Другой город
Челябинск
Вторник 27 июня, 2017 02:00 +14°
Новости в Челябинске
Новости дня
21.02.2017 12:05

СССР: каким он был на самом деле?

СССР: каким он был на самом деле? Челябинск во времена СССР. Центр города

В российском обществе не ослабевают дискуссии по поводу того, каким государством был Советский Союз, хорошо ли там жилось, и имел ли он перспективы на дальнейшее существование. Одни считают СССР вместилищем всего худшего: голода, товарного дефицита, полного подавления гражданских свобод. Другие тоскуют по нему, утверждая, что именно в СССР ярко светило солнце, и была уверенность в завтрашнем дне. Специально для Lentachel.ru историю СССР на примере отдельно взятой семьи прокомментировал специалист по этому историческому периоду - кандидат исторических наук, преподаватель Челябинского госуниверситета Александр Фокин.

Рейтинг: 3 5.0/5.0

Любовь Блиновских родилась в 1939-м году в большой семье, где было семеро детей, и каждый выбрал типичную по тем временам профессию. Все мальчики стали военными – там выдают форму, а у родителей не было средств одевать всех. Первый брат стал лётчиком. Второй и третий окончили автомобильное училище в Челябинске.

Что касается сестёр, старшая сначала осталась пионервожатой в школе, которую сама окончила, после поступила на вечернее отделение в пединститут в Ульяновске. В этой школе и работала до конца своей жизни — преподавала биологию и химию. Ещё одна сестра по образованию трикотажник (оканчивала Копейский трикотажный техникум), но потом сменила род деятельности на экономику. Самая младшая училась в финансово-экономическом институте, вышла замуж и уехала в Москву. До самой пенсии работала на заводе ЗИЛ начальником отдела по реализации продукции.

Любовь Васильевна была единственной из семи детей, кто стал продолжателем дела своего отца.

Хлеба не было ни грамма

- Я росла в большой семье. Семеро детей, двое родились ещё до войны — моя старшая сестра и я (1939 год рождения), а пять человек - уже в послевоенное время. Отец был в плену, считался без вести пропавшим. Пришёл домой только в 1946-м году.

В военное время жили очень плохо. Всем плохо было. Мы жили в деревне в Ульяновской области — маленький посёлок Висла. Хлеба у нас не было вообще никакого, ни грамма. Жили впроголодь до того времени, пока отец не вернулся. Он был портным по профессии, сразу же начал работать. Зимой брал ножную швейную машинку себе «на горб», ходил по деревням, обшивал — кому фуфайку, кому ватные брюки. Машинка до сих пор стоит у меня дома…

В 1947-м году родился мой первый послевоенный брат. И с этого времени мы стали жить получше, хотя бы хлеб могли покупать. Дети потихоньку подрастали. Мне было 14 лет, когда я закончила семь классов и поехала в Сызрань поступать в трикотажный техникум.

Александр Фокин: Одним из важнейших изменений послевоенного времени в СССР, которое при этом практически ускользает сейчас от внимания, становится исчезновение угрозы голода. Так, в 1930-е годы от голода умерло несколько миллионов советских граждан.  Уже в 1960-е массовую смерть от голода представить было сложно. Но при этом продовольственные проблемы были бичом советского общества. Если почитать письма крестьян, они часто жаловались, что хлеб растят, а сами в сельских магазинах белого хлеба не видели давно.

В Сызрань путём Ломоносова

- Поехала поступать, а обуви не было — в деревне мы всё время ходили босиком. Ехать в город босиком нельзя, пришлось обращаться к двоюродным сёстрам: пришла к тётке, она говорит «по асфальту в летнюю жару нельзя без обуви ходить» и дала мне туфли одной из своих дочерей. Набила туда немерено ваты, чтобы нога не ездила. В этих туфлях я и поехала.

Училась в техникуме четыре года на стипендии. Ни разу мне ни одной копейки из дома не присылали, стипендия была 140 рублей. Первые два года жила на частной квартире вместе с ещё тремя девочками. Каждая платила за жильё 60 рублей, на остальные деньги жили. Скромно, конечно, во всём себя ограничивая, но тем не менее. Мы были одного статуса, одних возможностей девочки, поэтому с каникул все привозили — то яички, то картошку. Всем делились друг с другом.

После окончания техникума поехала работать по направлению в Армению, в город Ленинакан (ныне Гюмри, второй по численности населения после столицы). В техникуме было распределение. Лучшие ученики выбирали по списку первые, а остальные брали, что осталось. Выбирали по всему Союзу: у кого-то тётка в Челябинске жила, так в Челябинск поехали, по разным причинам выбирали.

Я поехала в Армению потому, что ехали поездом через Саратов. А у меня там был односельчанин, учился в Саратовском военном училище. Вот только чтобы с ним встретиться на остановке, пока поезд стоит. Так и оказалась в Армении.

Александр Фокин: «Скромность» - весьма важное слово в советском лексиконе, которое, с одной стороны, должно было подчеркнуть незаинтересованность в материальных благах, отсутствие вещизма, а с другой стороны, маскировало огромный потребительский дефицит. Зачастую у значительной части советских людей был крайне ограниченный набор личных вещей, особенно это касалось деревни. Низкие зарплаты и, зачастую, архаичный образ жизни приводил к подобным ситуациям.

Главное – вовремя уехать

Полтора года в Армении жила, сложно было работать, армянский язык мы не знали. Я была бригадиром швейного конвейера. У меня в бригаде был механик, который ранее служил в России. Вот если мне надо было что-то, он выступал переводчиком. Рабочие ко мне очень хорошо относились, в гости приглашали. Но выйти никуда было невозможно молодым девушкам. Не проходило и минуты, как кто-нибудь «цеплялся».

Город располагается на границе с Турцией. Ребят постоянно отправляли на «заварухи» туда, так что общение было только с русскими солдатами. Мы жили в общежитии, и никто зайти к нам не мог, условия были строгими.

После отработки первого года мне и моей подружке дали путёвки в дом отдыха там же, в Армении. Из всего потока отдыхающих только мы были две девчонки, представляете? В то время ещё армяне ходили с закрытыми руками — это как пример жёстких требований нравственности. И вот мы приехали: после обеда на крышу домика с флигелем залезали (такие домики в Эстонии и Латвии распространены) и загорали там до черноты. Все удивлялись, куда мы пропадали. Только когда с Еревана приехал ансамбль, мы одному из парней открыли свою тайну, и он предложил нам показать природу и город. Очень интересная экскурсия была.

Как я в Челябинске оказалась? Ох… из Армении уехать нельзя. Надо было отработать три года как минимум. Поэтому я заключила фиктивный брак с парнем из Челябинска (он служил в Армении) и приехала сюда. Не хотела в Армении оставаться. Хорошо, что уехала — чуть позже там было сильнейшее землетрясение, от фабрики, на которой я работала, ничего не осталось. Все погибли, кто там был в момент землетрясения.

Александр Фокин: Вполне возможно, что в памяти автора сложились два разных события. В 1966 году случилось землетрясение в Ташкенте, которое фактически разрушило центральную часть города, а в 1988 году случилось землетрясение в Армении, в том числе и в городе Гюмри, его жертвами стало около 25 человек.

Несмотря на декларации о братстве народов и интернационализме, национальный вопрос в СССР не был решен. Особенно в республиках Кавказа и Средней Азии сохранялись многие пережитки прошлого. Например, мне в архивах попадались данные о том, что в результате насильственной выдачи замуж девушек и тяжелых условиях для них  многие предпочитали покончить жизнь самоубийством.

Становление «Уралочки»

В Челябинске я работала в артели «Трикотажник». После ликвидации артели произошло преобразование в трикотажную фабрику, она располагалась на Кожзаводской улице. То есть все маленькие мастерские по ремонту и пошиву изделий объединили в одну фабрику и «поселили» в новом здании на Кожзаводской. Проработала я здесь до 1965-го года начальником цеха.

После рождения дочери ушла с фабрики. Там был конфликт: поймали несколько вязальщиц на воровстве. А я только вышла с декрета и подписала, не глядя, один отчёт. А именно там и было списано много сырья на модели, которые практически не выпускались. Ушла в службу быта, и до 1977-го года работала там. На улице Артиллерийской был комплекс бытовых услуг: бытовая техника, обувное производство и трикотажники. Готовили мы трикотажные изделия, было много цехов по городу: ателье в Металлургическом районе (на шоссе Металлургов), на КБСе, в Ленинском районе — все они входили в состав объединения, которое после стало областным, называлось «Уралочка». Цеха были в Магнитогорске, Кыштыме, Златоусте, Троицке и других. В больших городах были фабрики, в маленьких — ателье.

В Челябинске нашла мужа, с ним прожила 54 года (с 1962-го года). Он приехал с Курганской области после седьмого класса, как и я. Начал учиться в Челябинске в ремесленном училище, потом армия была. Затем пришёл на завод и поступил на вечернее отделение в Металлургический техникум. Он был мастером по электрооборудованию в прокатном стане. По этой специальности его и отправили в трёхгодичную командировку в Алжир. Я, конечно, поехала вместе с ним.

Александр Фокин: Именно в этот период происходит резкий перекос в сторону военно-промышленного комплекса, который, в свою очередь, привёл к нехватке потребительских товаров. Но одновременно с этим, безусловно, развивались и другие сферы: например, в сталинский период не было массового жилищного строительства, а позже уже активно строились хрущевки и брежневки, также развивалась текстильная и лёгкая промышленность, переработка пищевых продуктов. Хотя объёмы всё же явно были недостаточно для обеспечения нужд населения. Челябинск в то время был одним из крупных производственных центров, которые рождали востребованных специалистов.

Куба Либре, Алжир Либре

В Алжире на металлургическом заводе открывался именно такой стан, на котором мой муж работал. Пригласили разных специалистов, строителей и технологов в том числе. Все обучали местных, готовили  людей, которые будут обслуживать этот стан.

Мой муж так быстро освоил арабский язык, что смог говорить с работниками без переводчика. Они его прекрасно понимали. А ещё мы же молодыми были, и муж так быстро ходил по цеху, по его огромным площадям, что его работники говорил «Комараде, ты так быстро бегаешь, мы за тобой не поспеваем».

Три года мы там прожили. Потом моя дочка, которая там оканчивала уже седьмой класс в русской школе при посольстве (со всего Алжира привозили в эту школу на автобусе, которые мы звали «Кукараче»), нуждалась в продолжении образования. Мы уехали, а муж остался ещё на год. Вообще это было не принято, необходимо было присутствовать в чужой стране только с семьёй. Немного боялись русских мужиков. А в Алжире такие строгие порядки, даже общаться можно было только с русскими. У нас был свой красный уголок, свой детский сад, небольшой городок с новыми домами, куда нас вселили, арабов там не было. Я там не работала, растила вторую дочь, которая в Алжире пошла в первый класс в ту же школу, где старшая 7-й заканчивала.

Вернулись в Челябинск, и я начала работать в технико-экономическом бюро на Свердловском проспекте. Мы разрабатывали всякие новшества для внедрения в трикотажное производство. Работала до тех пор, пока мужа не направили на Кубу. По той же причине, что и в Алжир. Сначала на год он поехал туда один, потом мы с младшей дочерью приехали, и ещё год там прожили. Там она школу закончила, надо было поступать — вернулись снова в Челябинск, работать стала в том же объединении, где закончила свою трудовую деятельность.

Александр Фокин: После Второй мировой войны началось новое мировое противостояние, получившее название «холодная война».  СССР считали  сверхдержавой. Одновременно с этим происходил процесс распада колониальных империй. Страны Африки и Азии получали независимость и должны были выбирать между поддержкой СССР и США. Поэтому Советский Союз активно оказывал им военную и экономическую помощь. Данная мера вызывает споры. Эта помощь помогала укрепить СССР внешнеполитические связи, но при этом население страны часто жило в не самых лучших условиях. Деньги можно было не тратить на заморские страны, найти им лучшее применение внутри СССР.

Еще стоит отметить, что заграничная командировка, конечно, была очень желанной, даже если она была не в капиталистические страны. Ведь оплата обычно проводилась в валюте, потом на заработанные деньги можно было приобрести дефицитные импортные товары.

Хорошо в стране советской жить

Из всех недостатков СССР самый большой – дефицит: мало было в продаже одежды, обуви, мебели и других необходимых товаров. Цены на продукты были небольшие, но их доступность была невысокой. Дефицит – да, был. Например, собралась ехать по путевке в ГДР, а чемодана нет, и купить невозможно в магазине. Пришлось через подругу доставать. Все всё доставали через друг друга.

И все могли учиться! Из нашей семьи в семь человек только двое со среднетехническим образованием, остальные – с высшим. А вот родители оба неграмотные были. Мать ни писать, ни читать не умела. Отец учился в церковно-приходской школе, потом в армии служил, мог хоть письмо прочитать.

Садики и ясли в изобилии были в СССР. Я двоих родила. Рожала, через полгода на работу выходила – было куда отдать. Жить вообще легче было, проще, чем сейчас. Продукты дешево стоили – творог, сметана, яйца, сахар. А ещё в наше время мы ни одного фильма не пропускали, а уж книг навыписывали… два шкафа. И всё это доступно было.

По городам разным ездить можно было свободно: я в Черновцах (Украина) училась, практику в Киеве проходила, на фабрике Розы Люксембург. К нам там очень хорошо относились. Мы жили на частной квартире. Хозяйка нас всегда чем-то вкусным угощала. А по воскресеньям водила нас в храм, они в Киеве очень красивые.

Я всегда искренне верила в светлое будущее, никакой пропаганды не замечала. Была какая-то уверенность в жизни, надёжность. А сейчас каждый день новые поборы, устали уже от них: за мусорные контейнеры, за придворовую территорию, за общую энергию и воду.

Александр Фокин: Если говорить о периоде 1960-1970-х гг. то уверенность людей в завтрашнем дне — главная заслуга советского режима. Человек мог довольно уверенно распланировать свою жизнь на десятилетия вперед. При этом жизнь, конечно, по нынешним меркам, могла выглядеть достаточно непритязательно, но и потребительские идеалы тогда были совсем другие. Думаю, тут сказывается и некая временная дистанция, и проблемы современности. Если обратиться к жалобам и письмам советского времени, мы увидим, что советские граждане видели массу недостатков, прежде всего, в обыденных и повседневных вещах. Это и нехватка магазинов, и плохие продукты, и неразвитость транспорта. Этот список можно продолжать очень долго.

Ева Полякова

P.S.Если вас заинтересовала эта история, или вы с чем-то не согласны, просим вас делиться своим мнением в комментариях. О своих воспоминаниях этого периода можно рассказать и в социальных сетях под ссылкой на эту статью.

  • Вокзал в Челябинске. Времена СССР
  • Концертный зал в Челябинске. Времена СССР
  • Кинотеатр УРАЛ в Челябинске. Времена СССР
2055

Фотогалерея