Как в Челябинске возбуждаются «экономические» уголовные дела и проводят обыски без санкции суда

Полицейская акция выглядела устрашающе. Наверное, так обычно ловят наркобаронов или террористов. 30 полицейских провели обыски одновременно по восьми адресам в Челябинске. Причем, обыски проводились в 7 часов утра. Подобные масштабные и хорошо скоординированные действия полиции обычно случаются крайне редко. Происходящее должно объясняться особыми обстоятельствами. Что же за обстоятельства имели место в нашем случае?

Что случилось?

В конце января в УМВД по Челябинску были возбуждены уголовные дела по факту мошенничества (часть 4 статьи 159 УК РФ), совершенного, по версии следствия, руководством ООО «Уральский ювелирный оптовый центр». Эту организацию в Челябинске традиционно связывали с именем Олега Иванова, известного бизнесмена, который занимался параллельно общепитом и ювелирной отраслью. Ранее «Уральский оптовый центр» возглавлял Владимир Мешалкин. Год назад он уволился. И лишь теперь в его адрес возникли отдельные претензии. По статье 201 УК РФ он подозревается в превышении полномочий, что повлекло ущерб. Только вот, странное дело, после предъявления обвинения следователь Александр Пеннер категорически не хочет общаться с подследственным. Можно сказать, избегает общения с ним. Во всяком случае. как рассказал Lentachel.ru Мешалкин, он никак не может увидеться со следователем, чтобы предоставить ему информацию по работе «Уральского ювелирного оптового центра» во всей полноте. Ходатайство о проведении допроса было подано более двух недель назад. Однако от следователя до сих- пор никакой реакции. А сказать, похоже, есть о чем. Дело в том, что к сегодняшнему дню вышеуказанная организация накопила многомиллионные долги перед поставщиками. То есть в период, когда Мешалкин уже не работал. Однако вышеупомянутые обыски проводились только у бывшего директора и бывших сотрудников. А вдобавок еще и у одного из кредиторов! Интересно, правда?

В самом деле, если бывших сотрудников еще хоть как-то можно подозревать в неблаговидных делах (правда, почему сейчас, а не год назад, когда они увольнялись?), то кредитор-то при чем? Кредитору «Уральский ювелирный оптовый центр» денег должен. И это подтверждено решением суда. Тут, скорее, у кредитора претензии могут быть в адрес указанной организации. Мы побеседовали с этим кредитором. Иван Ларин – владелец краснодарского поставщика ювелирных изделий - ООО «Проба Плюс». Обыск был проведен в офисе челябинской компании Ларина «Центр юридических услуг и финансово-экономической безопасности». Изъяли сервер, два ноутбука, документы, касающиеся отношений между «Проба плюс» и «Уральским оптовым ювелирным центром». Зачем-то изъяли даже стандартную программу «Консультант Плюс». Работа предприятия парализована. Кстати, заместителем прокурора Челябинска жалоба Ларина уже частично удовлетворена. Жалоба касалась незаконных действий следователя.

Отдельный вопрос вызывает тот факт, что уголовные дела были возбуждены фактически без доследственной проверки. Опросы бывших руководителей и бывших сотрудников не производились вообще. Были опрошены только родственники Олега Иванова и те, кто финансово от него зависит. А когда из суда следователю поступил недавно запрос, на каком, собственно, основании было возбуждено уголовное дело, Пеннер в положенный срок …просто ничего не ответил суду, сославшись на то, что вышлет документы почтой!

Справка про "Уральский ювелирный оптовый центр"

Эту организацию одно время справедливо относили к лидерам уральского рынка ювелирной торговли. Как рассказал Lentachel.ru Владимир Мешалкин, «только в Екатеринбурге мы имели шесть магазинов, плюс торговые точки по всем другим крупным городам Урала. Однако весной прошлого года всё кончилось. Был уволен я, а за мною в течение полутора месяцев еще 50-60 сотрудников.». Проведенные обыски Мешалкин называет «акцией устрашения».

Кто пострадал?

Обыски проводились в том числе на квартирах пожилых родителей бывших сотрудников указанного предприятия. При этом в одном из постановлений о проведении обыска в квартире, где проживает, например, Наталья Рябикова (свидетель по одному из уголовных дел) было написано нечто невообразимое. Рябикову почему-то следователь Пеннер назвал в постановлении о проведении обыска …подозреваемой! Мало того, написал, что по месту ее жительства могут находиться «имущество, добытое преступным путем, предметы и документы, имеющие значение по уголовному делу», а также… «наркотические средства, психотропные вещества». О каких наркотиках ведет речь следователь Пеннер, если дело возбуждено по статье о мошенничестве? Или те, кто приказал Пеннеру организовать все это маски-шоу в 7 часов утра, просто решили не церемониться? Наверное, потому что Рябикова «может быть причастна к целому ряду преступлений, совершенных на территории Челябинска»? Но чтобы такое написать в официальном документе, должен быть вагон оснований. Опять же, подчеркнем, обыск проводили у свидетеля по делу о мошенничестве. Как же свидетель по такому делу может быть одновременно подозреваемым еще по букету неназванных уголовных дел? Темнит чего-то следователь.

Но признается в том же постановлении о проведении обыска, что «поскольку в настоящий момент получить разрешение суда не представляется возможным, так как на получение судебного решения для проведения обыска потребовалось бы дополнительное время, однако промедление с обыском может привести к уничтожению вещественных доказательств, а у органов предварительного следствия есть основания полагать, что по месту проживания Рябиковой Н.А….могут находиться предметы, представляющие значение для уголовного дела», то постановил «произвести обыск». Короче говоря, без санкции суда проводились обыски по постановлению следователя Пеннера. Но, как известно, много лет уже в России обыск проводится только с санкции суда. Исключений обычно бывает немного. Когда дело касается уголовного преследования террористов, например.

Итак, подведем итог: майор юстиции из УМВД по Челябинску постановил провести обыски в 7 часов утра по 8-ми адресам. Причем, по некоторым без санкции суда. В обысках участвовало одновременно около 30 сотрудников полиции. Самое интересное, что столь масштабная операция, похоже, результатов не принесла. Ничего уличающего не нашли. Зато все подвергшиеся обыскам дали показания, опровергающие версию следствия о мошенничестве и превышении полномочий.


Кому выгодно?

С учетом того, что следователь проигнорировал запрос суда (чем это ему аукнется, скоро узнаем), тем более хочется выяснить, на каком законном основании были возбуждены данные уголовные дела. Нет ли здесь чьей-то прямой материальной заинтересованности? Почему прокуратура так легко согласовала возбуждение дела и обыски? И чем все-таки следователь обосновал проведение обысков без санкции суда? В ходе которых, напомним, собирался искать в том числе наркотики. На всякий случай версия? Если ничего найти не удастся по главной теме?

Почему случилось?

Год назад, когда Мешалкин и другие сотрудники увольнялись, никто претензий им не предъявлял. Что же, спрашивается, случилось за этот год, что претензии вдруг возникли? Наша редакция располагает данными из арбитражных судов о том, что «Уральский ювелирный оптовый центр» крупно задолжал поставщикам. Тот же Ларин рассказал, что его компании «Проба Плюс» указанная организация должна более 45 млн рублей. И это только за реализованный товар. Плюс долг в 6 млн - за отгруженный товар. Отгруженный, заметим, еще по договору 2014 года. Впрочем, это тема следующего материала.

Редакция Lentachel.ru будет внимательно следить за этой захватывающей историей. И незамедлительно информировать своих читателей о новых поворотах сюжета.

Отдел расследований

Просим считать данную публикацию официальным запросом СМИ руководителям ГУ МВД Челябинской области, прокурору Челябинской области, в Управление Генеральной прокуратуры РФ в Уральском федеральном округе.

Подпишись на нас в Google News
Поделиться
Отправить
Отправить
01 марта 2017

Новости партнеров

Лента новостей
Читать все

Нашли опечатку?