Великая дата в истории России, которую попытались забыть. Разгром турецкого флота в Чесменской бухте
-14°
Сообщить новость
07.07.2018 22:04

Великая дата в истории России, которую попытались забыть. Разгром турецкого флота в Чесменской бухте

Сегодня День воинской славы России - годовщина грандиозной победы русских эскадр над турецким флотом в Чесменской бухте Эгейского моря в 1770 году.

Рейтинг:
Рубрика: Общество
Великая дата в истории России, которую попытались забыть. Разгром турецкого флота в Чесменской бухте

Какое это имеет отношение к Южному Уралу, спросите вы? Имеет. Об этом я попросил рассказать известного уральского краеведа Анатолия Шалагина.

- В новейшей истории России это великое событие многие годы старались не вспоминать - во всяком случае в перечень Дней воинской славы день этот не включался, - говорит Анатолий Владимирович, - Как потом выяснилось, делалось это неслучайно - находились деятели, кто на полном серьезе заявляли, что воспоминания о Чесме могут испортить российско-турецкие отношения.

- Сегодня историческая справедливость восторжествовала?

- И в этом немалая заслуга жителей уральской Чесмы. Они могут по праву этим гордиться. Жаль, конечно, что областной минкульт никак не использует этот повод для создания фестивальной площадки. Морская тема не помешала бы степному краю…

В истории русско-турецких войн было много сражений. Но нет никаких сомнений, что именно Чесменская битва достойна быть выбитой золотыми буквами в летопись русских побед. Ибо сложно припомнить другого случая, когда турецкому флоту наносилось бы столь внушительное поражение со столь малыми потерями со стороны русского флота.
Итак, в 1768 году началась очередная война России с ее «закадычным» врагом – Оттоманской империей, которая ой как не хотела видеть у себя под боком мощного соседа, рвущегося к тому же в мировой океан. Как это нередко бывает, война разразилась по воле подстрекателей, ими были французские тайные агенты, уже давно обосновавшиеся в Константинополе. Именно они уговорили верховного правителя Оттоманской империи нанести удар России. Главные боевые действия поначалу велись на суше, маломощный русский флот, располагавшийся, главным образом, в Азовском море, сколько-нибудь существенного влияния на ход войны оказать не мог. И тогда в столице принимается беспрецедентное по тем временам решение: отправить в обход Европы несколько эскадр российского флота, базирующегося на Балтике.

- Наверное, даже по сегодняшним меркам такой маневр современных морских судов – сложное дело. А что уж говорить о парусных фрегатах, которым предстояло пройти тысячи морских миль по весьма сложному маршруту?
- Конечно. И в успех этой фантастической операции в окружении императрицы Екатерины II мало кто верил, считая все задуманное легкомысленной авантюрой, грозившей погубить почти весь Балтийский флот России. Но нужно отдать должное настойчивости братьев Орловых, которые смогли уговорить самодержицу рискнуть. Конечно, сами Орловы, даже при всей их находчивости и особом отношении к царствующей особе, самостоятельно не смогли бы организовать и, самое главное, осуществить, как говаривали тогда при дворе, «aventure».
Рискованную экспедицию за тридевять земель возглавил лично Алексей Орлов – младший брат фаворита императрицы Григория Григорьевича Орлова, который уже давненько нашептывал Екатерине идею освобождения греков и южных славянских народов от турецкого ига. Это, собственно, и было одной из целей русско-турецкой войны 1768-1774гг.

Трудности, с которыми пришлось столкнуться русским морякам во время долгого перехода, были немалыми. Непривычные к долгому пребыванию на море, моряки очень сильно болели, часть из них умерла. Но все же "aventure" состоялось: русский флот прибыл в Архипелаг!
К этому следует добавить, что весьма ревностно за перемещением русского флота следили турецкие союзники - Франция и Испания. Они даже помышляли потопить русские суда в районе Гибралтара. Но, и тут нужно отдать должное дипломатическому мастерству Екатерины и ее сановников, на сторону России неожиданно для многих встала Англия, давно уже враждовавшая с французами. Немного немало английский престол заявил, что если хоть одно российское судно будет потоплено французами и испанцами, то Англия вступит в войну на стороне России. А такого "тандема" боялись уже все.

Итак, после долгих скитаний русская флотилия вошла в Средиземное море и взяла курс на турецкий берег. К этому времени Алексей Григорьевич Орлов уже перебрался с берега на флагманский корабль и принял общее командование на себя. Поначалу его богатырский организм весьма трудно привыкал к морской качке, и большую часть времени граф проводил в своей каюте.
... Охота за турецким флотом продолжилась в Эгейском море. Орлов, уже попривыкнув к "болтанке", тем не менее, особо не вмешивался в повседневное руководство русской эскадрой, понимая, что лучше его с этим делом справятся Спиридов и Грейг. А сам он продолжал "дирижировать" подготовкой восстания на Балканах, ведя весьма интенсивную переписку со своими соратниками, ждавшими сигнала к началу боевых действий.
Погоня за турецким флотом длилась целый месяц. И вот, 24 июня (по старому стилю - прим авт.) в Хиосском проливе случился пролог будущей Чесменской виктории. Турецкая армада состояла из 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и 51 прочих судов. Русская эскадра была куда более скромной - 9 линейных судов, 3 фрегата и 18 вспомогательных судов. Однако, на стороне русских было единство и бесстрашие. Команды же турецких судов, хотя и были опытными, но состояли в основном из наемных матросов различных стран. Были среди них греки и славяне, которые особо воевать против русских не хотели. Как тут не вспомнить Орлова и его тайную дипломатию, направленную, между прочим, и на ослабление боевого духа матросов неприятельского флота.
В 11 часов граф Орлов отдал приказ о начале атаки. Бой был довольно скоротечным - в два часа по полудню турецкий флот второпях начал покидать поле сражения и укрылся в Чесменской бухте.
Самым трагичным для русской эскадры моментом боя в Хиосском проливе был взрыв передового корабля "Святой Евстафий", на котором развивался штандарт адмирала Спиридова. Адмирал и его команда проявили потрясающее мужество и выдержку, в буквальном смысле протаранив 80-пушечный флагманский корабль турецкого флота "Реал-Мустафа". Русские матросы и офицеры по мачтам и реям перебрались на неприятельское судно, которое к тому времени уже полыхало, и учинили настоящий сабельный бой с турками. А пока шел этот бой, горящая мачта "Реал-Мустафы" рухнула на палубу русского корабля. Буквально через несколько минут один за другим раздались два мощнейших взрыва: сначала на воздух взлетел "Евстафий", а за ним и "Мустафа".
Орлов, видевший все это, был потрясен. Зрелище завораживало своей ужасной красотой. Однако, главная причина потрясения графа состояла в другом - на борту "Святого Евстафия" помимо Спиридова находился и брат Орлова Федор. Когда все улеглось, и турецкий флот ушел под прикрытие своей береговой артиллерии, выяснилось, что среди немногих, чудом уцелевших после взрыва, оказались и Григорий Спиридов, и Федор Орлов.
На следующий день русские методично обстреливали турецкий флот с дальнего расстояния. На своем корабле Орлов провел совет, на котором решалось, как уничтожить раненого, но все еще очень опасного врага. Было решено турецкий флот сжечь. Для этого из вспомогательных судов были сооружены четыре брандера (специально обустроенные легкие суда, начиненные горючими материалами- прим.авт.).
Общее руководство операцией в Чесменской бухте было возложено на Самуила Карловича Грейга. Выбор Орлова был неслучаен. Адмирал Спиридов получил ранение при взрыве "Святого Евстафия", но, как и подобает настоящему воину, рвался в новый бой. Графу даже пришлось утихомиривать старого вояку, подыскивая нужные слова, чтобы успокоить адмирала. Операция по уничтожению неприятельского флота требовала несколько иных подходов, чем бой в открытом море. Найти эти подходы мог только молодой и энергичный Грейг.
Итак, четыре русских брандера должны были подойти к турецким кораблям вплотную, намертво сцепившись с ними крючьями. Потом экипажам брандеров следовало поджечь свои суда и успеть при этом вовремя унести ноги. В противном случае русских моряков ждала неминуемая гибель.
Первый брандер под командованием капитана Гагарина был расстрелян турками на подходе к турецкой эскадре. Та же участь постигла и второй брандер, возглавляемый капитаном Дагдейлом. Более удачным, но малоэффективным, был маневр брандера под командованием капитана Маккензи. Его суденышко угодило в уже полыхающий турецкий корабль, подожженный палубной артиллерией русской эскадры.
Самым успешным, определившим успех всей операции, стал маневр четвертого брандера, которым командовал лейтенант Дмитрий Ильин. Русское судно незаметно подкралось к 84-пушечныму турецкому фрегату, и вцепилось в него своими крючьями. Лейтенант Ильин отдал команду экипажу срочно пересесть в шлюпки и поджег брандер, который вспыхнул как спичка...
В своем дневнике Самуил Грейг чуть позже запишет: "«Пожар турецкого флота сделался общим к трем часам утра. Легче вообразить, чем описать, ужас, остолбенение и замешательство, овладевшие неприятелем. Турки прекратили всякое сопротивление, даже на тех судах, которые еще не загорелись; большая часть гребных судов или затонули или опрокинулись от множества людей, бросавшихся в них. Целые команды в страхе и отчаянии кидались в воду; поверхность бухты была покрыта бесчисленным множеством несчастных, спасавшихся и топивших один другого. Страх турок был до того велик, что они не только оставляли суда, еще не загоревшиеся, и прибрежные батареи, но даже бежали из замка и города Чесьмы, оставленных уже гарнизоном и жителями».
Потери турецкого флота были ужасны - около 11 тысяч погибших. А те, кому посчастливилось доплыть до берега, в ужасе бежали прочь. Следом за ними в бегство устремились жители и гарнизон Чесмы. Все они бежали в Смирну, куда и принесли страшное известие о гибели всего турецкого флота.
- Анатолий Владимирович, то, что вы рассказываете мало кому из наших современников известно. К сожалению. А каковы были последствия Чесменской победы для России?

- Добавлю - и для ее международного престижа. Они были уникальными. Весь мир теперь воспринимал нашу страну как морскую державу, способную мощью своего военного флота решать геополитические вопросы.
Воодушевленный оглушительной победой Орлов испрашивал разрешения императрицы о походе русского флота на Константинополь - столицу Оттоманской империи. Для успешной реализации этого грандиозного плана были все предпосылки, но...
Историки прошлого, да и современные тоже, не могут найти ответа, почему же русский флот не пошел к вечному городу с его христианскими святынями, колыбели великой Византии, чьей духовной преемницей считалась Россия?
Одной из версий, проливающих свет на дальнейший ход событий, явилось предположение о заговоре масонов, не желавших допустить православных воинов к бывшей византийской столице. По их разумению, если бы это произошло, то влияние православия существенно бы подорвало позиции католицизма в Европе. Так ли это было на самом деле, сегодня уже не скажет никто. Однако, следует вспомнить, что в последующую за Чесменской победой блокаду русскими Дарданелл контр-адмирал Джон Эльфинстон неожиданно для Спиридова и Орлова отвел свои суда от линии блокады и пропустил турецкие транспортные суда с многотысячным десантом в Эгейское море. За этот поступок, граничащий с предательством, Эльфинстон был разжалован со службы. А позже выяснилось, что он состоял в тайной масонской ложе.


Победа под Чесмой обеспечила господство русского флота в восточном Средиземноморье. Она же способствовала заключению в дальнейшем выгодного для России Кючук-Кайнарджийского мирного договора .Согласно этому договору Крымское ханство получило независимость ( в следующую войну Крым станет частью России), Россия оставляла за собой отвоеванные Керчь, Ени-Кале, Азов и Кинбурн, закреплялось право Российской империи на защиту и покровительство христиан в дунайских княжествах и прежде всего в Молдавии.
Пожалуй, самым важным итогом Чесменской виктории стало право России на создание своего полноценного Черноморского флота и беспрепятственный проход русских военных и торговых кораблей через проливы Босфор и Дарданеллы.
Именно после Чесмы влияние России на Балканах начало стремительно расти, и это, в конечном итоге, привело к обретению независимости многими народами южной Европы.

В ознаменование величайшей в истории России морской победы по указанию Екатерины в большом Петергофском дворце был создан мемориальный Чесменский зал, который украшали картины со сценами сражения. В 1775 году в Гатчине был возведен Чесменский обелиск. А в 1778 году в Царском селе вознеслась знаменитая Чесменская колонна, чья мини-копия сегодня украшает наш районный центр.
Кроме этого в столице были построены Чесменский дворец и Чесменская церковь святого Иоанна Предтечи. В память о Чесменской победе по специальному указу императрицы были отлиты золотые и серебряные медали. В этом указе говорилось: «Медаль эту жалуем мы всем находившимся на оном флоте во время сего Чесменского счастливого происшествия как морским, так и сухопутным нижним чинам и позволяем, чтобы они в память носили их на голубой ленте в петлице».
К слову замечу, медаль за участие в Чесменском сражении стала первым отличительным знаком в наградной системе России, когда награда носилась на груди. До этого все награды представляли собой крупные по размеру монеты, выполненные, впрочем, из драгметаллов.
А потом указом внука уже покойной императрицы Николаем I одной из казачьих станиц, строящихся на Новой линии в южноуральской степи будет дано название "Чесменская".
Словом, память о великой победе в Чесменской бухте была увековечена и поддерживалась правящей династией Романовых вплоть до 1917 года. День 26 июня ( 7 июля по новому стилю) в течении почти полутора веков был официальным государственным праздником.

Популярное
Лента новостей

Нашли опечатку?