слоновость" ноги, когда есть  другое индивидуальное искривление, дефекты. В таких случаях обувь можно сшить только по слепку. Изготовление сложной ортопедической обуви – очень тонкий процесс, требующий высочайшего профессионализма. Себестоимость такой обуви – 22-23 тысячи рублей, но мы ее также предъявляем по среднерыночной цене – 10-12 тысяч рублей, то есть фактически себе в убыток. Грубо говоря, прибыль от поставок ортопедической обуви на подбор идет на компенсацию убытков по производству сложной обуви.

       Вопрос про цену изделий в данном случае вообще представляется несущественным. Хотя бы потому, что инвалидам ЛЮБАЯ пара ортопедической обуви обходится бесплатно. Платит государственному предприятию, выпускающему эти изделия, государство. Его же представители контролируют качество изделий, цены и прочие условия, которые необходимо соблюдать согласно госконтрактам. Понятно, что протезно-ортопедический завод, даже будучи предприятием государственным, все равно работает с прибылью. Но эта прибыль не идет в карман директору. Прибыль поступает в государственный карман, в бюджет.

- В Министерстве социальных отношений Челябинской области доводы общественников, которые Вас критикуют, отвергли.

- Нас всегда представители министерства проверяют, контролируют. Поэтому они отлично понимают, что весь этот шум в прессе создан на пустом месте. Порядок работы с инвалидами у нас такой. На изготовление каждой пары ортопедической обуви на нашем предприятии открывается заказ, куда заносятся все обмеры, особенности стопы и прочие сведения о человеке. После этого мы приглашаем инвалида на примерки. А по готовности обуви в его присутствии составляется акт передачи, в котором расписываются представители ФГУП, заказчика работ и сам получатель. Если обувь не подошла, ее должны отправить на доработку.

Протез для Кузнецовой

- Вы понимаете, кто стал инициатором скандала вокруг предприятия?

- Мне кажется, в нашем случае это Татьяна Алексеевна Кузнецова, руководитель общества инвалидов Центрального района. Между прочим, она более 20 лет обслуживается у нас, мы изготавливали для нее протезы ноги. Отношения вдруг испортились после того, как мы … выиграли в прошлом году аукцион в споре с частным предприятием из Москвы. Аукцион объявлен был министерством персонально по сложному протезу для Кузнецовой. Этот протез с серьезным программным обеспечением можно отнести к числу самых современных, поэтому весьма дорогих. Начальная цена того аукциона была 2, 8 миллиона рублей. Наше предприятие приняло участие в торгах и предложило цену ниже стартовой. Мы победили с ценой в 2, 2 миллиона рублей, сэкономили государству 600 тысяч рублей. Выполнили условия госконтракта, изготовили протез. Но летом Кузнецова пришла ко мне в кабинет и заявила, что ей бы больше понравилось, если бы на аукционе победили москвичи, хотя они предлагали цену выше.

- Она объяснила, почему ее бы устроили москвичи?

- Могу только догадываться. Качество наших изделий московским не уступает. Мы честно получили этот заказ и исполнили его. Но Татьяна Алексеевна именно после той истории стала обвинять наше предприятие в плохом качестве изделий. Насколько понимаю, именно она спровоцировала появление примерно 20 жалоб в наш адрес. Раньше на нашу ортопедическую обувь десятилетиями никто не жаловался, а я на предприятии директором работаю уже 30 лет. Обвинения Кузнецовой попали в прессу. На это обратил внимание губернатор, который попросил провести проверку. Я не против, пусть нас проверяют. Мы хорошо делаем свою работу. Я готов к любому вопросу.

- Уточните, какие именно изделия получает у вас на предприятии Кузнецова?

- Помимо протеза ноги, что мы для нее сделали, еще по две пары ортопедической обуви она у нас получает каждый год. Раньше, подчеркну, Татьяна Алексеевна, не жаловалась. Сейчас вот такая странная ситуация. Сложный протез, который мы сделали для Кузнецовой по результатам аукциона, она говорит, что не носит. Но протез сделан в соответствии со всеми параметрами с учетом индивидуальных особенностей пациента. Мне кажется,  целью скандала, который Кузнецова подняла, было не исправить ситуацию, а просто насолить мне лично. При этом под удар попал не столько я, сколько коллектив профессионалов предприятия, которые много лет честно выполняют свою работу.

  

Про импортные комплектующие и сроки годности изделий

- За изготовленные изделия вашему предприятию государство платит авансом или по факту выполнения?

- По факту. Прежде чем подписать соответствующие акты, представитель Минсоца, который много лет работал прикомандированным к нашему предприятию, очень въедливо все проверял. Если бы он не подписал тот или иной акт, нам пришлось бы  переделывать. В случае с протезом для Кузнецовой было все точно так же. Трехсторонний акт о выполненной работе подписало наше предприятие, подписал представитель Министерства социальных отношений. Сама Кузнецова тоже акт подписала.

- С кем-то еще из инвалидов у предприятия возникало подобное противостояние раньше?

- Нет, никогда.

- А бывало, что протезы челябинского производства не выдерживали сроки годности?

- Я знаю другие случаи, когда человек по 10 лет носит один и тот же наш протез, так как он удобен. Но мы по закону обязаны раз в два года делать человеку новый протез. Поэтому инвалиды эти новые протезы забирают и дома просто складируют.

- Приходилось слышать, что инвалиды предпочитают протезы импортного производства.

- У нас комплектующие для протезов французского, немецкого, английского производства. Наши изделия соответствуют мировым стандартам. Мы делаем хорошую, качественную продукцию, которая реально облегчает жизнь тысяч людей.

- Вы готовы это объяснить другим журналистам, общественникам?

- Конечно, я открыт к общению со всеми. Проблема в том, что некоторые журналисты пишут, не разобравшись в ситуации, гонятся за «жареными» фактами. А в результате просто дезинформируют читателей. Но я готов встречаться с журналистами, с теми же представителями общественности. Жаль, что никто из общественников, кто так рьяно взялся за раскручивание якобы скандальной темы, на наше предприятие так и не удосужился заглянуть. Чтобы увидеть все своими глазами. Но такая возможность у них есть и сейчас. Можем даже экскурсию по предприятию провести для желающих.

Герман Галкин

Фото Любови Гредюшко

Фотогалерея

944

Фотогалерея