Другой город
Челябинск
Четверг 19 октября, 2017 07:01 +1°
Новости в Челябинске
29.06.2017 11:19

Челябинский Роскомнадзор превышает полномочия?

Челябинский Роскомнадзор превышает полномочия?

Вчера в челябинском региональном управлении Роскомнадзора собрались представители средств массовой информации, чтобы понять, как и на каком основании Роскомнадзор будет дальше карать журналистов. Называлось мероприятие - рабочая встреча для представителей средств массовой информации Уральского федерального округа в режиме видеоконференции на тему "Злоупотребление свободой массовой информации".

Рейтинг: 2 5.0/5.0

Изменения в законодательстве, которые вводятся с 1 июля, предельно усложняют работу СМИ. Фактически теперь будет закрыта сама возможность журналистских расследований, без которых журналистики вообще-то не бывает. Со второго полугодия вступает в силу закон, ужесточающий ответственность за несогласованное разглашение персональных данных граждан. Если журналисты допустили «утечку» персональных данных, это будет расцениваться как злоупотребление свободой СМИ. В таком случае редакция рискует получить предупреждение Роскомнадзора. Два предупреждения за год – повод для обращения в суд с иском о прекращении деятельности издания.

Теперь журналисты имеют право брать из открытых источников только ограниченную информацию. Допускается упоминание имени и фамилии (без отчества) героя материала, а также его должность или место работы. Но вот описание, где и как он живет, с кем общается, будет считаться нарушением закона, даже если человек сам опубликовал эту информацию в социальных сетях. Можно поступить наоборот: максимально подробно рассказать о жизни человека, но изменить имя или «зашифровать» его инициалами. Главным критерием является объем опубликованных сведений о человеке. Если информация не способствует идентификации личности, ее можно свободно размещать в СМИ.

В любом другом случае автор материала должен взять согласие того, чьи персональные данные он собирается опубликовать. Причем, в некоторых ситуациях согласие должно быть дано в письменной форме – эти случаи перечислены в статьях 8, 10, 11, 12 и 16 федерального закона «О персональных данных». Разглашение сведений, касающихся расовой, национальной принадлежности, политических взглядов, религиозных или философских убеждений, состояния здоровья, интимной жизни возможно только с разрешения человека. Аналогичная ситуация с фото и видеоматериалами. Если на них можно опознать человека, это считается распространением биометрических данных и требует согласия субъекта. Исключением является только публикация фотографий во время розыскных и следственных действий. Для СМИ есть один выход – публиковать фотографии без подписей или давать минимальную информацию под ними. 

Особенно занятно про политические взгляды. Как теперь описывать, скажем, политические дебаты? Брать обязательно согласие у обеих сторон в письменной форме? На то, чтобы представить такого-то человека как представителя той или иной партии. Представляю себе эту очередь журналистов к нашим политическим героям. 

Редакция Lentachel.ru  задала вопрос представительнице Уральского управления Роскомнадзора. Вопрос касался одной из прежних наших публикаций, в которой челябинское управление Роскомнадзора усмотрело нарушения. И потребовало убрать подробности происшествия. На сайте службы спасения рассказывалось, что мужчина бросился с моста в реку. И прямо говорилось про попытку суицида. В публикации на Lentachel.ru  не использовались слова "суицид", "самоубийство" - тем не менее Роскомнадзор решил, что детали происшествия указывают именно на попытку самоубийства. И потребовал скорректировать заметку или же вовсе удалить с сайта. Мы пошли первым путем. И внесли такую корректировку: "Новость временно отключена в связи с жалобой от Роскомнадзора в адрес сайта lentachel.ru. В новости была информация от пресс-службы областной поисково-спасательной службы о том, что мужчина что-то сделал, о чем нельзя говорить на нашем сайте, но можно говорить на сайте областной поисково-спасательной службы.". Я описал вчера весь этот абсурд представительнице уральского управления Роскомнадзора в присутствии всех участников видеоконференции. В ответ услышал, что достаточно было внести слово "предположительно" рядом со словом "самоубийство". И вопрос был бы снят. Я пояснил, что у нас в заметке в принципе не было слова "самоубийство". Стало быть, и сглаживать словом "предположительно" было нечего. Уральская роскомнадзорша замялась. Потом сослалась на то, что не видит контекст.

Какие можно сделать из услышанного выводы? Что челябинский Роскомнадзор превышает свои полномочия? Очень может быть. Но что еще больше пугает - в системе Роскомнадзора, похоже, просто нет четких критериев оценки для обнаружения нарушений. На вчерашней встрече журналисты просили представителей ведомства выдать письменные инструкции, что все-таки будет запрещено с 1 июля. Однако таковых не дождались. Как пояснила представительница уральского управления Роскомнадзора, каждый случая индивидуален. Поэтому и решать Роскомнадзор будет индивидуально с каждым. Ничего хорошего для СМИ такой подход не сулит.

Увы, фактически в России сейчас уничтожается журналистика на корню. При таких ограничениях, да еще и весьма расплывчатых критериях оценки нарушений прессе работать будет чрезвычайно трудно, если вообще возможно. Надо будет, видимо, уточнить имена тех, принимал данный безумный закон. И конечно, тех, кто с таким держимордовским усердием его исполнял. Когда придет время закон отменять (правда, не факт, что все нынешние СМИ к тому времени выживут), можно будет вспомнить "героев" поименно. И воздать им по заслугам. Разумеется, в соответствии с нормами закона!

А пока констатируем факт - расследовательская журналистика в России усилиями Госдумы, Роскомнадзора и прочих любителей цензуры будет тотально уничтожаться.  Видимо, она сможет выжить только в блогосфере, неподконтрольной Кремлю. Прежде всего, на youtube. 

В Роскомнадзоре приводят пример, когда публикация о доходах госслужащего была определена как нарушение закона. Журналист взял сведения из официальной декларации чиновника, где также был указан доход его супруги. В тексте журналист дописал должность жены служащего и прочую информацию. От властной семьи последовала жалоба. Комментарии излишни.

Претензии могут, оказывается, возникнуть даже к публикациям, где дается справка о карьерной истории чиновника – где учился и работал. В таком случае журналисту, представьте себе, также необходимо брать согласие у «субъекта персональных данных».

"Роскомсвобода" еще в 2015 году выпустила публикацию "«Метод» Роскомнадзора: превращение закона в беспредел". Именно так все, похоже, и происходит.

1609
Популярное
Лента новостей